М. Александров: Цель западной политики - изоляция Тегерана и блокирование его возможностей в регионе

Версия для печати

Эпоха противостояния Ирана и мирового сообщества завершается. В ночь на среду, 1 апреля, в швейцарской Лозанне, Тегеран и шестерка мировых держав (США, Россия, Франция, Великобритания, Китай и Германия), по предварительной информации, достигли политического соглашения по иранской ядерной программе.

Как заявил глава МИД РФ Сергей Лавров, договоренности предусматривают «всеобъемлющий подход» к урегулированию иранской ядерной проблемы, в том числе «развернутые положения о снятии санкций».

Иран, возможно, примерно на две трети сократит число центрифуг, используемых для обогащения урана, а также разрешит вывезти из страны большую часть ядерных материалов, а также «законсервировать» центрифуги.

По данным The Wall Street Journal, США и их европейские партнеры убеждают Россию одобрить механизм, который позволит быстро возобновить санкции СБ ООН, если Тегеран будет уличен в нарушениях ядерного соглашения. Кроме того, на Западе предполагают, что санкции с Ирана будут сниматься поэтапно, а ограничения на поставки в страну материалов, имеющих отношение к ядерной сфере, сохранятся в течение многих лет.

В любом случае, все это означает, что в ближайшие месяцы Иран начнет возвращение в мировую политику и экономику. России этот процесс дает новые возможности, однако чреват и новыми рисками.

С одной стороны, в новых условиях Россия сможет приступить к реализации в Иране крупных инфраструктурных проектов и активизировать торговлю оружием, ранее подпадавшим под санкции. Кроме того, избавление Тегерана от статуса международного изгоя даст ему больше возможностей в решении проблем безопасности в Афганистане, где Россия и Иран имеют схожие интересы.

С другой стороны, в ближайшие годы Иран станет новым центром экономической мощи на Ближнем Востоке, и бурный иранский рост будет достигаться, прежде всего, за счет нефти и газа. России это не очень выгодно. Да и конкуренция за иранский рынок теперь резко возрастет, и, не исключено, что РФ потеснят западные компании.

Что меняет разблокирование Ирана, и как оно отразится на России?

– На переговорах «шестерки» с Ираном достигнуты только общие договоренности, тогда как в подобного рода соглашениях важнейшую роль играют детали, – считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. – А как раз по деталям договоренностей нет: когда именно будут снимать санкции, будет ли предусмотрен механизм их автоматического возобновления, что делать с односторонними санкциями отдельных стран Запада, которые не прописаны в санкциях Совета Безопасности ООН, сможет ли Запад вводить новые санкции независимо от Совбеза?

Как видите, в плане детализации соглашения имеется огромное количество подводных камней. По словам Сергея Лаврова, детализированный вариант появится только к 31 июня 2015 года. Но далеко не факт, что документ «утрясут» к этому сроку.

Иран не поддается на голословные обещания Запада – он требует твердых гарантий и конкретных шагов. Например, Тегеран может сказать: предварительное соглашение достигнуто – теперь Совбез ООН должен отменить санкции. И только после этого Иран готов договариваться по деталям – соглашаться на них или нет. А Запад, наоборот, может требовать, чтобы вначале Иран договорился по деталям – и лишь потом будут отменены санкции, и то через какое-то время. И что санкции могут быть автоматически возобновлены в любой момент, если Тегеран чего-то не сделает.

Все это говорит о том, что в реальности достигнуть компромисса будет очень непросто.

– Как иранская ситуация влияет на Россию?

– Я считаю, Россия изначально заняла неправильную позицию – фактически поддержала давление Запада на Иран. Это было ошибкой, следовало бы совместно с Китаем устраниться от этого процесса. Но мы антииранские санкции поддержали, и получилось, что Россия – на подхвате у западной политики. Между тем, цель этой политики – вовсе не ограничение ядерной программы Ирана, а изоляция Тегерана и блокирование его возможностей в регионе. Эта политика вписывается в концепцию «тройного сдерживания», которую Запад проводит в отношении России, Ирана и Китая.

По сути, мы помогали блокировать Иран в расчете на то, что нас Запад оставит в покое. Но этот расчет оказался неверным…

Автор: Алексей Полунин, Источник: “Свободная пресса”

01.04.2015
  • Экспертное мнение
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Россия
  • Европа
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка