Академия ПВО: Нельзя готовить специалистов, не зная, чем живут войска

Версия для печати

Генерал Ерёмин рассказал, что одна из задач конкурса «Мастер противовоздушного боя» – поддержание неразрывной связи с войсками

Игорь  Коротченко: Здравствуйте, друзья! Это программа «Генштаб», в студии Игорь Коротченко. С удовольствием представляю нашего сегодняшнего гостя – в студии начальник Военной академии войсковой противовоздушной обороны Вооружённых сил Российской Федерации имени Маршала Советского Союза Василевского, генерал-майор Глеб Владимирович Ерёмин. Глеб Владимирович, здравствуйте.

Глеб  Ерёмин: Здравствуйте.

Игорь  Коротченко: Расскажите, пожалуйста, об академии, которую Вы возглавляете, какие задачи возложены на неё сегодня?

Глеб  Ерёмин: Основная задача – это подготовка высококвалифицированных специалистов для войск противовоздушной обороны сухопутных войск, воздушно-десантных войск и береговых войск флотов. Деятельность образовательная и научная осуществляется в строгом соответствии с требованием закона «Об образовании» Российской Федерации, что составляет базовую часть образования и приказал министра обороны в свете реализации этого закона №670, в конце прошлого года он был издан.

Помимо базовой части образовательной деятельности существует вариативная часть – это та часть, которая направлена на изучение общевоинских и специальных военных дисциплин. Пройдя в апреле этого года аккредитацию по приказу Рособрнауки мы имеем право очередные пять лет проводить образовательную деятельность и выдавать своим выпускникам дипломы об окончании государственного учреждения общего образца.

Игорь  Коротченко: На какие комплексы и системы ПВО ведётся подготовка в академии офицеров и слушателей?

Глеб  Ерёмин: Наше учебное заведение в своём роде уникально, потому что нигде на комплексы и системы, которые я сейчас перечислю, подготовка не осуществляется. Изучаем мы, начиная со средств противовоздушной обороны, таких как переносные зенитно-ракетные комплексы «Игла» и поступающие сейчас на перевооружение «Верба», это зенитно-артиллерийские комплексы «ЗСУ-23», «ЗСУ-23-4 Шилка», «Тунгуска», известная зенитно-ракетные комплексы «Оса» и зенитно-ракетная система «Тор», и «С-300», «Тор-М2», «С-300В4» - это новые образцы вооружения, которые только начинают поступать в войска, и обучение на них тоже осуществляется в академии.

Помимо этого мы готовим специалистов, имеющих возможность эксплуатировать и средства автоматизированных систем управления, и радиолокационные средства, радиотехнические средства, средства радиоэлектронной борьбы – всё то, что используется в подразделениях ПВО.

Игорь  Коротченко: Поясните для радиослушателей, в чём различие и специфика войсковой ПВО от объектовой? Вы перечислили набор соответствующих комплексов систем – в чём отличие?

Глеб  Ерёмин: Вопрос важный и злободневный, потому что даже некоторые специалисты не понимают слово ПВО и в чём разница. У нас борьбу в воздушной сфере с летательными аппаратами осуществляют два вида вооружённых сил и один род вооружённых сил: это военно-воздушные силы, войска воздушно-космической обороны и сухопутные войска. У первых двух видов и родов вооружённых сил главная задача – прикрытие стратегических объектов пунктов управления: мосты, предприятия, наша войсковая ПВО осуществляет прикрытие войск во всех видах боевых действий. Этим обусловлен такой большой набор средств отражения воздушного нападения противника, потому что под каждый тип воздушной цели имеется свой комплекс, который должен его, безусловно, поразить или не позволить выполнить задачу.

Игорь  Коротченко: Подготовка специалистов на зенитно-ракетную система «С-300В4» уже академия начала осуществлять?

Глеб  Ерёмин: Да. Мы также действуем в рамках программы развития академии, так называемая дорожная карта, которая утверждена министром обороны до 2020 года, и в соответствии с ней у нас в этом году поступают комплексы «С-300В4», у нас уже есть образцы «Тор-М2», то, что идёт на вооружение в войска, перевооружение или создание новых формирований соединений воинских частей. Мы уже будем выпускать специалистов, подготовленных на этих комплексах.

Игорь  Коротченко: В процессе подготовки и в рамках научно-исследовательских работ, которые ведёт академия, учитывается ли опыт современных боевых действий, в частности, за рубежом?

Глеб  Ерёмин: Безусловно. Никакой образовательный процесс не может быть оторван от жизни. Мы очень скрупулёзно наблюдаем за теми событиями, которые происходят и за рубежом, отслеживаем направление развития средств воздушно-космического нападения противника, их средства противовоздушной борьбы, соответственно, все новые способы и формы ведения военных действий учитываются у нас в учебном процессе.

Игорь  Коротченко: Если мы говорим о перспективах развития средств воздушно-космического нападения за рубежом, мы могли бы сказать, что на перспективу будет представлять наибольшую угрозу: гиперзвуковые ударные летательные аппараты, крылатые ракеты или иные средства.

 Глеб  Ерёмин: Многие из наших радиослушателей знают концепции мгновенного глобального удара, разработкой которого занимаются некоторые страны. Цель её заключается в том, чтобы в кратчайшие сроки нанести неприемлемый ущерб и добиться своих политических целей. При этом одно из направлений этой концепции состоит в том, чтобы нанести удары, не подвергая опасности жизни своих военнослужащих, по принципу дальней руки.

На наш взгляд, в начальный период войны основными и наиболее важными целями будут крылатые ракеты. Если дойдёт до какого-то противоборства на сухопутных театрах военных действий, то тогда придётся прикрывать, и цели другие будут, это и беспилотные летательные аппараты, как разведывательные, так и ударные, и вертолёты огневой поддержки, тактическая авиация со всем комплексом средств поражения.

Игорь  Коротченко: В кругах интересующихся людей вызывает дискуссию вопрос роль зенитной артиллерии: она остаётся важным элементом обороны войск, или всё переходит в сферу иных технологий использования зенитного управляемого оружия?

Глеб  Ерёмин: Последние локальные войны и вооружённые конфликты показали, что актуальность применения артиллерийских зенитных средств остаётся востребованной. Есть типы целей такие, по которым может быть по соотношению цена-качество слишком дорогие зенитные управляемые ракеты использовать не совсем экономически выгодно, а как раз артиллерия эту нишу перекрывает. Плюс мы знаем, что со времён Великой Отечественной войны наши комплексы по наземным целям очень эффективно работают, во время войны некоторые танковые колонны расстреливали, не допускали к Москве в начальном периоде войны.

Игорь  Коротченко: Мы вспомнили опыт Великой Отечественной войны, когда наши зенитчики вели огонь не только по воздушным, но и по наземным целям Вермахта. Вопрос про историческую часть: история создания, становления академия, основные значимые события в её судьбе?

Глеб  Ерёмин: Наша академия была образована в виде факультета по подготовке специалистов противовоздушной обороны при артиллерийской академии рабоче-крестьянской Красной армии, в тот момент находившаяся в городе Москве. Впоследствии этот факультет вместе с ныне существующей Михайловской артиллерийской академией переместился в Санкт-Петербург, в те времена в Ленинград, но с бурным развитием техники, в том числе техники ПВО, возникла такая потребность, и в 1977 году на базе факультета была образована военная академия противовоздушной обороны сухопутных войск в городе Киеве.

После событий 1991 года с развалом Советского Союза решением президента была сформирована академия, которую я сейчас возглавляю, на базе Смоленского зенитного училища, и она аккумулировала в своём составе академию в Киеве, зенитные училища в Полтаве, Киеве, Оренбурге, Санкт-Петербурге и в самом Смоленске. И сейчас мы единственное заведение, которое осуществляет подготовку специалистов, о которых я уже говорил.

Игорь  Коротченко: Глеб Владимирович, про структуру академии, основные направления деятельности расскажите, пожалуйста.

Глеб  Ерёмин: Структура следующая: это управленческий аппарат, который в виде отделов и служб осуществляет руководство образовательной и научной деятельностью академии. Непосредственно образовательная и научная деятельность осуществляется на 5 факультетах, 17 кафедрах, а также академия имеет научно-исследовательский центр и базу обеспечения учебного процесса.

Игорь  Коротченко: А федеральные образовательные стандарты, действующие в академии, схема занятий, порядок проведения, профессорско-преподавательский состав – эти вопросы очень интересны.

Глеб  Ерёмин: Поскольку мы свою образовательную деятельность осуществляем на основе требования закона «Об образовании», соответственно, она проходит с использованием федеральных государственных образовательных стандартов один из которых разрабатывался в академии и который называется «Специальные радиотехнические системы». Поэтому те вузы, в которых изучают эту специальность, используют наш ФГОС.

Занятия мы организуем в соответствии с учебным планом, который утверждается начальником академии перед каждым учебным годом. Они включают в себя как классные варианты занятий, так и на тренажёрной базе, на образцах вооружений военной и специальной технике, это также полевые занятия, войсковые стажировки, ремонтно-эксплуатационная практика на предприятиях военно-промышленного комплекса. Венец – тактические учения с боевой стрельбой на государственном полигоне «Капустин Яр». В прошлом году мы возобновили такую практику, и после небольшого перерыва наши курсанты выезжали и проходили боевые стрельбы. Надо сказать, что в прошлом году это было на оценку «отлично».

Игорь  Коротченко: Конкурс есть в академию? Мы помним недавние времена, когда была недооценка в системе военных вузов – сегодня, слава богу, все необходимые корректировки сделаны. Кого вы набираете: юношей для обучения и потом выпуска лейтенантов, офицеров? Поподробнее, по каким направлениям это осуществляется?

Глеб  Ерёмин: Мы готовим специалистов по 38 специальностям для войск ПВО: сухопутных войск, воздушно-десантных войск и береговых войск флотов. Готовим офицеров с высшей военной оперативно-тактической подготовкой со сроком обучения два года, будущих лейтенантов-выпускников по программам высшего профессионального образования сроком обучения 5 лет, и готовим специалистов с технической военной подготовкой по программам среднего профессионального образования со сроком обучения 2 года 10 месяцев.

Кроме довузовской молодёжи все остальные категории обучающихся у нас имеют место быть. Плюс к этому мы проводим переподготовку и повышение квалификации по 15 военным специальностям и переподготовку увольняющихся военнослужащих для адаптации их в гражданской жизни по семи гражданским специальностям.

Игорь  Коротченко: Про профессорско-преподавательский состав расскажите: сколько кандидатов, докторов наук работают в академии? Охарактеризуйте научно-исследовательский потенциал, который есть в академии.

Глеб  Ерёмин: В академии в настоящее время профессорско-преподавательский состав достаточно подготовленный, при том по разным возрастам: это и молодые преподаватели, молодые учёные и уже люди опытные, в том числе и участники боевых действий. В настоящее время в академии 39 докторов наук, 232 кандидата наук и 127 доцентов и старших научных сотрудников.

Игорь  Коротченко: Очевидно, академией ведутся научно-исследовательские работы?

Глеб  Ерёмин: Только за прошлый год проведено 36 научно-исследовательских работ, некоторые из них велись в инициативном порядке, но в основном мы работаем по заказам вышестоящих органов военного управления, как правило, центральных. Мы ведущая научная организация, осуществляющая научную деятельность и научную интеллектуальную поддержку по нашему роду войск, по войскам ПВО сухопутных войск и по некоторым смежным направлениям.

Наши учёные и специалисты работают и над программами развития сухопутных войск, и над созданием, а сейчас развитием национального центра обороны в части, касающейся наших направлений, и много в каких ещё направлениях, в том числе участвуем в разработке образцов вооружений военной специальной техники, начиная от тактико-технических заданий до государственных испытаний. 

Игорь  Коротченко: У вас, видимо, в силу этих направлений достаточно плотные контакты с промышленностью, в частности с концерном ПВО «Алмаз-Антей» и предприятиями, которые входят в концерн?

Глеб  Ерёмин: Мы себя позиционируем площадкой, на которой можно наиболее тесно организовать взаимодействие между центральными органами военного управления, между предприятиями оборонно-промышленного комплекса, между научно-исследовательскими организациями, между военными и не военными учебными заведениями, и, конечно же, с представителями от войск. 28-29 мая мы провели очередную, 23-ю, научно-практическую конференцию, на которой присутствовало свыше 500 человек, из них больше 320 тех представителей, о которых я сейчас сказал, изо всех организаций и войск, где было обсуждены на пленарном заседании вопросы, связанные в том числе со столетием войсковой ПВО, которую мы собираемся 26 декабря отпраздновать.

Этому была посвящена наша конференция, плюс мы обсуждали все вопросы и перспективы развития рода войск. Были представлены перспективные и находящиеся на вооружении образцы вооружения и военной техники, научные наработки, представители оборонно-промышленного комплекса тоже привозили свои изделия, и все могли с ними ознакомиться, обсудить, обговорить – это я считаю очень важным направлением нашей деятельности.

Нельзя не вспомнить о недавно прошедшем важном событии, как «Армия 2015». Мы самым непосредственным образом принимали участие, была представлена выставка наших наработок с рядом других учебных заведений сухопутных войск. И вместе с начальником войск ПВО сухопутных войск генералом-лейтенантом Леоновым Александром Петровичем проводили круглый стол, посвящённый столетней истории существования нашего рода войск и перспектив его развития.

Игорь  Коротченко: Как бы Вы могли охарактеризовать новые зенитно-ракетные комплексы и системы, которые сейчас поступают в войска и на которые Вы готовите уже офицерский состав? Ваша оценка зенитно-ракетной системы «С-300В4», серийные закупки Вооружённые силы уже начали, готовятся офицеры – но в целом Ваш комментарий, как профессионала, об этой системе.

Глеб  Ерёмин: Эта зенитно-ракетная система уже поступает на вооружение, это действующее оружие. Если посмотреть и сравнить комплекс «С300-В4» и «С-300В», они внешне, особенно не для специалиста, мало чем отличаются, но начинка благодаря инновационным технологиям позволила значительно увеличить огневые возможности этой системы и тем самым повысить боевые возможности войск ПВО сухопутных войск в целом.

Игорь  Коротченко: Я так понимаю, это лучшая статистика поражений вероятность целей, больший противоракетный потенциал, работа в условиях помеховых воздействий противника и, разумеется, максимальная автоматизация процесса боевой работы для расчёта?

Глеб  Ерёмин: Абсолютно правильно Вы сказали. Там очень хорошая помехозащищённость этого комплекса, хорошая дальность поражения воздушных целей – это тот комплекс, который сейчас войскам нужен.

Игорь  Коротченко: Учебно-материальная база академии – как используются новые технологии обучения и подготовки, библиотечный фонд? Учебно-материальная база – основа для любого военного вуза, прежде всего, по подготовке квалифицированных, всесторонне развитых кадров, которые будут способны не только освоить технику, которую они изучали, но и за счёт того багажа, фундамента, всё это может позволить им решать и другие задачи.

Глеб  Ерёмин: К объектам учебно-материальной базы можно отнести три учебных корпуса, пять хранилищ для техники, полностью переоборудованные под классы. Когда нас посещают и для ознакомления с деятельностью академии, заходя и видя хранилище снаружи – внутри оно выглядит как классы, отапливаемые, светлые и очень комфортные для обучения.

Нельзя не сказать о полевой учебно-материальной базе, которое включает в себя поле противовоздушной обороны, учебно-тактическое поле для подготовки мелких подразделений, контрольно-тактическую полосу, городок РХБ-защиты и инженерный городок, а также специальные места для тренировки прицеливаний и стрельбы из стрелкового оружия и метания гранат. Одним из уникальных составных частей учебно-материальной базы академии, а она у нас может быть и единственная в вузах министерства обороны в таком виде существующая – это система учебных командных пунктов с уникально-моделирующим комплексом.

В этих учебных командных пунктах в разных вариантах и образцами вооружения представлена вся линейка средств автоматизированного управления подразделениями, частями и соединениями ПВО, вплоть до имитации командного пункта оперативно-стратегических командований боевой авиации – это совмещённые командные пункты ПВО и авиации оперативного уровня и вплоть до стрелка-зенитчика.

С помощью моделирующего комплекса можно создавать воздушную и радиоэлектронную обстановку различной интенсивности и сложности, что позволяет обучать от простого к сложному. Мы используем эти учебные командные пункты и для подготовки офицеров из войск. К нам приезжают от начальника войск ПВО и авиации военных округов со всеми своими подчинёнными, начальниками войск ПВО общевойсковых и танковых объединений, соединений, начальники командных пунктов и имеют возможность, не расходуя дорогостоящий ресурс техники, проходить этот процесс. Плюс мы имеем возможность подключения как радиолокационных средств, которые не имитируют остановку воздушную, но и создают реальную, и огневые средства для того, чтобы замкнуть всю цепочку от обнаружения воздушной цели до её уничтожения, естественно, условно.

Игорь  Коротченко: О подготовке зарубежных слушателей и курсантов хочу спросить. Известно, что сегодня целый ряд зарубежных государств, которые желают проводить самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, активно закупают российские комплексы и системы ПВО, в том числе войсковое ПВО. Учитывая, что сегодня войны ведутся во многом дистанционно, и успех или неудача первых дней, первых недель войны в конечном итоге определяет, кто победит, а кто будет поставлен на колени.

Глеб  Ерёмин: Обучение иностранных военных специалистов проходит на специально факультете академии. В настоящее время обучение проходят порядка 350 иностранных военнослужащих из 25 государств как ближнего, так и дальнего зарубежья, с которыми у нас происходит военно-техническое сотрудничество и куда поставляются образцы вооружения по соответствующим договорам.

Мы производим обучение и представителей ОДКБ по программам обучения наших, российских военнослужащих по таким же темам.

Мы в академии осуществляем обучение не только офицеров с высшей оперативной тактической подготовкой, курсантов, будущих лейтенантов по среднему профессиональному образованию, но также подготовку докторантов и адъюнктов – это будущие научно-педагогические кадры, в том числе иностранных военных специалистов.

Игорь  Коротченко: Есть своя и докторантура, готовите в том числе и реальных учёных большого масштаба?

Глеб  Ерёмин: У нас имеется докторский диссертационный совет, который с 1994 года провёл подготовку порядка 60 кандидатов военных и технических наук и 30 докторов наук.

Игорь  Коротченко: Курсанты поступают в основном из Смоленска, или из других регионов тоже?

Глеб  Ерёмин: С 1 июля сейчас идёт профессиональный отбор для зачисления. Если мы в мае месяце провели набор слушателей в академию, в июне адъюнктов очередного периода обучения, то сейчас в июле мы проводим профессиональный отбор будущих курсантов, которые сейчас абитуриенты. В соответствии с планом нам необходимо в этом году набрать 311 курсантов по программам высшего профессионального образования и 40 по программам среднего профессионального образования.

Конкурс составляет около трёх человек на место, что позволит, я надеюсь, не только выполнить план, но и отобрать лучших, наиболее способных. Мы этот отбор и дальнейшее обучение проводим, сосредотачивая усилия на двух направлениях: способность управлять подчинёнными подразделениями и грамотно эксплуатировать технику, как в мирное время, так и в боевых условиях и, конечно же, мы должны воспитывать людей, отбирать таких, которые любят свою родину, Вооружённые силы, свой род войск.

Поэтому они должны быть дисциплинированы, способны выполнить любую задачу, уважительно относиться к ветеранам и к старшим. Когда всё это в комплексе – только тогда появляется наиболее положительный результат, когда человек не только технически подготовлен, но и который не может сбежать, когда возникнут трудности или отказаться выполнять боевую задачу, ситуация сейчас нелёгкая. Мы используем совокупность обучения и воспитания, и мы план набора в этом году выполним.

Игорь  Коротченко: Вы упомянули про нелёгкую ситуацию – она, действительно, вдоль наших границ становится всё более напряжённой, и в этой связи я хотел бы спросить про морально-психологические качества офицеров и курсантов в целом, каковы настроения и каков моральный дух тех людей, которые пойдут в войска на должности, связанные с управлением зенитным ракетным оружием и другими специальностями войсковых ПВО?

Глеб  Ерёмин: Мы всю свою деятельность основываем на выполнении майских указов 2012 года президентов Владимира Владимировича Путина, Верховного главнокомандующего. У нас разработаны дорожные карты, о чём я уже говорил, по развитию как всех Вооружённых сил, так и непосредственно вуза. Исходя из того, что мы по этим направлениям, о которых я недавно говорил, осуществляем свою деятельность, то статистические, социологические опросы как постоянного состава академии, так и наших обучающихся показывают, что такого отношения к Вооружённым силам, которое мы наблюдаем за последние годы, ещё не было, как в плане перевооружений, государство нам выделило деньги, идёт поставка новых образцов вооружения, мы их видели на Параде Победы, и о которых я говорил в своём выступлении, это вопросы социальной политики – это то денежное довольствие, которое сейчас получают офицеры, военнослужащие по контракту, это жилищная проблема, которая практически уже близка к абсолютному решению с точки зрения постоянного жилья, и уже третий год идёт программа по обеспечению служебным жильём – всё это не может не повышать у людей чувство патриотизма, любви и готовности выполнить эту задачу, ведь всё это нужно охранять. Мы, военные, для этого и существуем, чтобы заботиться об обороноспособности страны, и в частности, её противовоздушной составляющей.

Игорь  Коротченко: Сейчас по инициативе министра обороны получил большой импульс вопрос состязательности в различных видах, родах Вооружённых сил, проводятся различные конкурсы, всё началось с танкового биатлона несколько лет назад, и сегодня эти конкурсы затрагивают практически все виды и рода войск – вы участвуете в подобного рода мероприятиях, и если да, то поподробнее, в каких?

Глеб  Ерёмин: Под руководством главнокомандующего сухопутными войсками и начальника противовоздушной обороны сухопутных войск в начале августа будет проводится международный конкурс «Мастер противовоздушного боя» в учебном центре в городе Ейске, база которого позволяет эти мероприятия провести. Одной из своих задач мы считаем неразрывную связь с войсками, потому что мы не можем готовить специалистов, не зная, чем живут войска, тем более они сейчас в последние годы очень динамично развиваются, и багаж былого опыта не всегда бывает сейчас востребован.

Поэтому наш профессорско-педагогический состав с целью обмена опытом проводит регулярные плановые стажировки в войсках, мы участвуем во всех оперативно-стратегических учениях, в том числе и «Центр 2015». Притом участвуем как в составе штабов руководства, так и в составе посреднического аппарата в войсках. Мы участвуем во всех тактических учениях с боевой стрельбой, группировок авиации и ПВО на стратегических направлениях на полигонах «Капустин Яр», «Телемба», «Ашулук». Что касается «Мастера противовоздушного боя», то эмблему и флаг конкурса разрабатывали при участии личного состава и должностях лиц академии. Также мы будем участвовать там в качестве судей.

Игорь  Коротченко: В чем суть конкурса?

Глеб  Ерёмин: Суть конкурса заключается в том, чтобы максимально в равных условиях выявить, как и в танковом биатлоне, наиболее подготовленных. Там система испытаний продумана, венцом которой будет этап боевой стрельбы из переносных зенитно-ракетных комплексов.

Игорь  Коротченко: Это реальные пуски?

Глеб  Ерёмин: Реальные пуски по мишеням, которые используются у нас для оценки подготовленности войск.

Игорь  Коротченко: И в зависимости от суммы набранных баллов выявляют победителя?

Глеб  Ерёмин: Да, там предусмотрены и штрафные очки, и поощрительные меры за ненарушение мер безопасности, за преодоление правильно препятствий. Основная оценка будет по результатам боевых стрельб.

Игорь  Коротченко: А как Вам наша новая ПЗРК?

Глеб  Ерёмин: Мы говорили об «С-300В4», то же можно сказать и про ПЗРК, которые поступают в войска. Самое главное в них – это то, что на новом качественном уровне решены вопросы помехозащищённости и те, тепловые ловушки и другие средства противоборства, которые существуют сейчас, оказываются на сегодняшний день практически бессильны с нашими ракетами, используемыми в ПЗРК.

Игорь  Коротченко: 26 декабря этого года войска ПВО отметят столетний юбилей со дня образования. Об этой дате расскажите, и каким образом академия будет участвовать в праздновании?

Глеб  Ерёмин: Когда мы планировали мероприятия на 2015 календарный год, мы здесь разделяем: есть учебный, который начинается 1 сентября, и календарный с 1 января, и все мероприятия, которые мы планировали, они были направлена на подготовку к празднованию этой даты. 26 декабря возникло как дата столетнего юбилея войск ПВО, потому что 26 декабря, а по старому стилю 13 декабря 1915 года, в ходе Первой Мировой войны начальником штаба Верховного главнокомандующего генералом от инфантерии Алексеевым был подписан приказ №368 о формировании первых четырёх батарей для стрельбы по воздушным целям. Эти первые батареи вошли в состав частей западного фронта и предназначались для противовоздушной обороны войск. Мы считаем эту дату днём рождения войсковой противовоздушной обороны, это историческое событие легло в основу приказа министра обороны 2007 года, определившего эту дату, как день зарождения войсковой противовоздушной обороны. С тех пор войны-зенитчики участвовали во всех боевых действиях, и во время Великой Отечественной войны. 56 из них награждены и удостоены высокого звания Героя Советского Союза, из них 27 офицеров, 17 сержантов, 10 рядовых.

3 марта этого года мы у себя на территории академии установили бюст Герою России, старшему лейтенанту Шерстянникову Андрею Николаевичу, который был одним из героев шестой парашютно-десантной роты, погибшей на Кавказе, выполняя задачи по сохранению суверенитета нашей страны. И эти славные традиции, заложенные нашими предками, сейчас продолжаются.

Мы участвовали и участвуем в конференции, круглом столе при проведении «Армии 2015», это выполнение инициативной научно-исследовательской работы «100 лет войсковой ПВО», это проведение академической олимпиады по военной истории, посвящённой этой же дате, и Всероссийская военно-историческая конференция «Войсковой противовоздушной обороне 100 лет», подготовка к изданию книги «Войсковой противовоздушной обороне России 100 лет», которая сейчас на завершающем этапе находится, это выступление в средствах массовой информации, публикации в газетах, журналах – всё, что направлено на популяризацию нашего рода войск, Вооружённых сил всё мы приурочиваем, и думаю, 26 декабря отпразднуем этот столетний юбилей.

Игорь  Коротченко: Какова востребованность специалистов-выпускников академии в войсках?

Глеб  Ерёмин: Востребованность просчитывается по соответствующим методикам определёнными организациями в министерстве обороны. Чтобы знать, сколько нам набрать в этом году, определяется потребность через пять лет по выпуску. Поэтому тот план, который мы выполняем по набору и в этом году, сам по себе предполагает, что все будут размещены. В отличие от гражданских вузов мы не учим и выпускаем с дипломом в свободное плавание – у нас чётко всё просчитано, и каждый выпускающийся офицер с высшим образованием или по программе специалиста найдёт своё место в строю, будет востребован, его ждут в войсках с нетерпением.

Игорь  Коротченко: Карьера офицера, лейтенанта – на что он может рассчитывать в войсках от первичной должности и выше, чтобы представляли те, кто после нашего эфира подумают о том, чтобы выбрать эту профессию в качестве своего жизненного пути?

Глеб  Ерёмин: Корректно или не совсем, но могу привести и себя в пример.

Игорь  Коротченко: Это было бы очень интересно.

Глеб  Ерёмин: Каждый курсант, поступающий в учебное заведение, и в нашу академию в частности, помимо тех качеств, которые мы отбираем, а потом развиваем, конечно же, должен стремиться стать генералом, маршалом по известной поговорке.

Но для этого нужно хорошо изучать свою профессию, чтобы по сравнению с другими выпускниками быть лучшим. Когда ты лучше не по внешнему виду, хотя и это немаловажно для военного человека, но и по внутреннему содержанию, а главное, по результатам своей служебной деятельности, конечно же, есть возможность и для роста – это впоследствии поступить в нашу же академию или в другие академии наших Вооружённых сил и получить высшую профессиональную подготовку, что даст следующий толчок к росту.

Потом, заняв определённую должность, можно поступить в академию Генерального штаба, которую я закончил в 2003 году, и служить и дослуживаться до больших звёзд и больших должностей.

Игорь  Коротченко: Как Вам видятся перспективы войсковой ПВО?

Глеб  Ерёмин: И мне видятся, и в соответствии с принятыми руководством министерства обороны решениями, стоящие перед Вооружёнными силами задачи без войсковой ПВО решать просто невозможно. Поэтому были, есть и, надеюсь, будем. И может быть, ещё какой-нибудь юбилей отпразднуем.

Источник: РСН 

15.07.2015
  • Экспертное мнение
  • Аналитика
  • Вооружения и военная техника
  • Войска воздушно-космической обороны
  • Россия