Влияние международной обстановки на развитие субъекта международных отношений

Версия для печати

Чтобы эффективно лидировать в  мире… Соединенные Штаты должны сохранять верность

  нашим ценностям дома и  продвигать всеобщие ценности за рубежом[1]

Стратегия национальной безопасности США

 

Анализ и  стратегический прогноз развития субъекта МО предполагает также изучение влияния внешних факторов  — глобальных тенденций, других субъектов и  акторов МО  — на данный субъект МО, которые могут обеспечить либо благоприятные, либо неблагоприятные условия его развития. Смысл внешней политики любого государства, в  конечном счете, заключается в  обеспечении максимально благоприятных условий для развития этого государства, нации или ЛЧЦ, что не раз фиксировалось в  основополагающих документах КПСС, Советского государства и  современной России. Естественно, что правящие элиты государств очень по-разному представляют себе эти «благоприятные условия». Так, если для России  — это традиционные благоприятные условия социально-экономического развития, то для США  — это «новый мировой порядок, который и  впредь будет отражать наши интересы и  ценности»[2].

На третьем этапе анализа субъекта МО для нас важно выяснить влияние других групп внешних факторов (группа «Б») на состояние и  перспективу развития этого субъекта. Прежде всего, международных акторов, глобальных тенденций и  человеческого капитала. Именно взятые все вместе все эти группы факторов и  создают в  основных чертах МО и  определяют перспективу ее развития.

Главное в методологии анализа развития отдельного субъекта МО и ВПО заключается не только в  том, что такому анализу подвергается огромное число факторов, влияющих на этого субъекта, но и  других факторов, формирующих МО в  мире и  в регионе, а  также десятки наиболее важных отдельных тенденций, существующих в  мире[3].

Следует повторить, что анализ интересов, целей, задач и  ресурсов каждого конкретного субъекта и  актора МО требует, естественно, огромных затрат  — только больших субъектов МО насчитывается несколько сотен, а  акторов  — несколько тысяч. Если каждый из таких субъектов МО рассматривается только по основным параметрам, то даже это может составить в  итоге десятки тысяч показателей, причем большинство из них будет переменными, а  еще большее количество  — неточных, динамично меняющихся, приблизительных, а  иногда и  сознательно искаженных. При этом просто анализ и  прогноз субъектов МО недостаточен. Требуется анализ всех этих факторов и тенденций в их взаимосвязи, взаимовлиянии и взаимодействии. Так, уж говорилось, что технологическое лидерство США, в  т.ч. их лидерство в  расходах на НИОКР в  мире, ведет к  сохранению до 2030 года их глобального лидерства, с одной стороны, но разрушению их суверенитета,  — с другой[4].

Таким образом, в  отличие от прежних методов анализа того или иного субъекта МО, когда изучались в  лучшем случае десятки факторов (ВВП, численность населения, территория, качество и  количество ВС, ВиВТ), современный анализ предполагает, исследование большинства субъектов МО по тысячам параметров и  критериев. В  частности, один из тысяч субъектов и  акторов МО  — государство или организация,  — должен быть проанализирован по тысячам параметров, включая переменные величины. Кроме того (что не менее важно) должны быть:

—   рассмотрены взаимосвязи этого субъекта с другими субъектами ВПО и акторами, включая международные организации, коалиции, союзы;

—   проанализировано влияние основных мировых тенденций, например, в  области замещения углеводородов другими источниками топлива;

—   рассмотрены возможности будущих качественных изменений и  новых парадигм в  развитии МО и  ВПО.

Описание: C:\Users\Андрей\Desktop\1.jpg

Рис. 1.

Описание: C:\Users\Андрей\Desktop\2.jpg

Рис. 2.

Но задача анализа субъекта или МО значительно осложняется, при необходимости анализа конкретной МО в отдельном регионе планеты (даже если в их формировании участвуют не тысячи и  сотни субъектов и  акторов, а  десятки). Прежде всего, потому, что «региональный срез» (или театр)  — очень субъективен и  подвержен влиянию множества внешне незаметных переменных, которые не всегда учитываются в  большой политике. В  качестве примера можно привести сложившуюся летом 2016  года МО вокруг Арктики, в  которой непосредственно участвуют не только арктические государства и  претендующие на освоение Арктики страны, но фактически в  той или иной степени все члены ООН.

Описание: C:\Users\Андрей\Desktop\3.jpg

Рис. 3.

Очевидно, что подход к  анализу МО и  ВПО в  этом регионе будет определяться во многом имеющимися у  субъектов МО возможностями  — временем, информацией, вычислительными мощностями, ПО и  т.д. В несколько упрощенном виде это показано в  следующей матрице, иллюстрирующей сравнение прогноза простых и  сложных систем (рис. 4).

Описание: C:\Users\Андрей\Desktop\4.jpg

Рис. 4.

В настоящее время считается, что практически возможно создание таких моделей, где учитывались бы все эти десятки тысяч факторов и тенденции их развития в динамике, а также делались предположения относительно характера будущих парадигм. Это позволяет во многом преодолеть трудности анализа МО и  ВПО, связанные с  их развитием, прежде всего непредсказуемостью и  уникальностью.

Огромное влияние субъективных факторов, прежде всего качества принимаемых решений, на развитие конкретных ситуаций, в первую очередь конкретной ВПО и СО, предопределяет вывод о том, что в таких конкретных примерах невозможно предусмотреть развитие всех конкретных сценариев. Другими словами качество непредсказуемости развития конкретных ситуаций должно быть обязательно учтено.

>>Полностью ознакомиться с аналитическим докладом А.И. Подберёзкина "Стратегия национальной безопасности России в XXI веке"<<


[1] National Security Strategy. National Security Strategy.  — Wash.: GPO, 2015. February.  — P. 1.

[2] Там же.  P. 2.

[3] Подберезкин А. И. Военные угрозы России.  — М.: МГИМО-Университет, 2014

[4] World Military Balance 2016  исследовательского института International Institute for Security Studies (IISS).

 

15.07.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Глобально
  • XXI век