Управляемый хаос или контролируемая нестабильность?

Версия для печати

На сегодняшний день есть масса определений того, чем является "управляемый хаос" - технологии непрямого воздействия на социальные системы, применяемые для достижения определенных геостратегических целей. Однако является ли такое название корректным? Хаос означает чувствительность системы к малейшим изменениям, которые могут привести к огромным последствиям и предсказание точного состояния системы становится невозможным. Единственное, что становится возможным, так это отчасти моделировать поведение подобной системы. Но достаточно ли при решении геополитических задач умения моделировать поведение системы? Совершенно одназначно можно сказать, что недостаточно, поскольку нет никакого смысла в способности моделировать, если при этом не обладать возможностью использовать полученную модель в своих интересах. Возьмем для примера в качестве системы регион Ближнего Востока, а в качестве внешнего фактора, воздействующего на эту систему, политику США. Не является секретом, что ресурсами и теоретическими наработками для практического применения непрямых воздействий обладают именно США, во всяком случае, ими уже было реализовано применение таких технологий в различных регионах. Соответственно, рассмотрим, станут ли США воздействовать на Ближний Восток лишь с целью моделирования поведения этой системы во времени без каких-либо намерений использовать новое состояние системы в своих интересах. Очевидно, такой подход бессмысленнен, поскольку любое вмешательство в геополитике требует наличия конкретных целей и ресурсов для их достижения. В противном случае, всякое воздействие в каком-либо регионе мира было бы не только иррелевантным, но и контрпродуктивным, так как не давало бы никакого военного, политического или экономического результата, а, напротив, требовало траты ресурсов. Поэтому важно не просто вмешиваться и моделировать поведение системы после самого вмешательства, но и поставить данный процесс под контроль. При этом контроль эволюции системы не может быть осуществлен, если система находится в сильно турбулентном состоянии, поскольку даже небольшое воздействие на нее способно привести к непредсказуемым результатам. Для внешнего игрока, влияющего на систему, такой сценарий недопустим, поскольку непрогнозируемое, а значит неконтролируемое, изменение не приведет к результату, на который расчитывал внешний игрок, совершая воздействие. Соответственно не могут быть достигнуты какие-либо цели, разве что случайным, но крайне маловероятным образом.

Тогда что же на самом деле происходит в системах, ввергнутых в т.н. "управляемый хаос"? Состояние системы можно условно разделить на несколько стадий. Первое - равновесное, когда система линейна и стабильна, а любые возмущения в ней локальны, т.е. не влияют на характер всей системы. Второе состояние можно охарактеризовать как нелинейное, сложное, когда система становится эмергентной, т.е. проявляются системные эффекты и новые свойства системы не выводятся из суммы ее частей или их комбинаций. Возмущения в ней становятся более существенными, но все же ограниченными. Третья фаза - хаос, когда система переходит в турбулентное состояние, а возмущения распространяются вплоть до разрушения самой системы. Между первой и второй, а также второй и третьей фазами есть точки бифуркации, которые в литературе называют "кромкой равновесия" и "кромкой хаоса" соответственно [1]. Само же состояние системы в точках бифуркации неустойчиво, особенно во втором случае, когда даже исчезающе малое воздействие способно привести к выбору последующего пути эволюции. С учетом сказанного, трудно представить, чтобы внешний фактор (США), воздействуя на систему (Ближний Восток) стремился к попытке взять под контроль систему, переведя ее за "кромку хаоса". В таком случае вмешательство в систему перестанет выполнять свою первоначальную функцию - достижения политических, военных и экономических задач, так как для этого требуется инструментализация процесса, что, в свою очередь, подразумевает неизменность его - инструмента - свойств. Если эти свойства радикально меняются, причем, за короткий временной промежуток, то становится невозможным использовать данный инструмент для решения изначальной задачи. Например, когда народившиеся вследствие внешнего вмешательства ближневосточные террористические группировки, благодаря финансовой независимости обретают субъектность, то они начинают действовать не так, как изначально планировали американцы, чье вмешательство и спровоцировало новую реальность в регионе. Деятельность новых субьектов означает реализацию ими своих интересов, которые могут и, скорее всего, будут идти вразрез с интересами американцев. На этот эффект накладываются другие, в результате чего направление и характер развития системы приводят к слому планов США.

Тогда в каком состоянии нужно поддерживать систему, чтобы оказываемое на нее воздействие с одной стороны приводило ее в то состояние, которое соответствует критерию выполнения поставленных задач, а с другой стороны сама система не перешагнула за "кромку хаоса", когда ее эволюция не только не приводит к желаемому результату, но и ведет к серьезным издержкам? Ответ кроится в необходимости установления системы в пограничное с "кромкой хаоса" состояние, не давая ей совершить фазовый переход, когда степень турбулентности системы становится столь существенной, что управление над ней оказывается невозможным. В результате игроку, выступающему в роли внешнего фактора, необходимо совершать воздействия, сохраняя состояние системы в узкой полосе вдоль линии "кромки хаоса", но не давая ей вернуться в фазу равновесия или перейти в хаос. В разбалансированном состоянии система становится более поддатвливой, поскольку небольшие воздействия на нее приводят к куда большему эффекту, чем аналогичные воздействия на систему, находящуюся в равновесном состоянии (например, в дестабилизированной стране достаточное одного-двух терактов, чтобы ввергнуть ее в очередной виток кровопролития, а в устойчивой стране несколькими терактами не обойтись, поскольку такая система обладает большей прочностью). Здесь и состоит искусство нахождения баланса: не дать системе стабилизироваться, но и не позволить окончательно уйти в хаос. Если с первым пунктом все относительно просто и при наличи политической воли и ресурсов (поставки оружия, финансировании, логистической помощи, информационной поддержки, инструктаже, предоставлении баз подготовки боевикам и т.п.) он вполне осуществим, то второй пункт требует виртуозного применения строго дозированного воздействия как в качественном смысле, так и в количественном, а также правильно выбранного момента. На практике, насколько можно судить, еще никому не удавалось достигнуть некого совершенства в подобных методах - исключением состоят случаи, когда отдельные страны подвергались принудительной демократизации, не потребовавшей столь серьезного вмешательства, как, например, в Ливии или Сирии. В странах, прошедших "цветные революции", после переворотов брались под прямой или опосредованный контроль все ключевые политические силы, государственные институты, экономика и т.д. Затем, путем примитивного директивного управления, новоиспеченное руководство этой страны - полностью подконтрольное истинным инспираторам переворота - прямо выполняет требования своих хозяев. Здесь отличие от той же Сирии состоит в том, что в Сирии попытка такого переворота потерпела фиаско, из-за чего внешним игрокам пришлось использовать более жесткие методы для достижения своих результатов. Однако, на практике почти за пять лет конфликта правительство Сирии так и не было разгромлено, хотя его положение близко к критическому. При этом множество участников конфликта постоянно оказывали и оказывают свое воздействие на обстановку, причем, не всегда просчитанное и верное. Соотвественно такую систему контролировать становится все сложней и все больше появляется признаков того, что тем же США, во многом стоявшим за сложившейся обстановкой, не удается управлять ею так, как им бы хотелось. Поэтому американцы вынуждены постоянно пытаться загнать разбалансированную ими систему в описанные выше границы.

На основании сказанного можно заключить, что термин "управляемый хаос" содержит в себе ярко выраженное противоречие, из-за чего корректней было бы использовать словосочетание "контролируемая нестабильность", которое более адекватно описывает применяемые технологии.   

Автор: Константин Стригунов


Источники:

[1] Рачья Арзуманян «Кромка Хаоса. Сложное мышление и сеть: парадигма нелинейности и среда безопасности XXI века» М.: Издательский Дом «Регнум», 2012. 600 с.

27.10.2015
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Глобально
  • XXI век