Турция начала военную операцию против сирийских курдов

Версия для печати

В воскресенье 20 января Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что вооруженные силы страны начали наземную операцию «Оливковая ветвь» в сирийском городе Африн.

Заявление турецкого лидера приводит информационное издание Hurriyet. В сообщении также отмечается, что вслед за Африном, турецкие войска начнут операцию по уничтожению вооружённых формирований, угрожающих границам Турции, в районе города Манбидж.

Официальным обоснованием войсковой операции, которую подразделения вооружённых сил Турции проводят в северо-западных районах Сирии, контролируемых преимущественно курдскими военными формированиями, стали провокации на границе.

Тем не менее, ситуация вокруг курдских районов Сирии обострилась ещё около недели назад, когда турецкие власти резко негативно отреагировали на планы США создать «силы охраны границы» на севере Сирии из «Сирийских демократических сил», которые состоят преимущественно из курдов. В частности официальная Анкара угрожала начать военную операцию, если США не откажутся от поддержки курдских формирований в Сирии.

С другой стороны, как ранее отмечал старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Андрей Грозин, информация о планах США по созданию «сил охраны границы» в Сирии могла быть использована Турцией для оправдания угроз в адрес Вашингтона. 

«Возможно турки видят ситуацию под другим углом. Понятно, что и Эрдоган, и в целом силовой блок турецкого руководства вообще болезненно реагируют на любые подобные посылы со стороны курдского меньшинства, но также очевидно, что полукурдская-полуамериканская самодеятельность может быть использована для оправдания тех действий, которыми официальная Анкара уже пригрозила Вашингтону. Это и возобновление операции «Щит Евфрата», и сосредоточение силовых структур на сопредельных с Сирией территориях Турции, и развертывание в приграничных территориях бронетанковых подразделений, и т.д.», - подчёркивал Грозин.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

25.01.2018
  • Эксклюзив
  • Органы управления
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век