Трамп задумался и выстрелил

Две войны в Персидском заливе, натовская агрессия против Югославии в 1999 году, операция вооруженных сил США в Афганистане в 2001 и в Ливии в 2011 году показали, какую большую роль стали играть крылатые ракеты морского (КРМБ) и воздушного (КРВБ) базирования.

Интересно, что всегда нужно искать причину для действий, а уж потом принимать меры, тщательно взвесив все за и против. И, кажется, американский президент Дональд Трамп быстро настроился и немедленно принял решение на обстрел крылатыми ракетами сирийской авиабазы Шайрат. Поводом для нападения США являлось зловещее и сомнительное утверждение, что военно-воздушные силы Асада использовали химическое оружие против повстанцев города Идлиб во вторник 4 апреля, в которой погибли, по разным сообщениям, до 200 гражданских лиц, включая детей. 

Претензии сомнительны, прежде всего, потому, что у сирийского правительства не было никакого повода, чтобы использовать такое оружие. А история с бактериологическим оружием Саддама Хусейна, убийство Муаммара Каддафи не позволяет доверять американцам.

Но для президента США причина была четко обозначена. С другой стороны, в это время в США находился лидер КНР Си Цзиньпин, сидевший за одним обеденным столом с Дональдом Трампом. Напомним, китайский лидер, чье правительство последовательно действует совместно с Россией, чтобы защитить правительство Асада, прибыл в США за несколько часов до удара крылатыми ракетами по сирийской авиабазе.

Крылатая ракета

По официальной информации Пентагона, удар нанесли по авиабазе Шайрат ВВС Сирии в провинции Хомс на западе страны в 4:40 по местному времени (между 8 и 9 вечера по восточному поясному времени США) из акватории Средиземного моря с эсминцев «Росс» (Ross) и «Портер» (Porter). Было выпущено 60 крылатых ракет «Томагавк» (Tomahawk), одна из которых упала в воду вскоре после запуска. В дальнейшем достигло авиабазы 23 ракеты.  Вопрос остался открытым: куда подевались 36? То ли их сбили, то ли они просто упали?! Тогда надо проверять боеготовность всей системы. По сути, это вопрос к американскому министерству обороны.

Достоинства крылатых ракет:

  • малая эффективная поверхность рассеивания (ЭПР) планера КР;
  • незначительные уровни теплового излучения ее силовой установки;
  • наличие режима полета на предельно малой высоте, что позволяет скрытно выйти ракете к объекту удара и затрудняет ее своевременное обнаружение и постановку огневых задач зенитным средствам;
  • значительная дальность действия, создающая условия для запуска КРМБ и КРВБ без захода носителей в зону воздействия береговых средств поражения (при пусках с надводных кораблей ракета способна поразить цель на удаление до 2000 км, а при старте из-под воды дальность ее полета может составить до 900 км);
  • сравнительно небольшие габариты и масса, обеспечивающие размещение боекомплектов вполне внушительных размеров на борту как надводных и воздушных, так и подводных носителей, а, следовательно, и массированное применение КР на главных направлениях, в результате чего перенасыщаются информационные и стрельбовые каналы системы противовоздушной обороны, она «захлебывается» и часть средств воздушного нападения беспрепятственно достигает объектов ударов в глубоком тылу;
  • если КРМБ/КРВБ в мирное время находятся в местах хранения и практически не требуют затрат на повседневное обслуживание, то пилотируемые самолеты постоянно летают, обслуживаются, ремонтируются, что требует больших средств. Например, стоимость часового полета современного истребителя может доходить до 40 тыс. долл. Каждый действующий пилот истребительной авиации должен иметь налет более 200 часов в год. Поэтому авианосная боевая группа на обеспечение операций самолетов своей авиационной группы расходует ежегодно порядка 1,5 млрд. долл. из бюджета ВМС;
  • способность к запрограммированному маневру, дезориентирующему ПВО противника относительно направлений и целей спланированных ударов, что позволяет также в случае необходимости обходить зоны плотного зенитного огня;
  • отсутствие отрицательного влияния на эффективность выполнения боевой задачи человеческого фактора в экстремальных условиях.

 

Боевое применение КР. Один из важнейших принципов боевого применения характеризуется скрытностью подготовки, выбором направления и времени удара.

При нанесении удара планировалось осуществлять массированный пуск КР с разных направлений. По словам представителя Пентагона, российские силы были заранее уведомлены об ударе.

Политическая цель состояла в том, чтобы сообщить Асаду, России, Китаю, Ирану и всему миру, что США не будут терпеть никаких нарушений.

Военная цель удара: разрушить инфраструктуру аэродрома и уничтожить находившиеся на нем самолеты.

Реальное положение: по данным командования сирийской авиабазы, в результате удара уничтожен склад материально-технического имущества, учебный корпус, столовая, 6 находившихся в ремонтных ангарах самолетов Миг-23, а также радиолокационная станция. Причем взлетная полоса, рулежные дорожки и самолеты сирийских ВВС на стоянках не повреждены. Два сирийских военнослужащих пропали без вести, четверо погибло, шесть получили ожоговые ранения в ходе тушения пожаров.[1]

Стоимость авиаудара: стоимость КР «Томагавк» колеблется в зависимости от того, насколько современным она является и колеблется от 30 млн до 100 млн долларов.[2]

Совещание Дональда Трампа с советниками по сирийскому вопросу 7 апреля 2017 года, президентская резиденция Mar-e-Lago, Флорида

В дальнем ряду, слева направо: замглавы аппарата президента Джо Хейгин, старший советник Джаред Кушнер, министр финансов Стивен Мнучин, министр торговли Уилбур Росс, пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер, президент Дональд Трамп, госсекретарь Рекс Тиллерсон, старший советник по вопросам политической стратегии Стив Бэннон, старший советник Стивен Миллер, сотрудник Совета национальной безопасности Майкл Энтон; в ближнем ряду, слева направо: глава аппарата президента Райнс Прибус, помощник президента по национальной безопасности Герберт Макмастер, председатель Национального совета по экономике Гэри Кон, заместитель помощника по национальной безопасности Дина Пауэлл во время секретного брифинга по результатам ракетного удара, нанесенного США по аэродрому правительственных ВВС Сирии.

Нападение является первым прямым нападением США на правительство президента Сирии Башара аль-Асада и погрузившем мир в дни неопределенности относительно последствий. Решение Трампа нанести удары по правительству Асада является демонстрацией силы со стороны американского президента, показывает его стремление к реализации своих амбиций и должно полностью опровергнуть версию о том, что Кремль каким-то образом контролирует Трампа.

Напомним, Трамп провел пресс-конференцию в четверг вечером в своем особняке Мар-о-лаго во Флориде, где заявил: «Сегодня я призываю все цивилизованные страны, чтобы присоединиться к нам в стремлении положить конец этой бойне и кровопролитию в Сирии, а также положить конец терроризму всех видов и всех типов»[3]

Россия имеет достаточное количество самолетов и персонала в Сирии, оказывает помощь Асаду в течение шести лет, в борьбе с инсургентами, спонсируемыми США. Москва приостановила действие российско-американского меморандума о предотвращении инцидентов в небе Сирии, то есть Москва выступила с едва прикрытым предупреждением в адрес США: начиная с этого момента ваши самолеты превращаются в потенциальные мишени для атак и для этого есть силы и средства, развернутые возле российских баз, а это С-300 и С-400. Минобороны РФ информировало о мерах по усилению системы ПВО сирийской армии.

Может ли Путин позволить себе открытый конфликт с США? Это другой вопрос. Опасность непосредственного военного столкновения между Россией и США существует, но не на столько она велика как это изображают отдельные политики и СМИ. Но пока 45-й Президент США Дональд Трамп не ответил на вопрос: что дальше? Ибо победить ИГИЛ в одиночку он не может.

 Автор: Александр Маначинский

 

 

 

 

 

11.04.2017
  • Эксклюзив
  • Органы управления
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век