Спор по Курилам затрагивает основы современного мироустройства

Версия для печати

Спор по Курилам затрагивает основы современного мироустройства

Александр Жебин руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН:

«Само обсуждение с Японией вопроса о передаче островов Южнокурильской гряды, отошедших СССР по итогам Второй мировой войны, будет напрямую затрагивать основы современного мироустройства. Как известно, Россия настаивает на незыблемости итогов этой войны, одним из которых и является существующее сегодня территориальное размежевание между нашими странами. Если мы, выступая за безусловное признание этих итогов всеми государствами, сами пойдем на их пересмотр, то это может открыть геополитический «ящик Пандоры» и вряд ли упрочит позиции России в мире. Странно, что сторонники передачи островов не замечают явного противоречия между заявлениями о необходимости всем придерживаться принципов послевоенного устройства, закрепленных, в том числе, в Уставе ООН, и готовностью обсуждать шаги, которые могут привести к его дальнейшему подрыву. Это может оказать дестабилизирующее влияние на весь современный миропорядок. Сейчас уже во многих странах утверждается, что послевоенная система, созданная союзниками, победившими гитлеровский нацизм и японский милитаризм, практически разрушена. Но надо ли и нам самим этому способствовать?

Таким образом, это вопрос не только двусторонних отношений между Россией и Японией. Речь идет о фундаменте послевоенного мироустройства. Его решение может серьезно повлиять на все развитие современных международных отношений.

Если же говорить о сугубо российско-японском аспекте этой проблемы, нельзя не задаться вопросом, насколько реальны те выгоды, которые нам сулят сторонники передачи островов. Мы видим, что Япония, как и многие европейские страны - государство с ограниченным суверенитетом. Мы видим, что происходит в Германии, где американский посол открыто призывает немецкие компании отказаться от сотрудничества с Россией. Мы видим, как администрация США навязывает эту линию всем членам НАТО. Где гарантии того, что этого не произойдет с Японией? Даже если сейчас нам пообещают, что японские компании будут соблюдать свои обязательства перед российскими партнерами, то завтра все может перемениться, если США введут против них санкции. А японские корпорации еще более привязаны к Америке и технологически, и финансово, чем европейские. Никаких серьезных и долгосрочных гарантий нынешнее японское правительство на этот счет дать не может.

К отрицательным последствиям возможной передачи островов относится и то, что в результате у других стран может появиться соблазн предъявлять нам аналогичные претензии, в том числе, в Европе. Да, у нас есть примеры того, как мы уступали свои территории, как это было с островами на Амуре, переданными Китаю. Но китайцы были нашими союзниками во Второй мировой войне, членами антигитлеровской коалиции, и здесь пограничное урегулирование строилось на других основаниях. Япония была агрессором и проиграли войну. Тем не менее она до сих отказывается признавать ее итоги и поэтому отношение к ней должно быть совсем иное.

Кстати, западные «демократии», склонные поддержать притязании Японии, сами отнюдь не спешат расстаться с территориями и островами, перешедшими под их контроль в результате прямых колониальных захватов и расположенными за тысячи миль от их границ. Более того, они не колеблются использовать силу для удержания своих заморских владений. Достаточно вспомнить войну Великобритании против Аргентины из-за Фолклендских островов и продолжающийся конфликт между Лондоном и Мадридом из-за захваченного англичанами Гибралтара, в ходе которого эти два члена НАТО не раз оказывались на грани силового столкновения.

Стоит учитывать и то, как возможные уступки со стороны России будут восприняты в соседних странах региона. Эта тема практически не затрагивалась в многочисленных дискуссиях вокруг недавних российско-японских переговоров в Москве. А ведь Япония выдвигает территориальные претензии ко всем соседним странам.

В частности, вопрос «искреннего раскаяния» Японии за деяния, совершенные в период колониального господства в Корее, в том числе в годы войны, и компенсации ее жертвам остается главным раздражителем в отношениях Токио как с Сеулом, так и Пхеньяном. И если есть международная проблема, по которой Север и Юг Кореи практически единодушны, то это неприятие отношения Японии к итогам Второй мировой войны и захвата Кореи. Обе Кореи также категорически отвергают претензии Токио на острова Токто в Японском море (яп.- Такэсима) и отказываются вступать в какие-либо переговоры по этому вопросу. Более того, они настаивают на переименовании самого моря в Восточное (так называют его как в Северной, так и Южной Корее).

Наша уступка может привести к тому, что японцы будут еще более агрессивно требовать признания своих прав и на эти острова, вернувшиеся после войны под контроль Южной Кореей. Там нередки обострения ситуации, чреватые применением силы. Совсем недавно южнокорейская и японская пресса писали об инциденте, в ходе которого радарами патрульного судна Республики Корея был захвачен японский самолет, в ответ на что поступила официальная жалоба со стороны Японии. Токио даже обращался за поддержкой в этом вопросе к США, что лишний раз говорит о степени его «самостоятельности».

Есть серьезный территориальный спор у Японии и с Китаем по поводу островов Сенкаку, контролируемых в данном случае японской стороной.

Таким образом, ни в Пекине, ни в Сеуле, ни в Пхеньяне любые уступки Японии со стороны России по поводу островов вряд ли будут встречены с энтузиазмом. В этих столицах понимают, что в этом случае Токио усилит давление по территориальным вопросам и на них.

Не стоит забывать и том, что сами корейцы в случае гипотетического объединения могут заявить свои претензии на остров Ноктундо, расположенный в устье реки Туманган на границе КНДР и Приморского края России. В корейской литературе отмечается принадлежность этого острова к Корее. Да и в Китае до сих пор можно встретить географические карты и мнение отдельных ученых, пускай и далеких от политического мэйнстрима, которые не прочь напомнить о том, что китайские территории в прошлом простирались чуть ли ни до Охотского моря. Кстати, подобные карты и исторические изыски, но уже «доказывающие», что обширные земли российского Дальнего Востока некогда занимали древние корейские государства, встречаются и в Сеуле, и в Пхеньяне.

Так что передача даже двух островов Токио может стимулировать дальнейшие изыскания в этом направлении как в самой Японии, так и у других наших соседях на Дальнем Востоке. Да, сегодня подобные взгляды не поощряются и тем более, не поддерживаются на официальном уровне ни в Китае, ни в обеих Кореях. Но в том, что такой шаг повлечет оживление подобных тенденций, можно не сомневаться.

Примечательно, что ни в китайской, ни в корейской прессе о недавних российско-японских переговорах практически не упоминалось. Это тоже показатель. Китайцы, как и южнокорейцы, (у последних как раз случилось очередное обострение отношений с Японией из-за упомянутого самолета), видимо, не хотели бы публично делиться своими тревогами по этому поводу, но в данном случае их молчание, как говорится, было подобно крику.

Если же говорить о значении мирного договора для двусторонних отношений, то стоит напомнить, что у России нет такого договора и с Германией, однако это не помешало этой стране стать в свое время крупнейшим торгово-экономическим партнером России. Многолетнее настойчивое и, надо признать, небезуспешное внедрение в умы некоторых представителей российского общества идеи о чуть ли не императивной необходимости заключения мирного договора с Японией как непременного условия качественного прорыва в наших отношениях - это один из самых ярких примеров вброса во внешнеполитическую повестку ложной темы-обманки, конечная цель реализации которой даже не столько сами острова, сколько окончательная ревизия итогов Второй мировой войны и легализация превращения Японии в т.н. «полноценную (читай – военную) державу».

История показала, что отсутствие мирного договора между странами, конфликтовавшими в прошлом, вовсе не препятствие для развития экономических, политических, культурных и прочих отношений, в том числе и вполне дружественных. Пример российско-германских отношений до того, как на Берлин стало оказываться беспрецедентное давление из Вашингтона с целью испортить его отношения с Москвой - самое яркое тому подтверждение, равно как и предупреждение о том, что то же самое американцы почти наверняка попробуют предпринять и на Дальнем Востоке».

29.01.2019
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Азия
  • XXI век