Создание Армии Косово - закономерное событие, которое подготавливалось годами

Версия для печати

Процесс создания армии Косово начался далеко не вчера. Уже с того момента, когда было объявлено о расформировании так называемой Армии освобождения Косово в 1999 году, а на деле через ряд трансформаций Армия осталась существовать в виде Силы безопасности Косово, так было сформировано ядро будущих косовских вооруженных сил. Это, во-первых, доказывало далеко идущие планы сепаратистских властей Приштины по укреплению своей государственности, а, во-вторых, демонстрировало широкую международную поддержку этого процесса: все эти годы Силы безопасности Косово получали широкую поддержку США и других стран в виде финансирования, инструкторов и оружия.

Еще задолго до объявления о создании косовской армии и международную общественность, и сербские власти должны были насторожить регулярные интернациональные учения с участием Сил безопасности Косово. Анализ целей и задач этих учений показывает, что в рамках подобных военных маневров косовские силовики отрабатывали методы подавления гражданских акций протеста, борьбы с гражданским населением. Возникает логичный вопрос: что подразумевается под массовыми гражданскими выступлениями и какое население будет выступать против косовских сил безопасности? Ответ только один - сербы.

Подобные учения проводятся из года в год, однако до сегодняшнего дня их откровенный анти-сербский характер с привлечением спецтехники и спецсредств для подавления массовых демонстраций не вызывал нареканий у политического руководства Сербии. Что, в свою очередь, должно вызывать озабоченность у российской стороны, выступающей гарантом резолюции Совета Безопасности ООН 1244: почему власти Российской Федерации не были проинформированы о происходящих в регионе процессах?

Создание Армии Косово - это отнюдь не сюрприз, а закономерное событие, которое подготавливалось годами. И большинство вопросов здесь должно быть адресовано сербской стороне. Поскольку до сих пор действуют положения резолюции СБ ООН 1244 и положения Конституции Сербии, в соответствии с которой Косово является составной часть Республики, сами сербские власти действуют в нарушение конституционно-правового поля своей страны. Тем самым сербские власти объективно способствуют укреплению косовской государственности, что также должно вызывать вопросы у российской стороны: чем обусловлена политика Сербии и осознают ли сербские власти, к чему они скрытно, но неотвратимо подталкивают регион?

Еще в апреле 2013 года Александр Вучич, ныне действующий президент Сербии, а тогда первый вице-премьер, вместе с Ивицей Дачичем, занимавшим пост премьер-министра страны, подписали так называемое первое Брюссельское соглашение о нормализации отношений между Сербией и Косово, по которому на всей территории Косово и Метохии суд, полиция, система безопасности и система гражданской защиты передавались в ведение сепаратистских властей Приштины. Сюда же включалась и территория севера Косово - четыре общины с преобладающим сербским населением. На эту территорию Приштине доступа не было на протяжении долгого времени; даже в период Второй мировой войны, когда нацистская Германия оккупировала Сербию, север Косово не посмела передать Албанцам.

Совершенно незаметным для международной общественности оказался следующий момент: когда албанцы из Косово не получили права быть представленными в Интерполе, Приштина ввела сначала 10-процентную, а зачет и 100-процентную таможенную пошлину на товары из Сербии. Возникает вопрос, откуда на границе между Косово и Сербией, которая должна быть всего-навсего административной разделительной линией, появилась таможня? Таможня - это неотъемлемый атрибут государства, прерогатива исключительно центральной государственной власти (!). И полноценная межгосударственная граница также была установлена при Александре Вучиче в декабре 2012 г.

Стоит напомнить, что в Брюссельском соглашении нет ни одного упоминания о том, что Косово входит в состав Сербии, ни одного упоминания резолюции СБ ООН 1244, ни одного упоминания Конституции Сербии, но при этом неоднократно отмечается, что центральной властью на территории Косово и Метохии является власть Приштины, неоднократно упоминается косовское законодательство. А поскольку под соглашением стоят подписи высших сербских государственных лиц, следовательно, Республика Сербия официально признает конституционно-правовой порядок «Республики Косово». В подтверждение этого Александр Вучич, как законно избранный президент Сербии, равно как и другие официальные представители Республики должны получать официальное разрешение Приштины для посещения территории Косово.

В ходе т.н. переговорного процесса между Белградом и Приштиной, проводящегося под эгидой ЕС, Сербией в одностороннем порядке в компетенцию Приштины переданы: документация ЗАГС и кадастровые данные, утверждена международная процедура взаимной нострификации дипломов Сербии и Косово (несмотря на то, что Конституционный суд эти три акта признал незаконными, они и далее в силе), Приштина получила собственный международный телефонный код +383, ликвидировано последнее физическое препятствие для въезда албанских подразделений на север Косова – «Парк мира» на мосту р. Ибр (разделяющий южную и северную часть Косовской Митровицы), и как уже указывалось, право сбора таможенных пошлин. Именно Белград настоял на принятии сербами Косово и Метохии паспортов «Республики Косово», где помимо гражданства «Республики» все население края обозначается как «косовары». В ноябре 2013 г. официальный Белград оказал прямое незаконное давление на сербское население края, вынуждая его принимать участие в выборах «Республики Косово», по ее законам.

Армия Косово - это детище Рамуша Харадиная, военного преступника, ранее обвиняемого в массовых убийствах сербов, а ныне возглавляющего «правительство Косово». Харадинай за свои преступления еще в 2006 г. объявлен в розыск государством Сербией. Однако согласие на избрание Харадиная премьером предоставила новая партия косовских сербов, вошедшая в «косовский парламент» - Сербский список, являющийся прямой экспозитурой Белграда. Таким образом в противовес всем сербским патриотическим движениям Косово и Метохии Александром Вучичем был создан политический симулякр - Сербский список - с оперативной задачей уничтожения всех проявлений иной политической активности сербов. Крайне важно подчеркнуть, что Сербский список не существует как политический субъект парламентской жизни Сербии. Сербский список зарегистрирован как политическая партия «Республики Косово», по законам «Республики Косово», о чем ясно говорит Статут Сербского списка: «Политическая партия Сербский список регистрируется в соответствии с Законом о политических выборах №. 03-Л/073 Республики Косово». После принятия «косовским парламентом» законов о создании Армии Косово Сербский список не вышел из состава правительства «Республики Косово», и не прекратил работу в «косовском парламенте».

Основу Армии Косово фактически составляют ветераны Армии освобождения Косово. И пускай заявленный состав вооруженных сил Республики в 5000 военнослужащих и наличествующее вооружение не впечатляют, это не должно никого вводить в заблуждение. Во-первых, население Косово обучено военному делу практически в полном объеме и может быть поставлено под ружье в короткие сроки. Во-вторых, Республика Косово и Республика Албания в том же 2013 году подписали договор, по которому армии обеих сторон могут дислоцироваться на территории друг друга и оказывать военную помощь. Если прибавить к скромной численности вооруженных сил Косово армию Албании, то при условии мобилизации только в первые 72 часа под ружье будет поставлено порядка 100 тысяч военнослужащих. Такой армии не может противостоять ни одна страна в регионе, тем более сербские вооруженные силы, которые при действующем президенте переживают процесс фактического разложения, начиная с морально-психологического состояния и заканчивая банальным сокращением и уничтожением материально-технического оснащения и вооружения. Армия Сербии сегодня находится в настолько плачевном состоянии, что, по мнению самих же сербских военных, не сможет защитить даже Белград.

В последние месяцы на границе Косово и Сербии было зафиксировано несколько крупных провокаций, в том числе с арестами сербских официальных лиц и незаконным появлением косовских спецподразделений на сербской территории. Хотелось бы обратить внимание на то, что большая часть этих провокаций выглядит как инсценировка: после незаконного визита президента «Республики Косово» Хашима Тачи на водохранилище в Газиводе в сентябре 2018 года, СМИ заявляли о том, что сербская армия была якобы приведена в полную боевую готовность. В данном случае журналисты либо пишут то, чего не понимают, либо понимают и сознательно идут на провокацию. Полная боевая готовность - это передислокация всех боевых подразделений к приграничным районам, эвакуация гражданского населения из районов предполагаемых боевых действий. Ничего подобного сделано не было, а вооруженные силы Сербии были приведены в режим повышенной боевой готовности, в 17-й раз за последние несколько месяцев. Кроме того, спецподразделения Косовской полиции, включая спецназ РОСУ, появление которых на Севере Косово вызывает бурную реакцию протеста со стороны сербской власти, имеют законное право находится на всей территории Косово и Метохии по указанному Брюссельскому соглашению. В частности, безопасность сербского президента Александра Вучича в ходе его визита в Косово в сентябре 2018 года также обеспечивалась Косовской полицией. Выступая на заседании Совета Безопасности ООН 17 декабря 2018 года, инициированного им самим, сербский президент, вопреки ожиданиям, ограничился констатацией неравноправного отношения международного сообщества к Белграду по сравнению с Приштиной, предложив «более широкое участие ООН» в косовском урегулировании, однако не прибег к серьезным мерам, как, например, реализация Кумановского соглашения от 1999 г., подразумевающего возвращение в Косово и Метохию 1000 сербских военнослужащих и полицейских, аннулирование Брюссельского соглашения и результатов переговорного процесса, отказ от участия сербских политических представителей в работе «косовского парламента». Фактически это имитация протеста, которая оставляет решение о создании Армии Косово в силе.

Как мы видим, «косовские власти» и Александр Вучич изо всех сил пытаются создать мрачную алармистскую обстановку, чтобы загнать в угол другие страны, так или иначе вовлеченные в разрешение сербско-косовского конфликта, и в первую очередь это касается Российской Федерации. Налицо попытка преподнести ситуацию таким образом, что Сербия находится под угрозой военной агрессии, ее армия воевать не способна, а Россия не будет воевать за Сербию, чтобы не повторять шаги столетней давности, поэтому нужно идти на компромисс, под которым подразумевается предоставление Республике Косово места в ООН. Тут уже не важно, признает ли Республика Сербия Косово, главное что Косово получит официальный статус государства в ООН.

Все это выглядит так, будто бы Республика Косово, США и Сербия осуществляют некий совместный план, целью которого является укрепление государственности «Республики Косово», присвоение ей всех атрибутов суверенного государства. Наличие собственного суда, полиции, системы безопасности, контроль своей территории, наличие государственной границы и таможня - это атрибуты суверенности, которые уже переданы «Республике Косово» сербскими властями. При этом на международном уровне искусственно создается ощущение неизбежного начала войны для того, чтобы вынудить Россию отступиться от принципиальной позиции по сербско-косовскому вопросу и согласиться с тем, что Косово станет членом Организации Объединенных Наций.

Автор: Анна Филимонова, кандидат исторических наук, доцент МоСГУ

21.12.2018
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Сухопутные войска
  • Европа
  • XXI век