Современное состояние стратегического прогнозирования развития МО и ВПО в России

Версия для печати

 

 

Сегодня крайне актуальны и востребованы профессиональные и фактически
обоснованные прогнозы геополитического характера[1]

С. Нарышкин,
Председатель Госдумы ФС РФ

 

Характеризуя теоретическое состояние в области анализа и стратегического прогноза современной МО, профессор Т. Шаклеина осторожно заметила (что, однако, позволяет понять уровень, на котором находятся наши познания в этой области): «В условиях усложняющейся структуры мировой системы, снижения ее управляемости, роста непредсказуемости и нестабильности … снижение роли качественного систематического анализа … уже привело к серьезным последствиям во внешнеполитическом планировании…»[2].

Крупнейшей внешнеполитической ошибкой, сопоставимой с преступлением, стал внешнеполитический курс М. Горбачева, Э. Шеварднадзе, А. Яковлева, который привел к развалу мировой социалистической системы – по сути дела локальной человеческой цивилизации (ЛЧЦ) во главе с «российским ядром» СССР, – а также ОВД, СЭВа и, в конечном счете СССР.

Другим стратегическим провалом во внешней политике (теперь уже России) стала ее наивная ориентация на «западных партнеров» в ущерб своим национальным интересам и интересам оставшихся друзей и союзников.

Наконец, самой главной ошибкой, уже не только внешнеполитической, но и цивилизационной, стала односторонняя ориентация на западную систему ценностей, нормы и правила, которые изначально создавались в качестве неравноправных и несправедливых – будь то в финансах или спорте – для других стран.

Таким образом советско-российская политика и дипломатия совершила за 30 лет как минимум, несколько стратегических ошибок глобального масштаба, а механизмом их предотвращения не существовало.

В настоящее время ситуация в военно-политической области выглядит явно еще более неудовлетворительно, чем в международной. Эксперты констатируют, что «За двадцать лет практическом реализации в нашей стране американской теории обеспечения национальной безопасности в Российской Федерации была создана достаточно разветвленная сеть сил и средств аналитического обеспечения принятия решений органами государственного управления в сфере национальной безопасности (рис.)[3].

СистИнформАналитОбесп

Согласно Федеральному закону Российской Федерации от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» и Положению о Совете Безопасности Российской Федерации (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 6 мая 2011 г. № 590) информационную и информационно-аналитическую поддержку принятия государственных решений координирует Совет Безопасности РФ за счет привлечения информационных ресурсов заинтересованных органов государственной власти и государственных научных учреждений.

В соответствии со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года эта задача должна реализовываться с использованием системы распределенных ситуационных центров, работающих по единому регламенту взаимодействия[4].

Фактически ситуационные центры при органах государственной власти и управления должны были стать технической и интеллектуальной базой принятия решений в сфере национальной безопасности и основой формирования полноценной системы аналитического обеспечения. Следует констатировать, что эта задача пока не решена ни по количественным, ни по качественным показателям[5], – делает вывод В. Сизов.

«Сегодня прогнозирование в сфере национальной безопасности, как составная часть и форма аналитической деятельности обеспечивающих структур и самих органов государственного управления страны, находится на начальной стадии своего становления. Органы государственного управления, в основном, заняты подготовкой и реализацией оперативных решений текущих проблем национальной безопасности. Долгосрочные прогнозы развития страны отсутствуют, среднесрочные носят описательный характер, отсутствуют сценарии развития обстановки с опорой на обоснованные критерии и показатели. Потенциал ситуационных центров используется слабо, а возможности современных технических средств – не полностью»[6].

Сегодня в стране практически не ведется (закрытые заведения вне сегодняшнего обсуждения) подготовка аналитиков-экспертов по международным отношениям, по вопросам войны и мира и других. Чуть лучше ситуация с подготовкой «аналитиков-технологов» (специалистов по методике выработке решений).

Совершенствование системы аналитического обеспечения органов государственного управления предполагает разработку, апробацию и внедрение моделей долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности Российской Федерации (рис.).

СетевМодельПрогнозУгрозНационБезопРФ

Одним из возможных подходов к созданию таких моделей может быть использование сетевого метода. Подразделения (специалисты) прогнозирования в составе аналитических центров (отделов, управлений, департаментов и др.) при органах государственного управления составляют государственный уровень прогнозирования, имеющий внутреннюю структуру федерального, регионального и муниципального (локального) прогнозирования. Здесь же функционируют центры прогноза государственных организаций, академий и институтов.

На этом уровне разрабатываются стратегические, в том числе долгосрочные, прогнозы угроз безопасности страны. Они могут носить комплексный характер и могут быть изложены в документах стратегического планирования, например в стратегии национальной безопасности, со сроком действия 10–20 и более лет. Либо могут быть составлены государственные или ведомственные прогнозы по видам безопасности, например в сфере военной, информационной, экономической и другой безопасности.

Прогноз должен быть частью военной доктрины государства или отдельным документом в форме долгосрочного прогноза внешних и внутренних угроз военной безопасности РФ, например до 2020 года. Дополненный сценариями развязывания войн и вооруженных конфликтов, такой прогноз может стать аналитической базой для разработки концепций и планов строительства и применения вооруженных сил, а также для государственных программ развития других элементов военной организации государства.

«Данная дилемма может быть решена в ходе совершенствования технической и технологической базы системы обеспечения национальной безопасности, в том числе ее информационно- аналитической подсистемы.

Сетецентрический метод управления сбором, анализом и распределением информации, успешно испытываемый в последние годы вооруженными силами США в ходе конфликтов в различных регионах мира, может быть применен для создания сети прогнозирования долгосрочных угроз национальной безопасности, сбора и анализа данных о текущих угрозах и выдачи информации заинтересованным органам государственного управления. Для этого необходимо развернуть полномасштабную сеть органов и средств коммуникации («решетку»), повысив в первую очередь эффективность обмена информацией между существующими ситуационными центрами»[7], – делает вывод В. Сизов, оставляя «за скобками» вопрос «кто это все будет делать?».

В перспективе к этой сети должны быть подсоединены аналитические структуры крупных промышленных, транспортных, сырьевых, телекоммуникационных и других корпораций, а затем и негосударственных аналитических центров.

Долгосрочные прогнозы должны иметь практическую цель. Это станет возможным, если мониторинг внешней и внутренней среды национальной безопасности РФ будет осуществляться с использованием единых критериев и показателей безопасности, выход за пределы которых означает возникновение непосредственной угрозы безопасности государства.

«Действующие на сегодня основные характеристики состояния национальной безопасности, предназначенные для ее оценки (ст.112 Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года), не позволяют решать эту задачу. Оценка степени военной безопасности государства по двум показателям (по уровню ежегодного обновления вооружения, военной и специальной техники и уровню обеспеченности военными и инженерно-техническими кадрами) не может быть полной и достоверной»[8].

Исторически доказано, что угрозы не возникают неожиданно. В большинстве случаев им предшествуют некоторые события и процессы, которые являются их предвестниками. Выявление таких предвестников, их анализ и определение степени вероятности самой угрозы, времени ее возникновения и возможного ущерба является сутью долгосрочного прогнозирования.

«В целом система долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности – это комплекс взаимоувязанных по времени и стратегической глубине предсказаний, сценариев и стратегий. Она должна обеспечивать проведение стратегического анализа, оценку состояния национальной безопасности государства, подготовку исходных данных для стратегического планирования, определение объема необходимых ресурсов для обеспечения безопасности страны и их распределение по времени и стратегическим задачам»[9], – считает В. Сизов. Он предлагает минимальный набор средств для улучшения ситуации:

«Невзирая на всю сложность проблемы, создание системы долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности РФ можно начать с решения задач, не требующих серьезных финансовых и других расходов, то есть:

– создать реестры государственных и негосударственных аналитических организаций и формирований в сфере национальной безопасности;

– уточнить понятийно-категориальный аппарат теории национальной безопасности, в том числе касающийся аналитической работы;

– издать ежегодно уточняемый словарь (сборник) терминов по национальной безопасности, который был бы обязательным к использованию органами власти и управления в законотворческой и управленческой деятельности;

– сформулировать требования к информационным и аналитическим материалам, разработать формализованные документы и определить порядок их использования;

– создать информационно-аналитический портал с собственной базой данных при одном из открытых аналитических некоммерческих общественных объединений.

В опубликованном 10 декабря 2012 г. Советом по национальной разведке США докладе «Глобальные тенденции – 2030» говорится, что в обозримом будущем в мире не будет державы-гегемона, власть перейдет к сетевым структурам и коалициям многополярного мира»[10]. Во главе этих коалиций будут стоять ЛЧЦ, а во главе ЛЧЦ – нации-лидеры.

 

Автор: А.И. Подберёзкин, доктор исторических наук, профессор МГИМО(У), директор Центра Военно-политических исследований

 


[1] Нарышкин С.Е. Вступительное слово // Подберезкин А.И., Султанов Р.Ш., Харкевич М.В. [и др.]. Долгосрочное прогнозирование развития международной обстановки: аналит. доклад. М. : МГИМО-Университет, 2014. С. 3.

[2] Введение в прикладной анализ международных ситуаций / под ред. А.Т. Шаклеина. М. : Аспект–Пресс, МГИМО-Университет. 2014.

[3] Сизов В.Ю. О создании системы долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности России в интересах принятия решений органами государственного управления в сфере национальной безопасности. С. 23.

[4] Сизов В.Ю. О создании системы долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности России в интересах принятия решений органами государственного управления в сфере национальной безопасности. С. 24.

[5] Сизов В.Ю. О создании системы долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности России в интересах принятия решений органами государственного управления в сфере национальной безопасности. С. 25.

[6] Сизов В.Ю. О создании системы долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности России в интересах принятия решений органами государственного управления в сфере национальной безопасности. С. 27.

[7] Сизов В.Ю. О создании системы долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности России в интересах принятия решений органами государственного управления в сфере национальной безопасности. С. 32.

[8] Сизов В.Ю. О создании системы долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности России в интересах принятия решений органами государственного управления в сфере национальной безопасности. С. 32.

[9] Сизов В.Ю. О создании системы долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности России в интересах принятия решений органами государственного управления в сфере национальной безопасности. С. 33.

[10] Сизов В.Ю. О создании системы долгосрочного прогнозирования угроз национальной безопасности России в интересах принятия решений органами государственного управления в сфере национальной безопасности. С. 33.

 

29.07.2015
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век