От слов к делу

Версия для печати

Спустя двое суток после выступления Владимира Путина на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН, в ходе которого российский лидер обозначил в качестве одной из наиболее актуальных угроз разрастание террористической угрозы на Ближнем Востоке и расширение деятельности боевиков «Исламского Государства», Совет Федерации одобрил использование подразделений российских вооруженных сил на территории других государств.

Вслед за этим Министерство обороны РФ заявило о начале воздушной операции в Сирии. «В соответствии с решением Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами РФ Владимира Путина самолёты российских Воздушно-космических сил (ВКС) сегодня приступили к проведению воздушной операции с нанесением точечных ударов по наземным целям террористов группировки ИГИЛ на территории Сирийской Арабской Республики», — говорится в сообщении российского оборонного ведомства.

Как отметил глава администрации Кремля Сергей Иванов, соответствующее обращение к парламенту поступило от президента России и в настоящий момент предполагает лишь использование Военно-Воздушных сил ВС РФ для оказания военной поддержки сирийскому правительству в отражении террористической угрозы. «Речь идет исключительно об операции Военно-воздушных сил Российской Федерации. Как уже говорил наш президент, использование Вооруженных сил на сухопутном театре военных действий исключено, и военной целью операции является исключительно воздушная поддержка сирийских правительственных сил в их противодействии ИГИЛ», - подчеркнул Сергей Иванов в беседе с журналистами.

Точные сроки военной операции с участием подразделений российских ВВС не называются из соображений секретности. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал эти данные стратегической информацией, в очередной раз напомнив, что речь идет о борьбе с террористами, которая будет осуществляться в полном соответствии с нормами международного права, так как Москва располагает официальным обращением сирийского правительства. «Россия фактически будет единственной страной, которая будет осуществлять эту операцию на легитимной основе по просьбе легитимной власти Сирии», - отметил Песков.

Подтверждение официального запроса, направленного Сирией российским властям, было получено от политического советника министра информации Сирии Али аль Ахмади, заявившего о том, что Дамаск в действительности направлял Москве просьбу об оказании военной помощи.

Официальные представители Соединенных Штатов спокойно отреагировали на решение Совета Федерации об использовании российских вооруженных сил в Сирии для борьбы с террористическими группировками, подтвердив тем самым информацию о достигнутых в понедельник 28 сентября договоренностях между президентами Владимиром Путиным и Бараком Обамой. Стороны договорились о создании канала обмена информацией между военными, чтобы избежать недопонимания, которое может возникнуть у российских подразделений и членов коалиции.

По мнению вице-президента Института геополитических проблем Владимира Анохина, одной из причин достижения соглашения между Москвой и Вашингтоном по вопросу оказания поддержки сирийскому правительству является провал воздушной операции США против боевиков «Исламского государства». «Объективно это можно оценить с точки зрения количественного использования боевой авиации в борьбе с ИГ, - отметил Анохин, подчеркнув, что «интенсивность ударов была столь мала, а соответственно и малоэффективна, что говорить о каких-то успехах в борьбе с террористами не приходилось»

Эксперт назвал правильным и оправданным решение российских властей оказать поддержку Дамаску в борьбе с террористической угрозой, принятое после обращения президента Владимира Путина в Совет Федерации по просьбе законного сирийского правительства.

Отвечая на вопрос о том, насколько эффективным будет использование подразделений российских ВВС и российской военной техники для борьбы с боевиками ИГ в рамках проведения антитеррористической операции, Владимир Анохин напомнил об опыте, которым обладают российские ВВС. «Подразделения Военно-Воздушных Сил ВС РФ имеют необходимый опыт: это и опыт ведения боевых действий в Афганистане, и опыт антитеррористической операции в Чечне, - отметил эксперт. - Российские ВВС могут эффективно выполнять поставленные задачи в небе Сирии, а использование российской авиации окажет положительное воздействие на ход антитеррористической операции».

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

30.09.2015
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Россия
  • Европа
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век