Системный анализ субъекта международной обстановки

Версия для печати

Я вовсе не хочу сказать о том, будто Pax Americana будет существовать бесконечно или даже ближайшую тысячу лет. Но о том, что именно в Соединенных Штатах Америки, а не где- либо еще, готовится грандиозный технологический прорыв, который определит будущее человечества, лично у меня никаких сомнений не возникает[1]

В. Медведев, профессор

Прогноз развития МО, который «складывается» из прогнозов развития отдельных субъектов и акторов МО, как уже говорилось, носит многофакторный характер, но, одновременно, он и сам влияет на развитие этих субъектов. Таким образом, факторный анализ позволяет решить одновременно две проблемы: описать объект изменения (субъект МО) достаточно всесторонне и компактно в целях определения взаимосвязей между переменными. Обязательные условия факторного анализа:

— все признаки должны быть количественными (или приведены к ним);

— число наблюдений должно быть, как минимум, в два раза больше числа переменных;

— выборка должна быть однородна;

— исходные переменные должны быть распределены симметрично;

— факторный анализ осуществляется по коррелирующим переменным.

В нашем понимании, жестко детерминированная модель, имеющая более двух факторов, называется многофакторной. Именно такой многофакторной моделью является каждый из указанных выше трех этапов исследования — собственно субъект МО; группа отобранных (или всех) субъектов МО; вся система, образующая МО. При этом мы сохраняем системный и качественный характер исследования, опираясь на логику и метод сценарного прогнозирования развития МО.

В качестве очень упрощенной модели анализа конкретного субъекта МО предлагается модель, в которой учитываются как основные элементы политики конкретного субъекта МО, так и влияние формирования МО. Ее основа — модель, предложенная еще в 80-е годы XX века профессором МГИМО М. Хрусталевым, которая, на мой взгляд, не потеряла своей актуальности и сегодня.

Рис. 1.

Как видно из этой модели, каждый из ее элементов является лишь условным обозначением целой группы факторов, подлежащих не только систематизации, анализу и конкретизации, но и изучению взаимосвязей с другой группой факторов. Это означает, что даже один субъект МО может и должен анализироваться под самыми разными углами зрения и под влиянием сотен и тысяч факторов.

На предлагаемом рисунке рассматривается три варианта развития модели субъекта МО в будущем в зависимости от степени влияния внешних факторов (группы «Б») и позиции правящей элиты (группы «Д»):

— «глобалистский»;

— «адекватный»;

— «изоляционистский».

Но на выборе вариантов развития могут сказаться и другие группы факторов, например, изменения в системе национальных ценностей, переоценка интересов (группа «А»), либо доступ к ресурсам и другим возможностям (группа «Г»). Причем, если подходить к анализу этих факторов добросовестно, то речь идет о серьезных исследованиях и анализе тысяч переменных. Достаточно сказать, например, что количество факторов внешнего влияния на политические цели одного субъекта МО измеряется сотнями и тысячами, а на всю группу субъектов МО, — соответственно — десятками тысяч акторов и тысячами различных международных тенденций, а также прочих переменных. Естественно, что эти факторы можно и нужно как-то систематизировать, укрупнить и группировать по степени их влияния.

Рассмотрим в качестве примера один конкретный субъект МО — «государство Х» — по состоянию на 2016 и 2030 годы[2]. Как видно из этого примера, для многофакторного анализа современного состояния одного субъекта МО («государства Х») на первом этапе требуется, как минимум[3]:

1. Количественный и качественный анализ всей совокупности его национальных интересов и ценностей (группа «А»), которые в самой простой форме, как минимум, делятся на:

— личные;

— групповые;

— социально-классовые;

— государственные;

— национальные;

— цивилизационные,

а также разбиваются на:

— краткосрочные;

— среднесрочные;

— долгосрочные.

Кроме того эти интересы могут быть:

— социальными;

— экономическими;

— финансовыми;

— культурными и т.д.;

Этот анализ должен быть системным, качественным и количественным, предполагающим исследование состояния этой группы факторов (системы ценностей и интересов) в 2016 году и прогноз их развития на 2030 год. Если попытаться представить его в форме матрицы, то такая (самая простая) матрица может иметь следующий вид: табл. 1.

Таблица 1. Матрица системы ценностей и интересов субъекта «Х» в 2016 году

2. Другой минимум анализа субъекта требуется для исследования национальных ресурсов и возможностей (группа «Г»), в том числе:

— природных;

— материальных активов (ВВП, зарубежные активы и пр.);

— национального человеческого капитала;

— общественных;

— культурных и др.;

3. Третья группа факторов, подлежащих анализу, представляет собой влияние внешних сил

(группа «Б») — прежде всего государств, международных институтов, коалиций и т.д., а также

таких факторов, как:

— природные ресурсы;

— транспортные коридоры;

— климатические и др.

4. Наконец, четвертая и пятая группы факторов (группы «В» и «Д»), подлежащих анализу, представляют собой правящие элиты и общество и понимаемые ими цели и задачи, стоящие перед данным субъектом МО.

Таким образом, только после изучения всех этих групп факторов, в их взаимосвязи, характеризующих состояние субъекта МО, можно попытаться прогнозировать их развитие, а также развитие этого конкретного субъекта на перспективу:

— краткосрочную (до 1–2 лет);

— среднесрочную (5–7 лет);

— долгосрочную (10 и более лет).

Как показано на рисунке, в зависимости от субъективного фактора — адекватности правящей элиты, ее профессионализма, амбициозности и пр. — возможно развитие этого субъекта МО по нескольким сценариям, учитывающим, кроме того, особенности международной обстановки и национального развития (варианты «А», «Б и «В» в нашем примере). Применительно к СССР в 1930-е годы споры между «сталинистами», или «троцкистами» и «правыми», в конечном счете, привели к выбору варианта «В». С долей условности можно сказать, что в 2014–2016 годах в России также был сделан выбор в пользу этого, «импортозамещающего» варианта, хотя споры ведутся и будут вестись еще долго.

Таким образом можно сделать вывод о том, что стратегический прогноз развития того или иного субъекта МО на первом этапе исследования должен основываться прежде всего на много- факторном анализе его базовых факторов, а именно:

Рис. 2.

Эти действия, подчеркну, относятся только к самому первому этапу исследования субъекта МО, конечной целью которого является определение его состояния и прогноз его развития именно как одного из субъектов МО. Это означает, что, как минимум, на втором этапе многофакторного анализа требуется рассмотреть состояние этого субъекта МО среди всех остальных субъектов МО (ЛЧЦ, наций и государства), а также сделать стратегический прогноз их развития относительно друг друга. Это можно продемонстрировать на простой матрице.

Состояние и прогноз развития всей группы субъектов МО до 2030 года

Этот анализ состояния всей группы субъектов МО (порядка 200 государств) и перспективы их развития в абсолютных величинах важно дополнить оценками относительно одних государств к другим, что имеет важнейшее значение для оценки соотношения сил. В конечном счете, мы должны получить оценку состояния и прогноз развития нашего конкретного субъекта МО относительно всех других субъектов МО (не только государств, но и ЛЧЦ и их коалиций).

>>Полностью ознакомиться с аналитическим докладом А.И. Подберёзкина "Стратегия национальной безопасности России в XXI веке"<<


[1] Медведев В. В загнивающей Америке готовится грандиозный технологический прорыв, который определит будущее человечества / Эл. ресурс: NewRezume. 2016.

[2] Подберезкин А.И. Военные угрозы России. — М.: МГИМО–Университет, 2014.

[3] Стратегическое прогнозирование и планирование внешней и оборонной политики: монография: в 2 т. /под ред. А.И. Подберезкина. — М.: МГИМО–Университет, 2015. — С. 553–582.

 

09.07.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Глобально
  • XXI век