Сценарий согласованного перехода к многополярной системе международных отношений

Версия для печати

Этот сценарий является альтернативой возможным сценариям коллапса или раскола западной цивилизации. Он подразумевает, что на определенном этапе, осознав тщетность попыток изменить объективный ход исторических процессов и сохранить свое глобальное доминирование, западные элиты достигнут консенсуса относительно необходимости упорядоченного перехода к полицентричной мировой системе. Такой переход позволил бы Западу гарантированно сохранить определенную часть своего влияния и богатства, что было бы неочевидно при реализации вышеперечисленных сценариев. Однако главная сложность здесь — это решение вопроса о том, за счет кого внутри Запада, будут осуществляться уступки другим цивилизациям.

Согласованный переход мировой системы к многополярности возможен в двух вариантах. Первый вариант предусматривает отказ Запада от активного противодействия процессу нарастания многополярности, но без сотрудничества с другими цивилизациями в выработке структуры нового миропорядка. Другими словами, полицентричная система международных отношений будет складываться помимо Запада, вопреки воле Запада, но без его активного противодействия. Второй вариант предусматривает не только отказ Запада от конфронтации с другими цивилизациями, но и активное сотрудничество с ними в деле создания новой международной системы.

При первом варианте многополярная система международных отношений будет складываться более продолжительный срок, но в любом случае сформируется к 2040 году. При втором варианте система международных отношений могла бы перейти к полноценной многополярной системе уже в течение десяти лет, то есть к 2025 году. Причем с точки зрения интересов Запада это был бы второй по выгодности вариант, который уступал бы лишь Сценарию консервации однополярной системы международных отношений. Однако этот последний сценарий имеет чрезвычайно малые шансы на реализацию, в то время как Сценарий согласованного перехода к многополярной системе международных отношений может быть реализован Западом без каких-либо серьезных проблем.

Привлекательность согласованного перехода к многополярности для Запада связано с тем, что в этом случае он смог бы застолбить за собой хорошие позиции в целом ряде ключевых регионов, а также в сфере мировой экономики, стратегического баланса и международной безопасности. Согласовывая принципы и правила функционирования новой системы международных отношений с другими игроками, Запад мог бы в буквальном смысле выторговать себе очень неплохие условия и роль в будущем мироустройстве. Главное, что при этом западная цивилизация была бы сохранена как целое и продолжала бы оставаться влиятельным мировым актором.

Существо первого варианта Сценария согласованного перехода к многополярной системе международных отношений состоит в том, что западная цивилизация вынуждена будет де факто согласиться с полицентричной системой мироустройства, но де-юре откажется это признавать. На практике это будет означать явочный уход Запада из некоторых районов мира, вследствие ресурсных ограничений. При этом контроль над безопасностью этих регионов будет де факто переходить к крупным региональным державам. Запад не будет препятствовать этому на практике, хотя на словах и будет высказывать возражения, порой довольно резко. При этом Запад сконцентрируется на поиске внутренних резервов для повышения конкурентоспособности своей экономики, а во внешней политике ограничит свои притязания разумными пределами.

В рамках этого сценария для России будет иметь важное значение, какие именно регионы будут рассматриваться Западом как наименее приоритетные — уход откуда будет происходить в первую очередь, а какие — более приоритетные, за присутствие в которых Запад будет цепляться до конца. При этом важнейшую роль в этом будут играть приоритеты именно США, как наиболее мощной страны западного мира, а не ее европейских партнеров. Даже партнерская солидарность не сможет навязать Вашингтону те приоритеты, которые он сам не считает важными.

На глобальном уровне Запад в связи с ресурсными ограничениями откажется от достижения абсолютного военного превосходства над остальным миром. Некоторые дорогостоящие военные программы будут свернуты, количественное наращивание вооружений и вооруженных сил прекратится, возможны даже существенные сокращения военного бюджета. При этом Запад по-прежнему не будет подписывать каких-либо обязывающих соглашений по контролю над вооружениями, в частности по ПРО, по вооружениям и вооруженным силам в Европе, по морским вооружениям, по безопасности в районе Персидского Залива или на Корейском полуострове. Такая тактика позволит Западу, с одной стороны, сохранить свободу рук, а с другой — продолжать создавать видимость преобладающей силы с целью оказания психологического давления на конкурирующие страны. Гонка вооружений при этом сценарии, скорее всего, замедлится, а возможно, и вообще прекратится.

В области мировой экономики Запад не будет активно противодействовать линии стран периферии на создание собственных глобальных и региональных экономических структур. То есть, не будет применять в качестве наказания такие инструменты как экономические санкции, блокады и бойкоты. С другой стороны, Запад будет противиться такому развитию событий менее заметными способами, в частности, пытаться столкнуть другие страны друг с другом, создавать льготы и преимущества для одних и отказывать в преференциях другим. Представители не западных стран будут по-прежнему отстраняться от равноправного участия в МВФ. Запад будет также отказываться признавать отдельные региональные экономические объединения, в том числе рассматривать региональные валюты как резервные. Другие же региональные объединения — будет стремиться поставить под свое влияние, в том числе введением туда игроков, подконтрольных Западу.

Запад также признает принцип многообразия мира и право других цивилизаций на самостоятельное развитие на базе собственных ценностей. Однако борьба ценностей продолжится, хотя и в менее конфронтационных формах. Она переместится в основном в идейную область. Запад будет продолжать стремиться оказывать идейное влияние на другие цивилизации, стремясь поставить их в ментальную зависимость от своих норм и правил. Однако, информационно-политические операции будут свернуты, прежде всего, в регионах, которые Запад будет рассматривать как наименьший приоритет. В то же время, в регионах, сохраняющих важное значение для западных интересов продолжится использование всех инструментов «мягкой силы», включая «цветные революции».

Второй вариант сценария согласованного перехода к многополярной системе международных отношений будет означать, что Запад пойдет на признание многополярной системы международных отношений не только де факто, но и де юре. Это будет предполагать разделение бремени и ответственности с государствами других цивилизаций за поддержание мира и безопасности в различных регионах. По существу, это будет означать возвращение к старой, проверенной концепции «сфер влияния», которую Запад сейчас категорически не желает принимать. Юридическое оформление этой новой системы будет происходить путем заключения соглашений в области безопасности с ключевыми государствами других цивилизаций, а также путем создания или признания уже существующих структур безопасности, существующих в других регионах.

Например, в Европе могли бы быть заключены соглашения о не расширении НАТО на Восток и признании постсоветского пространства сферой ответственности ОДКБ. Запад был бы вынужден также согласиться на постепенную финляндизацию стран Прибалтики — то есть вывода их из структур НАТО, (сначала военных, затем политических) при сохранении членства в ЕС. При этом русские общины Прибалтики должны получить равные права с титульными этносами Литвы, Латвии и Эстонии и принять гораздо большее участие, чем теперь, в управлении этими странами.

В отношении Восточной Азии США могли бы отозвать свои гарантии Тайваню и Южной Корее, вывести войска из Японии и способствовать заключению между Японией и Китаем договора о взаимных гарантиях безопасности. Китай станет доминирующей военной силой в акваториях Восточно-китайского и Южно-китайского морей в обмен на согласие на заключение военно-морской конвенции, ограничивающей дальнейшее наращивание китайских ВМС. В этом контексте также произойдет признание ядерного статуса Индии и делегирование ей ответственности за поддержание безопасности в Индийском океане и прилегающих территориях.

На Ближнем Востоке Иран получит свою сферу влияния среди шиитских общин региона в обмен на заключение договора о ненападении с Израилем. Со своей стороны, Израиль получит международные военные гарантии безопасности в обмен на присоединение к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и создание безъядерной зоны на Ближнем Востоке. Саудовская Аравия в этой международной конфигурации, скорее всего, распадется на шиитские и суннитские территории.

Естественно, процесс формирования незападных сфер влияния не будет одномоментным. На первом этапе Запад будет заключать соглашения только с наиболее мощными государствами, такими как Россия, Китай и Индия. Однако это уже само по себе позволит США и их союзникам сэкономить значительные ресурсы и сосредоточится на таких важных для себя регионах как Ближний и Средний Восток, Северная Африка и Латинская Америка. Однако в дальнейшем Запад будет вынужден согласиться на перераспределение влияния и в этих районах мира.

На глобальном уровне Запад пойдет на заключение соглашений в области контроля над вооружениями и разоружения. Будут достигнуты договоренности по системам ПРО. Скорее всего, американская программа ПРО будет просто свернута или минимизирована до уровня исследований и разработок. Возможны, также дальнейшие соглашения по сокращению стратегических наступательных вооружений, хотя принцип разумной достаточности, вряд ли, приведет к значительному снижению носителей и боеголовок по отношению к нынешнему уровню. Возможно также новое соглашение по контролю над вооружениями и вооруженными силам в Европе. При этом важнейшим элементом такого соглашения станет отказ НАТО от переноса на восток военной инфраструктуры блока.

Помимо этого, США и НАТО могут пойти на договоренности по ограничению морских вооружений с Китаем и Индией, а также по сокращению военно-морской деятельности в акваториях, прилегающих к территории каждой из сторон. Не исключено, что и Россия может присоединиться к этим соглашениям.

В области экономики Запад согласится на привлечение некоторых ключевых стран других цивилизаций к управлению мировой финансово-экономической системой. Будет проведена соответствующая реформа МВФ. На место G7 окончательно придет G20. Запад согласится поддержать процессы региональной экономической интеграции и создания соответствующих валютных зон. Доминирующие валюты этих зон станут мировыми резервными валютами наряду с долларом и евро. В частности, могут возникнуть зоны рубля, юаня и золотого динара (для исламских стран). Естественно, за согласие на эти уступки Запад попытается застолбить за собой какие-то важные позиции в мировой финансово-экономической системе, но при этом будет готов на разумные компромиссы.

Сценарий согласованного перехода к многополярной системе международных отношений не сможет отменить борьбу идей между различными цивилизациями, но сможет ввести эту борьбу в разумное русло. Западу придется официально признать право других народов на свои ценности и свой путь развития. Накал информационной войны в этом случае будет снижен. Такие инструменты как «цветные революции» уйдут в прошлое, по крайней мере, в отношении тех стран, которые отойдут в «сферы влияния» других цивилизаций.

Данный сценарий позволил бы России занять достойное место в полицентричной системе международных отношений будущего и получить свою достаточно большую зону ответственности, совпадающую с традиционной зоной Российской цивилизации. В рамках этой зоны Россия могла бы надежно обеспечить собственную безопасность и безопасность своих союзников, наладить взаимовыгодную систему торгово-экономических отношений и обеспечить достаточно высокие стандарты и качество жизни подавляющего большинства населения на базе традиционных ценностей. Причем достигнуть этого можно было бы без существенных затрат ресурсов, жертв и лишений со стороны народа России.

Данный сценарий является также наиболее предпочтительным для всей системы международных отношений. Однако на данный момент он наименее реалистичен. Поскольку элитные группы Запада не захотят жертвовать своими позициями добровольно, переход к этому сценарию возможен только после долгой и упорной борьбы с западной цивилизацией. Одним словом, должна сложиться ситуация, когда для всей западной элиты, по крайней мере, для ее наиболее влиятельных кругов, станет очевидным, что крах неминуем и каких-то альтернатив для уступок просто нет. Однако далеко не факт, что это осознание придет к западным элитам достаточно рано, чтобы успеть предотвратить развитие сценариев коллапса или раскола западной цивилизации.

>> Полностью ознакомиться с коллективной монографией ЦВПИ МГИМО “Стратегическое прогнозирование международных отношений” <<

19.05.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Европа
  • США
  • Глобально
  • НАТО