Сценарий консервации однополярной системы международных отношений

Версия для печати

Сценарий консервации однополярной системы международных отношений является производным от исходного сценария и начнет реализовываться в случае, если западной цивилизации удастся добиться успеха в рамках своей стратегии сдерживания многополярности. Этого успеха Запад может добиться одним из трех способов. Во-первых, путем кардинального ослабления ведущих государств других цивилизаций, прежде всего, России, Китая и Ирана. Во-вторых, достижением договоренностей с отдельными ведущими государствами других цивилизаций о признании правил однополярной системы в обмен на определенные преференции. В-третьих, комбинацией первого и второго вариантов.

Первый вариант подразумевает активные действия Запада по кардинальному изменению военно-политического баланса в мире в свою пользу. Такое изменение может произойти в следующих случаях:

— успешное использование Западом «мягкой силы» для подрыва государственности хотя бы одной из двух ведущих незападных держав — России или Китая;

— достижение решающего военного превосходства над всеми другими оппонентами за счет принципиального прорыва в военно-технической области;

— развязывания крупного военного конфликта с Россией или Китаем и победы в этом конфликте.

В любом из этих случаев Запад сможет выйти на позицию «абсолютной силы», которая позволит ему диктовать условия всему остальному миру. Так, внутренняя дестабилизация и развал России позволят Западу получить решающее военное превосходство над Китаем, поскольку китайские вооруженные силы еще существенно отстают от западных в военно-техническом отношении. Сейчас Россия помогает Китаю заполнить некоторые существенные бреши в своем военном арсенале путем поставок передовых систем вооружений и военных технологий. Крах российской государственности или ее переход под протекторат Запада закроют дорогу в Китай российским вооружениям и военным технологиям. А ликвидировать отставание от Запада собственными силами в ближайшие 15–20 лет Китаю, вряд ли, удастся.

Поэтому, опираясь на свое военное превосходство, Запад сможет принудить Китай к капитуляции, даже не вторгаясь на его территорию. Китай может быть легко отрезан от основных рынков и источников сырья путем военно-морской блокады, особенно в условиях, если территория России окажется под контролем Запада. В этом случае и странам Средней Азии также придется переориентироваться на Запад. Поэтому Китай будет вынужден либо принять условия, продиктованные Западом, либо остаться изолированным от всего мира, слабо влияя на ход развития человеческой цивилизации.

С другой стороны, дестабилизация и развал Китая приведут к существенному повышению экономической роли Запада в современном мире. Причем, не только благодаря коллапсу китайской экономики, но и в связи с переключением на Запад основных производственных, торговых и финансовых цепочек, созданных китайцами в предшествующие десятилетия. В этих условиях российская экономика окажется в весьма уязвимом положении и будет фактически полностью зависима от западных рынков. В такой ситуации возможности Запада использовать экономические рычаги давления на Россию многократно возрастут. Россия окажется перед выбором — либо принять условия Запада, либо перейти к экономической автаркии, свернув до минимума свои внешнеэкономические связи. В то время как такой вариант развития событий не означал бы неминуемого краха российской государственности, он изолировал бы РФ от основных мировых экономических процессов. При этом возможности Запада по навязыванию своей воли остальному миру существенно возросли бы.

Другим способом кардинального изменения военно-стратегического баланса мог бы стать принципиальный прорыв Запада в военно-технической области, то есть событие схожее по своей значимости с изобретением атомной бомбы. В то же время, достижение такого результата в нынешних условиях выглядит достаточно маловероятным, так как развитие фундаментальной науки пока не дает поводов ожидать появления новых видов вооружений, способных критически изменить глобальный стратегический баланс. В то же время нельзя исключать, что серьезное изменение военного баланса может произойти за счет постепенного накапливания технических усовершенствований в военной технике, которые со временем приведут к качественному скачку в эффективности вооруженных сил Запада. И такой качественный скачок позволит Западу получить решающее военное превосходство над Россией и Китаем.

Однако такое развитие событий возможно только в том случае, если Россия и Китай не будут уделять достаточно внимания совершенствованию собственных вооруженных сил, включая военные НИОКР. Но Россия, как ведущая военная держава, не входящая в западную цивилизацию, похоже, осознает свою особую историческую роль в поддержании мирового военно-стратегического баланса. И дает адекватный ответ на любые имеющиеся военно- технические программы. Китай, также активно модернизирует и совершенствует свои вооруженные силы.

Поэтому, представляется более вероятным, что делая ставку на военное превосходство, Запад будет использовать преимущественно военно-политические механизмы с целью изменить региональные балансы сил в критически важных районах мира. Расчет, как уже отмечалось, делается на то, что постепенное изменение региональных балансов сил может, в конечном счете, привести к критическому изменению глобального баланса сил.

Уже сейчас можно наблюдать действия Запада по укреплению экономических и военно-политических союзов в Азиатско-тихо- океанском регионе, направленных против Китая. Так, 5 октября 2015 года США добились подписания соглашения по Транстихоокеанскому партнерству, предусматривающему создание зоны свободной торговли между 12 странами: США, Япония, Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Мексика, Чили и Перу. Между США и Евросоюзом ведутся активные переговоры по заключению аналогичного соглашения для Евроатлантического региона (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство). В Европе США проводят линию по продвижению НАТО на Восток, вовлекая в него новых членов из числа стран постсоветского пространства. На Восток также продвигается военная инфраструктура НАТО, включая системы ПРО. Отчетливо вписывается в эту линию и государственный переворот на Украине, направленный на военно-политическую переориентацию этой страны на Запад.

В Восточной Азии стремление США образовать коалиции против Китая привело к поощрению Вашингтоном территориальных конфликтов Филиппин, Вьетнама и Японии с КНР. Между тем, эскалация этих конфликтов может привести к втягиванию в военное противостояние не только заинтересованных сторон, но и самих США, а затем и всего региона. Наконец, стремление Запада нейтрализовать Иран, как наиболее сильную и независимую страну исламского мира, может привести к развязыванию против нее полномасштабной войны. Однако в поддержку Ирана могут выступить Россия и Китай, что также может привести к эскалации этого конфликта до уровня региональной или даже мировой войны

Во всех подобных случаях Сценарий консервации однополярной системы окажется успешным, если Запад сможет достичь победы в таких войнах и продиктовать свои условия побежденным. В случае если Запад войну проиграет, то коллапс западной цивилизации произойдет обвальным путем. Впрочем, эскалация военных действий до масштабного применения стратегического ядерного оружия может закончиться катастрофической «ничьей», когда вся человеческая цивилизация будет отброшена на несколько веков назад. Таким образом, возможным развитием сценария консервации однополярной системы может стать сценарий Третьей мировой войны, после чего парадигма мирового развития человечества принципиально изменится.

В рамках Сценария сдерживания многополярности возможны попытки сговора Запада с ключевыми странами других цивилизаций, которые, как уже говорилось, достаточно разобщены, в то время как координация и дисциплина внутри западной цивилизации держится на высоком уровне. Существо данного сценария состоит в том, что Запад сконцентрирует ресурсы для нейтрализации одного государства-оппонента, а не всех сразу. А потом перейдет к другим, или попросту говоря, будет бить противников поодиночке. Если Западу удастся проделать такой маневр, то это, скорее всего, позволит ему остановить развитие процесса нарастания многополярности на достаточно долгий срок.

Возможна, например, попытка сговора США с Китаем против России. Неслучайно, различные западные эксперты уже несколько лет предлагают схему мироустройства, согласно которой США и Китай должны совместно руководить миром. Примечательно, что и в Китае некоторые политологи стали высказывать схожие идеи. Так, в 2008 году в издаваемом в Пекине журнале «Современные международные отношения» появилась статья сотрудников Нанкинского университета Хуан Хэ и Чжу Ши под весьма показательным названием «О возможности „совместного господства“ Китая и США». В ней авторы утверждают, что для Пекина сотрудничество с Вашингтоном в руководстве мировым порядком является выражением «внутренней потребности экономического развития в мирных и стабильных международных условиях»[1].

Вероятно, эти идеи обсуждались, в той или иной форме, американскими официальными лицами с китайским руководством. Результаты этих обсуждений, естественно, не существуют в публичном доступе. Однако практические действия Китая на международной арене свидетельствуют о том, что он на эту приманку не клюнул. Скорее всего, в Пекине поняли, что это предложение - ловушка, которая со временем сыграет против самого Китая.

Одновременно, просматривается четкая линия США на втягивание Индии в антикитайскую комбинацию. При этом перед Дели рисуются заманчивые перспективы расширения военно-технического и экономического сотрудничества, включая область ядерной энергетики. Так, по мнению Центра стратегических и международных исследований, базирующегося в Вашингтоне, США и Индия уже «достигли значительного уровня в своих отношениях в области обороны». По оценке Центра, с 2005 года, когда было подписано новое рамочное соглашение по оборонному сотрудничеству, продажи американского военного снаряжения в Индию выросли почти что с нуля до более 8 млрд долларов. Также существенно увеличилось количество контактов высокого уровня по военным вопросам. Более того, США вышли на первое место среди иностранных государств по числу совместных военных учений с Индией[2].

Запад будет также продолжать попытки изолировать Иран, чтобы покончить с ним в первую очередь, как с наиболее слабым из основных конкурентов западной цивилизации. Для реализации этой стратегии Запад использует как инструменты запугивания Ирана, так и инструменты поощрения, рисуя перспективы отмены санкций и расширения экономического сотрудничества. Такая же технология была применена в свое время для развала СССР. Более того, создание США, совместно со своими союзниками на Ближнем Востоке, террористического государственного образования ИГИЛ, направлено, прежде всего, на ослабление иранских позиций в регионе.

Если Сирия, как союзник Ирана, будет разрушена, то изоляция Ирана на Ближнем Востоке существенно возрастет. Это не только ослабит влияние Ирана в регионе, в частности, в Ираке, но и поpволит в перспективе перенести агрессию ИГИЛ на территорию самого Ирана. Ну, а после дестабилизации Ирана и его последующего развала (либо перехода под контроль Запада), экспансия исламских террористических сил устремится уже на постсоветское пространство — в Закавказье и Центральную Азию. А также — в Синьцзян-Уйгурский автономный округ Китая. Таким образом, Запад получит возможность по дестабилизации одного из двух главных геополитических конкурентов.

Пока США делают вид, что не имеют к ИГИЛ никакого отношения и даже провозглашают борьбу с ним, но на практике не оказывают правительству Ирака реальной военной помощи в деле разгрома этого террористического государственного образования. Однако вмешательство России в войну против ИГИЛ в Сирии рискует сорвать стратегический замысел Вашингтона. Это подталкивает Запад и его союзников на Ближнем Востоке (Саудовская Аравия, Катар, Турция) к увеличению финансовой и материальной помощи террористическим организациям на территории Сирии. Это в свою очередь создает перспективу либо затягивания войны в Сирии, либо эскалации сирийского конфликта до регионального уровня.

В пользу России в этой комбинации играет тот факт, что ее действия в отношении Крыма и Донбасса привели к тому, что Запад оказался перед необходимостью распылять ресурсы. Пока военная фаза конфликта на Украине затягивается, США не могут сконцентрировать достаточно сил на Ближнем Востоке, чтобы запустить сценарий дестабилизации Ирана. НАТО приходится наращивать группировку в Восточной Европе, так как они опасаются, что действия России могут распространиться на входящую в НАТО Прибалтику и Молдову, что может привести к военному конфликту с членом НАТО Румынией.

Но после завершения конфликта на Украине американцы вполне могут переключить основные усилия на Сирию и Иран. Пока же они пытаются дезориентировать иранское руководство, выдавая ему различные авансы по поводу отмены санкций и нормализации отношений. В некоторых западных публикациях Иран стал представляться чуть ли не союзником США в борьбе с ИГИЛ. Такие маневры американской дипломатии свидетельствуют о том, что США еще надеются достигнуть геополитической победы на постсоветском пространстве. Если же им станет очевидно, что сил на это у них уже не хватает, то они могут предложить Москве некоторые размены. Причем частью «пакета» США по Украине может быть требование к Москве о невмешательстве в ситуацию в Сирии и вокруг Ирана.

Очевидно, что Москве придется определяться, как поступить в подобном случае: стоит ли соглашаться на предложение США или продолжать поддерживать Сирию и Иран. Соблазн пойти на условия США будет достаточно велик, но в долгосрочной перспективе это может привести к стратегическому поражению. Вообще в этом вопросе России следует вести очень осторожную политику. Заигрывание Москвы с Западом, как было во время введения санкций против Ирана, может привести к тому, что и в Тегеране, и в Пекине посчитают Россию ненадежным партнером. В итоге Китай и Иран сами могут пойти на сделку с Западом за счет российских интересов. Конечно, было бы противоестественно ожидать от Китая и Ирана, что они пожертвуют своими коренными интересами ради такой сделки. Но они могут прямо или косвенно поддержать политику Запада по изоляции России. Иран, например, мог бы участвовать в масштабных энергетических проектах по снабжению Евросоюза газом и нефтью. А Китай мог бы присоединиться к финансово-экономическим санкциям против России в обмен на какие-то преференции со стороны Запада.

Такое развитие событий стало бы для России наиболее неблагоприятным. Зато для Запада это был бы самый выигрышный вариант. Запад мог бы рассчитывать на то, что полная изоляция России подорвет ее экономику и вызовет социальный протест, который приведет к внутриполитической дестабилизации, как это уже произошло в 90-е годы. Тогда ослабленная Россия уже не сможет полноценно влиять на мировые события, что позволит Западу реально перейти к покорению других геополитических конкурентов.

 

15.05.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Глобально