Сценарий «Глобального военно-силового противоборства» как наиболее вероятный сценарий развития МО

Версия для печати

Ситуация, сложившаяся к настоящему моменту на мировой арене, позволяет сделать вывод о том, что наиболее вероятным сценарием развития МО до 2050 года является сценарий глобального военно-силового противоборства западной цивилизации с другими мировыми цивилизациями (далее — сценарий «Глобального военно-силового противоборства»). По своей сути данный сценарий непосредственно вытекает из исходного сценария, обозначенного нами как «Сценарий сдерживания многополярности международ-ной системы». Сценарий «Глобального военно-силового противоборства» можно рассматривать как наивысшую ступень развития исходного сценария, когда интенсивность и ожесточенность межцивилизационной борьбы достигнет своего максимума. На этой стадии силовые методы в противоборстве западной цивилизации с другими цивилизациями, и прежде всего, с российской цивилизацией, становятся преобладающими.

Как видно из нижеследующей диаграммы (рис. 1.), на фоне слабеющего объективного влияния западной ЛЧЦ (которая борется за его сохранение с помощью военной силы в настоящее время) происходит объективное усиление влияния других ЛЧЦ, прежде всего китайской, исламской, а затем и индийской, чьё влияние в долгосрочной перспективе должно быть не только сопоставимым, но и сравнимым[1].

Рис.1. Состояние и перспектива развития тенденции усиления цивилизационно-политического противоборства между ЛЧЦ в XXI веке по мере изменения влияния отдельных ЛЧЦ

Как уже говорилось выше, когда влияние западной ЛЧЦ в мире сократится до уровня ниже 50% (т. е. по нашим оценкам, во второй половине следующего столетия) неизбежно наступит кризис не только во внешней политике США, но и всей финансово-экономической и  военно-политической системы западной ЛЧЦ. Отсюда ключевое значение в настоящее время и в среднесрочной перспективе следует уделить темпам падения (роста) влияния западной ЛЧЦ, которая начала активно бороться силовыми средствами за сохранение своего влияния в мире перед лицом опасности усиления влияния российской, китайской, исламской и других ЛЧЦ.

В отношениях между западной ЛЧЦ и другими ЛЧЦ, и странами будет нарастать процесс «управляемого хаоса», который обязательно необходим западной ЛЧЦ с целью не допустить, как укрепления существующих относительно независимых институтов международной безопасности, так и появления возможных антизападных союзов и коалиций. При этом западной ЛЧЦ объективно потребуется устранить до 2021–2030 гг. единственное препятствие, мешающее сохранению её контроля в мире — российскую ЛЧЦ, что делает силовой конфликт неизбежным.

Сценарий «Глобального военно-силового противоборства» предполагает реализацию Западом соответствующей стратегии, которая имеет следующие характеристики:

— основная цель: сохранение контроля западной локальной ЧЦ над созданными ею финансово-экономическими и военно-политическими и правовыми мировыми системами;

— основные средства: полный спектр политико-дипломатических, финансовых, экономических и информационных, а также военных средств, используемых в качестве принуждения;

— основной способ: системное и силовое использование всех этих средств, для достижения поставленной цели. При этом предполагается использование не только государственных, но и общественных и частных ресурсов для достижения поставленных целей;

— основной принцип: сетецентричность, объединение всех ресурсов, включая информационные, в режиме реального времени.

Данная стратегия в отношении России является бескомпромиссной по своим целям, хотя и может несколько отличаться по своим средствам, среди которых для США желательно было бы избежать наиболее масштабных и острых форм военного противоборства. Сути стратегии (цели) это не меняет: они остаются решительными и далеко идущими, включая не только уничтожение и раздел российского государства, но и конечную ликвидацию российской нации в Евразии. На одной из карт эти решительные цели показаны следующим образом (рис. 2.)[2].

Рис. 2.Одна из карт возможного раздела России

С точки зрения геополитической, Россия как нация и государство должна быть ликвидирована, что обеспечит западной ЛЧЦ решение основных конкретных задач:

— устранение геополитического конкурента в Евразии;

— ликвидация потенциального враждебного центра интеграции;

— раздел природных ресурсов и территории;

— ликвидация российского контроля над транспортными коридорами.

Очевидно, что компромисса по этим вопросам быть не может. Запад уже не готов к компромиссу относительно раздела сфер влияния и контроля. Ему нужна «окончательная» победа.

При этом понимание полной и окончательной победы в XXI веке иное, чем в предыдущей истории: «полная» победа — это контроль над политической элитой, системой ценностей и обществом, а не оккупация территории или разгром армии. Соответственно это обстоятельство формирует не только условия, но и средства и способы стратегии достижения поставленной цели.

В то же время, представляется маловероятным, чтобы противоборство западной ЛЧЦ с другими ЛЧЦ, кроме российской, перешло из враждебной в вооруженную стадию до 2021 года в силу нескольких причин. Наиболее важными из них являются следующие:

— наиболее мощные альтернативные западной ЛЧЦ центры силы не будут до 2021 года обладать сколько-нибудь достаточной военной мощью, а исламская ЛЧЦ, разделенная на суннитскую и шиитскую ветвь, во многом будет контролироваться США;

— ни китайская, ни индийская ЛЧЦ, которые постепенно становятся сопоставимыми с западной ЛЧЦ, не будут в среднесрочной перспективе оспаривать первенство последней.

Их стратегия во многом предопределяется созданием собственного цивилизационного окружения (включая и элементы западной ЛЧЦ);

— другие нарождающиеся центры силы в среднесрочной перспективе не будут в состоянии противостоять западной ЛЧЦ;

— единственный центр силы, который уже заявил о своей самостоятельности и готовности защищать свою систему ценностей — российская ЛЧЦ, которая вступила фактически в стадию конфронтации и силового противоборства с западной ЛЧЦ. Соответственно и сценарий противоборства западной и российской ЛЧЦ уже начал реализовываться и получать своё развитие. Этот сценарий является частью более общего сценария силового противоборства между западной ЛЧЦ с другими ЛЧЦ, инициированного США. Его место среди других сценариев можно обозначить следующим образом (рис. 3).

Таким образом, налицо очевидное противоречие меду объективным ходом мирового развития, который ведет к неизбежному краху глобального доминирования западной ЛЧЦ, с одной стороны, и усилением силовых и военных компонентов (на фоне общего падения влияния) в политике западной ЛЧЦ, с другой. Такие противоречия, как показывает мировая история, как правило, ведут к региональным и даже глобальным войнам между ЛЧЦ и нациями, стоящими во главе этих цивилизаций.566 Стратегическое прогнозирование МО

В то же время, в зависимости от ряда условий, в первую очередь от степени противодействия российской стороны, данный сценарий может иметь как минимум три варианта своего развития. Причем эти варианты могут, как чередоваться друг с другом, так и совмещаться. Можно, однако, предположить, что после 2021 года предпочтение будет, скорее всего, отдаваться наиболее масштабным (с точки зрения применения военной силы) вариантам.

Причем после 2021 года сценарий «Глобального военно-силового противоборства» может быть реализован в одном из трех вариантов — «оптимистическом», «реалистическом» и «пессимистическом». При этом конкретный вариант будет зависеть от роли, масштабов и способов использования военной силы. Модель такой гипотезы в упрощенном виде представляет собой следующую картину (рис. 4.).

Рис. 4. Модель гипотезы сценария развития МО «Глобальное военно-силовое противоборство западной локальной цивилизации» после 2021 года

Что касается противоборства между ЛЧЦ до 2021 года, то оно будет происходить в самых разных формах, пропорциях и областях. Однако на этом этапе оно будет исключать, как правило, прямое использование военной силы. Это объясняется, прежде всего, безусловно сохраняющимся в настоящее время и в ближайшей перспективе военным превосходством западной ЛЧЦ над другими ЛЧЦ. Как известно, войны и конфликты между государствами начинаются тогда, когда есть сомнения относительно соотношения сил и возможностей победы. Когда же очевидно превосходство одной из сторон, то войну начинать, как минимум бессмысленно, а, как максимум, — опасно.

Это общее правило, однако, стало видоизменяться в XXI веке, когда появились «ассиметричные» войны и войны с облачным противником», а именно, когда изменились традиционные условия и правила войны. В таких новых войнах, когда противником государства выступает не оформленная до конца политическая сила, а война ведется нетрадиционными средствами и способами, равенство военных сил уже не имеет принципиального значения.

Никто не задавался, например, сравнением соотношения сил правительства Сирии и ИГИЛ, или ХАМАЗ и Израиля.

Это общее правило также не относится к военному противоборству между западной и российской ЛЧЦ, которое уже инициировал Запад во втором десятилетии XXI века и которое будет развиваться и дальше, приобретая все более отчетливые формы военного конфликта[3]. Начальный этап этой войны против России уже в самом разгаре. Решение частных задач на Украине должно привести к возникновению очага напряженности на протяжении всей 2000 километровой границы с Россией, а также созданию максимально враждебной России внешней среды при минимальных рисках и издержках США. Но апогей наступит именно после 2021–2022 годов, когда смена старой парадигмы МО вызовет уже не локальное, а масштабное использование военной силы. Сегодня можно выделить несколько основных очевидных особенностей этой войны:

— происходит ускоренное формирование новых союзов и военно-политических коалиций («обновление союзов», как говорит Б. Обама), под эгидой США, объединяющих основные ресурсы ведущих стран мира;

— усиливается акцент в политике и экономике на сохранении лидерства в технологической и военно-технической области, а также в качестве ВиВТ, Соединенных Штатов и их ближайших военно-политических союзников;

— особенное внимание уделяется максимальной интеграции всех усилий западной ЛЧЦ для оказания эффективного системного военно-силового воздействия на потенциального противника;

— ведется настойчивая борьба на предотвращение создания возможных новых союзов и коалиций направленных против западной ЛЧЦ. Болезненная реакция США на БРИКС, ШОС, ОДКБ, ТС и любые интеграционные институты, каждый раз подтверждает это, даже если в них и участвуют представители западной ЛЧЦ (как это было с инициативой КНР по созданию банка инфраструктурных инвестиций в Евразии);

— усиливается внимание к сохранению и превращению в открытое доминирование идеологического лидерства, включая силовое навязывание западной системы ценностей, привлекательных концепций, прогнозов, планирования и идей социального проектирования;

— силовое противоборство между ЛЧЦ будет усиливаться, перерастая в военно-силовое, а механизмы — международно-правовые и переговорные — обеспечения международной безопасности ослабевать в силу их одностороннего использования западной ЛЧЦ. Иначе говоря, по мере усиления со стороны западной ЛЧЦ ставки на военную силу и неизбежно вытекающей из этого политики девальвации значения между-народных институтов, сложившаяся международная система безопасности после Второй мировой войны окончательно прекратит свое существование. Она будет заменена военно-силовой системой, создаваемой США на основе западной ЛЧЦ и существующих у нее механизмов — НАТО, союзов и двусторонних договоренностей.

Готовность США и западной ЛЧЦ к реализации одного из вариантов сценария «Глобального военно-силового противоборства» предполагает самый широкий набор средств, интегрированных в единую систему, под сетецентрическим управлением в глобальном масштабе. Такая система ориентирована на опережающий по времени процесс сбора и передачи информации, ее анализ и принятие решений, которые позволяют полностью контролировать развитие сценария МО, включая и вероятную эскалацию военного конфликта. Информационное превосходство западной ЛЧЦ — главная особенность развития будущих сценариев МО, позволяющая сохранять инициативу и выбирать тот или иной вариант развития сценария.

>> Полностью ознакомиться с коллективной монографией ЦВПИ МГИМО “Стратегическое прогнозирование международных отношений” <<


[1] Подберезкин  А. И. Третья мировая война против России: введение к исследованию. М.: МГИМО–Университет, 2015. С. 30.

[2] Тимесков А. Маккейн жестко критикует Меркель за визит к Путину / «Эхо Москвы». 2015. 7  февраля [Электронный ресурс]. URL : http://www.echo.msk.ru/blog/timeskhan/1488758-echo/

[3] Подберезкин  А. И. Третья мировая война против России: введение к исследованию. М.: МГИМО–Университет, 2015. С. 139.

 

24.05.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Глобально
  • XXI век