Российские системы ПВО – надежное средство отражения «мгновенного глобального удара» США

Версия для печати

Тема «мгновенного глобального удара» вновь привлекла внимание российской и зарубежной прессы после прошедшей в Москве в апреле сего года VI Московской конференции по международной безопасности. Это стало следствием некоторых высказываний, сделанных в ходе конференции заместителем начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенантом Виктором Познихиром. Рассматривая американскую программу ПРО, он указал на ее неразрывную связь с концепцией «мгновенного глобального удара». «Реализуя концепцию совместного использования наступательных и оборонительных вооружений, Пентагон приступил к созданию перспективных ударных комплексов мгновенного глобального удара», - отметил Познихир. По его словам, эти средства предназначены для нанесения «внезапных упреждающих ударов и должны обеспечить уничтожение любых целей в любой точке земного шара в течении одного часа с момента принятия решения». При этом он допустил возможность «нанесения внезапного разоружающего удара по объектам российских или китайских стратегических ядерных сил».[i]

Рассматривая системы вооружений, которые США могли бы использовать для мгновенного глобального удара, Познихир указал на крылатые ракеты (КР) «Томагавк», которые в изобилии имеются на вооружении ВМС США. Он, в частности сослался на то, что ракетные крейсера и эсминцы США могут иметь на борту более 1000 ракет «Томагавк». Поэтому, по его словам, патрулирование американских кораблей в акваториях Черного и Балтийского морей представляет угрозу для объектов в европейской части России. Познихир также упомянул американские базы ПРО в Румынии и Польше, оснащенные пусковыми контейнерами Мк-41, в которых теоретически могут быть размешены крылатые ракеты «Томагавк». Причем их установка «может быть осуществлена скрытно», и в этом случае «под прицелом американских крылатых ракет окажется вся европейская часть России». В заключение Познихир заявил, что создание средств «мгновенного глобального удара» подтверждает «стремление Вашингтона… обеспечить глобальное стратегическое доминирование».[ii]

Надо сказать, что выступление Познихира сразу же вызвало ряд вопросов. Прежде всего, было непонятно, как можно обеспечить нанесение мгновенного глобального удара за один час, если основным ударным средством выступают КР «Томагавк», имеющие дозвуковую скорость. Полет этих ракет на максимальную дистанцию с обычной боеголовкой занимает как минимум полтора часа и два с половиной часа с ядерной боеголовкой.

Еще более заинтриговало высказывание Познихира, сделанное в контексте рассуждений о «мгновенном глобальном ударе», о том, что «поступление первых комплексов в американские вооруженные силы планируется с 2020 года». Но что имел в виду генерал, совершенно непонятно. Ведь ракеты «Томагавк» были приняты на вооружение уже давно. Также известно, что изначально Пентагон рассматривал в качестве средства «мгновенного глобального удара» БРПЛ «Трайдент-2», вооруженные неядерными боеголовками. Но эта идея была забракована, поскольку отличить залп конвенциональных БРПЛ или МБР от ядерных нет никакой возможности. И на такой залп Россия просто ответила бы обычным ядерным ударом. В итоге Конгресс отказался финансировать эту программу. По тем же причинам не получила поддержки и программа развития БРПЛ средней дальности в обычном оснащении.[iii]

После этого Пентагон начал экспериментировать с различными гиперзвуковыми летательными аппаратами. ВВС занялись разработкой HTV-2, а сухопутные войска – AHW. Обе этих системы основываются на комбинации ступеней обычной МБР и гиперзвуковой планирующей боеголовки. Но испытания этих систем имели лишь ограниченный успех.[iv] Пока оба проекта находятся только в начальной стадии разработки и если и будут успешно завершены, то точно не в 2020-м году. Скорее, это произойдет к 2030-му году, а может быть и вообще никогда.

Следует также упомянуть программу «АркЛайт» (ArcLight), которая могла бы привести к созданию оружия «мгновенного глобального удара». Она предусматривала использование разгонной ступени зенитной ракеты Стандарт-3 (RIM-161 Standard Missile 3) для придания гиперзвуковой скорости планирующей боеголовке, способной поражать цели на дистанции более 3600 км. Причем выстреливаться эта ракета должна была из стандартных пусковых контейнеров Мк-41, которыми оборудованы ракетные крейсера и эсминцы США. Но эта амбициозная программа тоже не пошла. В 2012 г. ВМС США прекратили запрашивать финансирование на «АркЛайт» и с тех пор о ее возобновлении ничего не сообщалось.[v]

Как бы там ни было, но выступление Познихера произвело двоякое впечатление. С одной стороны, оно привлекло внимание к обоснованности мер противодействия со стороны России тем системам вооружений, которые США могли бы использовать в «мгновенном глобальном ударе». А это, прежде всего, развитие средств ПВО. С другой стороны, оно послужило поводом для некоторых экспертов, особенно за рубежом, утверждать о слабости российских вооруженных сил, их неспособности эффективно противостоять американским ударным вооружениям и неизбежности поражения России в ядерной войне. А это поощрило тех на Западе, кто призывал и продолжает призывать, усилить военное давление на Россию с целью принудить ее к капитуляции по важнейшим геополитическим вопросам, таким как Сирия и Украина.

Надо сказать, что ряд российских военных экспертов своими алармистскими заявлениями невольно подыграли зарубежным сторонникам военно-силового давления на Россию. В качестве примера можно привести высказывание главного редактора журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского, который в интервью ТАСС сказал: «Крылатые ракеты, которые могут быть смонтированы на объектах ПРО в Румынии и Польше, а также размещены на кораблях, будут иметь обычную часть. Ими будет наноситься удар, например, по объектам предупреждения о ракетном нападении России, также они ударят по объектам стратегических ядерных сил на территории европейской части России, по их системам боевого управления, по местам базирования. За этим первым неядерным ударом, который и "ослепит" нас, и позволит существенно снизить ответный потенциал, возможен массированный ядерный удар с территории США с целью обезоруживания России».[vi]

То есть Мураховский фактически допустил возможность проигрыша России в ядерной войне с США в случае нанесения по России «мгновенного глобального удара». Естественно, встает вопрос, насколько обоснованы такие оценки, и следует ли нам уже сейчас готовиться к капитуляции перед Западом? Чтобы ответить на него, следует, прежде всего рассмотреть военно-технические возможности США для нанесения такого удара. И как уже было показано выше, кроме старых добрых «Томагавков», у США для этого ничего нет. Преимуществом этих КР является то, что они могут базироваться на различных морских платформах.

Прежде всего, носителями КР «Томагавк» являются ракетные крейсера и эсминцы ВМС США: 22 крейсера класса «Тикондерога» имеют по 122 пусковых ячеек, где можно разместить ракеты «Томагавк», а 64 эсминца класса «Арли Берк» способны нести по 96 ракет «Томагавк». Таким образом, общий залп надводных сил ВМС США может составлять 8828 крылатых ракет. Но это только в теории. Какая то часть пусковых ячеек должна быть выделена для зенитных и противокорабельных ракет, иначе данные корабли будут беззащитны для атак с моря и с воздуха.

Если же оставить каждому кораблю, хотя бы по 10 зенитных и по 10 противокорабельных ракет, то общее количество «Томагавков» для «мгновенного глобального удара» понизится до 7108 единиц. Однако к ним следует добавить «Томагавки» подводного флота США. Они размещены на четырех переоборудованных стратегических подлодках класса «Огайо», несущих по 154 КР «Томагавк» и на 48 многоцелевых подлодках класса «Лос-Анджелес» и «Вирджиния», несущих по 12 «Томагавков» каждая. Это добавит еще 1192 КР для «мгновенного глобального удара». Таким образом, общий удар ВМС США может включать 8300 КР «Томагавк».

Теоретически в мгновенном глобальном ударе могут участвовать и стратегические бомбардировщики B-52, несущие неядерные КР воздух-земля AGM-86C (дальность 1200 км) и AGM-158B  (дальность 1000 км). В настоящее время в строю остается 44 бомбардировщика B-52, каждый из которых способен нести по 20 AGM-86C. Таким образом, ВВС США могут добавить к «мгновенному глобальному удару» еще 880 ракет. То есть общий залп ВС США может включать в общей сложности 9100 КР морского и воздушного базирования.

К этому можно теоретически добавить наземные пусковые установки Мk-41 систем ПРО США в Румынии и Польше, в которых, согласно генерал-лейтенанту Познихиру, США могут скрыто разместить КР «Томагавк». Но это будет чисто символическое увеличение. База ПРО в Румынии уже построена, и имеющиеся там пусковые установки Мk-41 могут вместить до 24 ракет «Томагавк». База ПРО в Польше еще находится в процессе строительства. Там планируется разместить три пусковых установки Мk-41 по 8 ракет в каждой, то есть те же 24 ракеты. В общей сложности получается 48 КР «Томагавк» наземного базирования. Это доводит потенциал «мгновенного глобального удара» США до 9148 ракет.

На первый взгляд, такое количество ударных средств выглядит впечатляющим, и может показаться, что их вполне достаточно, чтобы нанести обезоруживающий удар по стратегическим ядерным силам (СЯС) России. Но это только на первый взгляд. Все дело – в ограниченной дальности «Томагавков», которые с обычной боеголовкой имеют максимальную полетную дистанцию 1600 км, и то только по прямой, при благоприятном ветре и на приличной высоте. Поэтому некоторые районы территории России, где имеются пусковые шахты МБР, для удара «Томагавками» просто недоступны.

Прежде всего, это касается линии Оренбург-Челябинск-Омск-Новосибирск-Красноярск-Иркутск, до которой «Томагавки» просто не долетят ни из каких морских акваторий. При этом, естественно, отбрасываются фантастические варианты, такие, например, как заход американских кораблей или даже подводных лодок в южную часть Обской губы. Ну а авиационные ракеты AGM-86C могут достать до указанной линии только, если будут запущены уже над территорией РФ. Но это не реально, так как бомбардировщики B-52 будут легко обнаружены и сбиты нашими перехватчиками еще до выхода на дистанцию пуска.

Здесь сразу же следует оговориться, что «Томагавки» в ядерном оснащении (дальность 2500 км) и ядерные КР воздушного базирования AGM-86B с дальностью 2400 км здесь не рассматриваются, так как они не вписываются в концепцию «мгновенного глобального удара», предусматривающую применение именно конвенциональных боеголовок. А использование ядерных КР для первого удара, это уже из другой области – это классический контрсиловой ядерный удар, означающий полномасштабный ядерный ответ со стороны России.

Поэтому реалистично американский «мгновенный глобальный удар» может затронуть только европейскую часть России. Относительно безопасно такой удар флот США смог бы нанести из следующих районов:

- центральная и южная часть побережья Норвегии;

- район Датских проливов;

- западное побережье Турции.

Из этих районов США могли бы поразить объекты на северо-западе России вплоть до Твери. А на юго-западе – вплоть до Ростова-на-Дону. Массовый заход кораблей и подлодок США в Черное и восточную часть Балтийского моря совершенно исключен. В Черном море этому препятствует конвенция Монтре. Но даже если предположить, что конвенция будет нарушена, то выживаемость кораблей США в этих акваториях составит всего несколько минут. Так что массированного удара из них не получится. Точно также маловероятно, что флот США смог бы прорваться без серьезных потерь в Белое море, южную часть Баренцева моря и тем более в Карское море. Хотя можно допустить, что отдельные многоцелевые подлодки США могли бы выйти в районы пуска вблизи российских берегов в этих морях. Однако шансы выживаемости этих подлодок были бы не велики, особенно после начала запуска ракет. В любом случае число таких подлодок будет не большим. Этого будет явно не достаточно для нанесения сколь-нибудь заметного ущерба российским СЯС восточнее Москвы.

Что касается самой столицы, то эффективно достать до нее смогут только ракеты, скрыто размещенные в Польше и Румынии, что, как отмечалось, составляет пока 24 ракеты, а в перспективе 48 ракет. Причем, этим ракетам пришлось бы лететь через районы напичканные системами ПВО, так что не факт, что хотя бы одна ракета сможет долететь до заданной цели. Но даже, если бы долетели все, то ни о каком серьезном ущербе для российских систем военного управления от 48 ракет говорить просто не приходится, особенно если учесть, что за время их полета политическое и военное руководство страны может спокойно переместиться в защищенные подземные бункеры, созданные для того, чтобы выдержать ядерный удар, а не то что несколько фугасных боеголовок.

В этом контексте следует уделить особое внимание вопросу о возможности достижения внезапности при осуществлении «мгновенного глобального удара». Представляется, что при массовом ударе внезапность не достижима в принципе. Так, массовый пуск ракет в густонаселенных районах Румынии и Польши не может остаться незамеченным даже визуально, не говоря уже о специальном оборудовании, расположенном невдалеке от американских баз. Другими словами, такой пуск будет элементарно обнаружен средствами агентурной разведки, которая сразу же сообщит о нем по спутниковой связи.

Точно также невероятно себе представить незаметное сосредоточение американских ракетных крейсеров и эсминцев в потенциальных районах нанесения удара. Обнаружение такой активности сразу же повлечет за собой ответные действия России в виде рассредоточения войск в возможных районах поражения, выдвижение на перехват американских кораблей российских подводных лодок и авиации, а также подготовки к ответному удару по военным объектам США. Точно также невозможно будет замаскировать массовый взлет американских B-52 и их движение в направлении российских границ.

Поэтому относительная внезапность может быть достигнута только залпом КР «Томагавк» с подводных лодок. Это – максимум 1192 ракеты. Теоретически можно представить себе следующую комбинацию. Одна подлодка класса «Огайо» разместиться в районе Датских проливов, еще одна у побережья Норвегии. Они нанесут удар по району Калининграда, Санкт-Петербурга, Пскова, Новгорода, Мурманска, Архангельска, Кирова, Перми. В общей сложности – 308 ракет. Другие две подлодки «Огайо» ударят по Камчатке и Дальневосточным районам РФ. 24 многоцелевые подлодки США войдут в северные моря и попытаются оттуда достать Ижевск, Екатеринбург и города Поволжья. У них будет 288 ракет. Но их успех будет во многом зависеть от способности прорвать российскую противолодочную оборону в Баренцевом и Карском морях. Можно предположить, что не всем из этих подлодок удастся полностью выпустить свой боезапас. Еще 24 многоцелевые подлодки нанесут удар из Восточного Средиземноморья по Крыму и Кавказу.

При всем ущербе, который такой удар может нанести, до обезоруживающего и «ослепляющего» удара ему очень далеко. Даже в тех районах, куда смогут долететь «Томагавки», этот удар не будет являться полной неожиданностью. Дело в том, что российские загоризонтальные РЛС способны обнаруживать аэродинамические цели на дистанции в несколько тысяч км. Массовый пуск крылатых ракет не сможет остаться незамеченным для этих РЛС. Можно прозевать одну, две, может быть десять ракет, но сотни ракет прозевать нельзя. А поскольку полет КР «Томагавк» длится более часа, то этого вполне достаточно, чтобы вывести из по удара мобильные ракетные комплексы «Тополь-М» и «Ярс», а также поднять в воздух стратегическую авиацию.

Таким образом, под ударом окажутся только шахты МБР, расположенные в пределах дальности полета «Томагавков» и стратегические подлодки, находящиеся у причалов. И вот здесь в дело должны вступить системы ПВО ближнего и среднего перехвата «Тор-М2У» и «Бук-М3». Эти системы, разработанные концерном ПВО «Алмаз-Антей», являются эффективным средством борьбы с крылатыми ракетами противника. Так, вероятность перехвата «Томагавка» одной зенитной ракетой «Бук-М3» составляет 80%, а у «Тор-М2У» и того выше. Прикрытие шахтных пусковых установок МБР и подводных ракетоносцев в портах соответствующим количеством этих комплексов ПВО позволит свести результативность «мгновенного глобального удара» США почти к нулю.

Еще в меньшей степени такой удар может повлиять на систему управления вооруженными силами РФ, имеющей множество высокозащищенных и дублирующих друг друга командных пунктов, расположенных в различных частях страны и соединенных между собой несколькими видами связи. Конечно, в этом случае могут пострадать стационарные РЛС предупреждения о ракетном нападении и ПРО Москвы. В этом случае Мураховский прав: мы действительно будем «ослеплены». Однако такой результат американцам ничего не даст, поскольку наши СЯС переживут первый неядерный удар.

А массированная атака на российские СЯС конвенциональными средствами – это уже достаточное основание для ответного ядерного удара по военной инфраструктуре США. То есть ждать, когда вслед за обычными по нам полетят ядерные ракеты никто не будет. И это внушает определенную надежду на то, что военно-политическое руководство США не решится на «мгновенный глобальный удар» против России, поскольку не будет уверенно, что сможет уничтожить значительную часть российских ядерных сил. А такой уверенности, при наличии у России эффективных средств ПВО, прикрывающих районы базирования СЯС, у Вашингтона нет и быть не может. То есть сама концепция «мгновенного глобального удара» является нереализуемой ни сейчас, ни в среднесрочной перспективе. И эту концепцию следует рассматривать исключительно как средство психологического давления на российское руководство, как средство принуждения к уступкам типа того, какой являлась в свое время американская программа СОИ.

Автор: ведущий эксперт Центра военно-политических исследований Михаил Александров

[ii] Там же.

[iii] Woolf, Amy F. Conventional Prompt Global Strike and Long-Range Ballistic Missiles: Background and Issues. Congressional Research Service. R41464. February 3, 2017. - p. 10-11.

[iv] Ibid., p. 17-19.

[v] Ibid., p. 20.

 

12.05.2017
  • Эксклюзив
  • Вооружения и военная техника
  • Россия
  • США
  • Глобально
  • НАТО