Решающая роль человеческого капитала в противоборстве ЛЧЦ в Евразии

Версия для печати

… сетевые структуры можно использовать не только для освобождения общества, но и  для укрепления централизованного контроля[1]

Б.  Макконнелл,  профессор

Трудно придумать меру, более выгодную для Германии, как именно провозглашение русской «псевдофедерации»: это означало бы «списать со счета» Первую мировую войну, весь … период (1918-1939) и  всю Вторую мировую войну и  открыть Германии путь к  мировой гегемонии. «Самостийная Украина» только и  может быть трамплином, ведущим немцев к  мировому водительству[2]

И.  Ильин, июль 1950  г.

 

Победа или поражение в противоборстве ЛЧЦ в Евразии, в решающей степени, будут зависеть от количества и  качества человеческого капитала той или иной ЛЧЦ и  их институтов. Не случайно, например, что основные противоборствующие ЛЧЦ в  Евразии имеют примерно одинаковые количественные и  качественные параметры человеческого капитала. Это можно проиллюстрировать данными в  следующей таблице.

Таблица 1. Сравнение количественных и  качественных параметров основных ЛЧЦ в  Евразии

Окончательное оформление соотношения сил в  области человеческого капитала ЛЧЦ произойдет уже через 10-15  лет, когда новое поколение китайцев, мусульман и  индийцев закончат университеты.

Слова, написанные И.  Ильиным в  1950  году, т.е. почти 70  лет назад, оказались пророческими: «псевдофедерация» (РФ «образца 1991 г.») действительно «списала со счета» всю историю международных отношений до 1991  года и  превратила Германию в  европейского гегемона, вокруг которого концентрируется западная ЛЧЦ под контролем США. И  экспансия этой ЛЧЦ в  Евразии будет проводиться ЕС и  НАТО. Как показали последние 20  лет, этот механизм может работать очень эффективно. После распада СЭВ и  ОВД практически все страны, противостоявшие ЕС и  НАТО, превратились из противников либо в  союзников, либо попали под контроль и  полное влияние.

Можно сказать, что в  очередной раз в  российской истории, ей (как и  в 1812, и  в 1939  году) противостоят практически вся Европа во главе с  одной из стран-лидеров. В  данном случае Германией, за которой стоят Соединенные Штаты.

Произошли решительные геополитические изменения, о  которых хорошо известно, но отнюдь не тогда когда речь идет о  концентрации НЧК отдельных ЛЧЦ. Прежде всего, западной ЛЧЦ в  Европе и  в АТР в  интересах США.

Именно человеческий и, в  частности, демографический потенциал, прежде всего проявляющийся в  росте НЧК локальных цивилизаций Китая, ислама и  России, а  также отдельных стран, станет основной причиной изменения соотношения сил в  мире и  последующих перемен. В  нем же видят и  наиболее опасную угрозу на Западе, который сам концентрирует НЧК с  помощью новых союзов  — ТАП и  ТТП. И  дело даже не в  том, что рост населения Земли прогнозируется западными экспертами к  2045  году до 10,4  млрд человек, а  в том, что этот рост на 97% будет обеспечен развивающимися странами даже при снижении уровня рождаемости в  этих странах[3].

Примечательно, что любой анализ развития ЛЧЦ на Западе базируется, прежде всего, на оценках и  прогнозе развития человеческого капитала отдельных ЛЧЦ  — китайской, исламской и  российской. Причем все чаще обращают внимание уже не только на количественные показатели НЧК, но и  их качественные критерии. В  мире фактически уже несколько десятилетий идет борьба не столько за природные, сколько за качественные человеческие ресурсы, обеспечивающие качество экономического развития и населения. И не случайно то, что три потенциально опасные для Запада, по мнению тех же канадских спецслужб, ЛЧЦ (китайская, российская и  исламская) отличаются не только значительным демографическим потенциалом, но и  качеством НЧК[4].

Рис. 1. Новые центры силы, развивающиеся на базе национального человеческого капитала ЛЧЦ

Как видно на рисунке 1, за исключением российской ЛЧЦ (в  ее нынешнем, урезанном виде) остальные ЛЧЦ вполне сопоставимы по количественным показателям уже в  настоящее время  и  будут еще в  более сопоставимом положении к  2040  году. Сокращение численности некоторых  ЛЧЦ относительно других ЛЧЦ не имеет принципиального значения потому, что гораздо важнее становится качество НЧК ЛЧЦ, прежде всего, способность к  творчеству и  самоорганизации.

Рис. 2. Рост населения и снижение уровня рождаемости

Другими словами в  новых центрах силы у  ЛЧЦ будет обеспечен практически весь демографический прирост населения, что (одновременно со скачком в качестве НЧК: уровне душевого дохода, образовании, здоровья) обеспечит этим центрам силы опережающие темпы роста по сравнению со старым центром силы, прежде всего, западной ЛЧЦ. Так, только за последние 25  лет в  КНР было подготовлено более 300  млн человек с  высшим образованием, что уже радикально повлияло не только на экономику, социальную структуру, но и  военную мощь Китая. Новое качество НЧК, например, немедленно отражается на качестве личного состава вооруженных сил, военном искусстве и управлении, а также на качестве ВиВСТ. Это же обстоятельство  — качество НЧК  — стало главной причиной быстрых и устойчивых темпов роста ВВП не только КНР. По этому пути идут ЛЧЦ Индии, Бразилии, Индонезии.

И, наоборот, НЧК старых, прежде всего западной ЛЧЦ, фактически не развивается или, как минимум, отстает в  своем развитии относительно новых центров силы. Более того, даже деградирует. Это пытаются компенсировать за счет «скупки мозгов», что, надо признать, хорошо удается США, которые сумели в последние годы скупить более 5 млн специалистов, создав фантастический запас «мозгов» для будущего технологического рывка.

Вместе с тем такая политика США не уничтожает для них негативных демографических последствий. Представление о  будущих перспективах ЛЧЦ, вытекающих из неравномерности развитии НЧК отдельных ЛЧЦ, дают следующие данные:

Рис. 3. Численность населения мира в 2010 и 2040 годах, млрд чел[5].

Как видно из этой карты, к  2040-2043 годам, по мнению российских и английских экспертов, произойдет радикальное изменение сил в области НЧК отдельных ЛЧЦ. Причем не только количественно, демографически, но и, прежде всего, качественно. Индия и Китай будут не только крупнейшими по численности странами мира, но и странами, обладающими самым большим НЧК, его эффективными институтами, средним и креативным классом и другими качественными характеристиками, которые неизбежно приведут к  изменению их роли в  мире. Не случайно, говоря о  трех фундаментальных факторах изменения МО министр обороны США летом 2015  года называл[6]:

—   глобализацию;

—   распространение технологий;

—   демографические изменения.

Эти факторы совершенно по-разному влияют на развитие МО и  роль ЛЧЦ. Если глобализацию и  распространение технологий можно отнести к  мировым процессам, которые не могут быть взяты под контроль какой-то одной ЛЧЦ (даже борьба США и  всей западной ЛЧЦ с  КНДР и  Ираном не привели к  существенным результатам), то лидерство в  развитии НЧК, безусловно, станет решающим фактором будущей МО.

В этой связи остается открытым вопрос о  соотношении сил между ведущими центрами силы, представляющими основные ЛЧЦ в  Евразии  — западной, восточно-христианской, индийской, китайской и  исламской. Думается, что это соотношение сил в  любом случае будет не в  пользу Запада: развитие четырех «полюсов» в  Евразии неизбежно. Даже с  учетом сохранения западного превосходства в  Евразии эти «полюса», взятые по отдельности, создают угрозу западному контролю, но эта угроза многократно усиливается, если произойдет объединение двух, трех, а  тем более, четырех потенциалов НЧК основных ЛЧЦ на антизападной основе. Этот вариант не так, уж, и  невозможен, когда речь идет не о  полноценных союзах, а  о временных объединениях, направленных против какой-то одной, например, западной ЛЧЦ.

>>Полностью ознакомиться с аналитическим докладом А.И. Подберёзкина "Стратегия национальной безопасности России в XXI веке"<<


[1] Макконнелл Б. Сетевое общество и   роль государства / Россия в   глобальной политике. 2016. Март- апрель.  — № 2.  — С. 131.

[2] Ильин И. О  русском национализме. Сборник статей.  — М.: Российский Фонд Культуры, 2007.  — С. 91.

[3] Strategic Trends Programme Global Strategic Trends  — Out to 2045. Fifth Edition. London, Ministry of Defence.2015. P. 3.

[4] Подберезкин А. И. Национальный человеческий капитал. В  5  т. Т. 1-3.  — М.: МГИМО Университет, 2011-2013.

[5] Институт энергетических исследований российской академии наук. Аналитический центр при правительстве Российской Федерации. Прогноз развития энергетики мира и  России до 2040  года.   — М.: 2014   /http://ac.gov.ru/files/publication/a/2194.pdf.  — С. 8.

[6] The National Military Strategy of the United States of America.  — Wash.: GPO, 2015. June. P. 3.

 

06.11.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Европа
  • XXI век