Расширение состава ШОС – шансы и вызовы

Версия для печати

9-10 июля 2015 года в  Уфе состоялось XV заседание Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества. На этом заседании приняли решения о начале процедуры приема Индии и Пакистана в ШОС, а также о предоставлении Республике Беларусь статуса государства-наблюдателя при ШОС и статуса партнера по диалогу ШОС – Азербайджану, Армении, Камбодже и Непалу.

Уфимский саммит имеет особую значимость для истории ШОС – это первый случай расширения состава организации с тех пор, как шесть стран организовали ШОС в 2001 году. И важно, что в первом расширении не другие страны, а именно две южноазиатских державы, - Индия и Пакистан, - станут официальными членами. Можно сказать, это исторический момент для ШОС, который будет сильно влиять не только на будущее развитие этой региональной организации, но и на развитие мировой обстановки в целом.

Хотя в последние годы ряд стран и стал наблюдателями и партнерами по диалогу, официальный состав ШОС не изменился. Индия и Пакистан уже давно подали заявление о принятии в состав ШОС, и в 2014 году на душанбинском саммите члены организации приняли решения, завершив формирование правовых, административных и финансовых условий для приема новых членов в ШОС. Во время душанбинского саммита министр иностранных дел России С.В. Лавров также заявил о планах расширения ШОС под председательством России в 2015 году. Поэтому прием Индии и Пакистана – не случайное решение для ШОС.

Но участие Индии и Пакистана в ШОС -  не простое дело. Как представляется,, это подразумевает серьезные вызовы для этой международной организации в Евразии.

Хотя в годы существования ШОС, отношения между государствами-членами не всегда складывались гармонично (например, потенциальная конкуренция между Казахстаном и Узбекистаном, конфликт за водные ресурсы и пограничные вопросы между странами Центральной Азии),  в целом в рамках Организации всё проходит в атмосфере гармонии, дружбы и доверия. Теперь же, после вступления Индии и Пакистана, все существующие проблемы  существенно нивелировались  – в нынешнем ШОС еще нет таких трений, как между этими двумя южноазиатскими государствами. Теперь в составе ШОС, кроме России и Китая, будет еще две ядерных державы. Важно заметить, что эти две страны владеют ядерными силами «нелегально», и  до сих пор еще находятся во враждебном состоянии, наводя ракеты на столицу противника. Кашмир, как "пороховая бочка" Южной Азии, в любое время может стать очагом нового военного конфликта. Возможно, эта пара даст ШОС больше нестабильности, чем Греция и Турция в НАТО.

Одновременно, индийско-китайские отношения тоже далеко не гармоничны. Хотя  Индия с Китаем являются участниками БРИКС и в последние годы более и более расширяют сотрудничество, укрепляют взаимосвязи,  пока таковые  - лишь формальная дипломатия, и скорее находятся на экономическом уровне. Между Индией и Китаем  еще существуют принципиальные разногласия, - например спорная территория на Южном Тибете, - которые до сих пор являются решающими преградами для улучшения отношений между двумя странами. Хотя для китайцев Индия так и не стала главным соперником,  многие индийцы видят Китай  таковым. В подобной ситуации геополитические конкуренция и конфликт неизбежны.

Хотя Индия с Китаем уже достигли  заметных достижений в рамках БРИКС, но, в отличие от экономического сотрудничества,  ШОС больше активно проявляет себя в сферах геополитики и региональной безопасности. А после вступления Индии в ШОС, внутри организации явно появятся политические дисгармонии между двумя азиатскими странами-лидерами. Тем более, удар «трем силам зла» является одной из главных причин создания ШОС и основным принципом организации. Но по иронии судьбы, символ сепаратистского движения в Китае – Далай Лама XIV и его тибетское правительство в изгнании находятся именно в Индии. Можно сказать, сейчас русский медведь и китайская панда так крепко обнимают друг друга именно благодаря тому, что две страны успешно решили оставшиеся политические и исторические проблемы, в том числе пограничные споры. А пока эти серьезные проблемы межу Пекином и Нью-Дели не были решены, панда и слон не могут установить тесного доверительного контакта, хоть и стремятся к этому.              

Как считают многие эксперты, китайцы долго надеялись, чтобы пакистанцы также присоединились к организации, но такой результат явно только способствует усилению решающей роли Китая в ШОС. Кремль обеспокоен этим и чтобы урегулировать баланс сил в организации, потребовал своего традиционного союзника в Южной Азии и формировать треугольник «Россия-Индия-Китай» внутри ШОС. Китайцы и пакистанцы недовольны, если в ШОС будет Индия без Пакистана, а россияне и индийцы тоже не хотели бы, чтобы вступил Исламабад, а не Нью-Дели. Вероятно, одновременный прием Индии и Пакистана является результатом соперничества и компромисса между Москвой и Пекином.

Игра же треугольника «Россия-Индия-Китай» и роль, которую исполняет Индия внутри ШОС, далеко не у всех вызывают оптимистические настроения. Даже некоторые китайцы беспокоятся о том, что Индия в ШОС будет скорее играть роль нарушителя спокойствия и смутьяна для российско-китайских отношений.

У Пакистана тоже далеко не всё хорошо. Нестабильное центральное правительство, неспособное в полной мере стать направляющей силой, конфликт между штатской администрацией и армией, и особенно обстановка с безопасностью в стране, активные действия Талибана, Аль-Каиды и других террористических, экстремистских и сепаратистских организаций в северо-западных пограничных провинциях – все это будет представлять серьезные проблемы для ШОС.

И стоит отметить, теперь в ШОС вошли «третьи силы», кроме Китая и бывших советских стран. Чем больше «посторонних» участников, тем сложнее становятся отношения и взаимные требования, и тем меньше соблюдаются общие интересы, что снижает эффективность организации. Вызывает беспокойство и то, что из-за необдуманного расширения состава, ШОС из перспективной, эффективной и сильной региональной организации превратится в некий развлекательный клуб, или клуб дискуссионный. Тем более отрицательное влияние расширения Евросоюза на восток тоже является хорошим уроком.

Но по диалектическому мышлению, вышеназванные вызовы для ШОС одновременно являются шансами для его развития.

Первообраз ШОС был механизмом «Шанхайской пятерки» для Китая и его четырех пограничных соседей из бывшего СССР в 1990-х гг., а мотивом создания этого механизма было укрепление доверия и разоружение в приграничных районах, то есть был решением китайско-советского пограничного вопроса в новой эпохе. И с образования ШОС до сих пор, организация действует только в рамках Китая, России и центральноазиатских республик, его пределы не вышли за границы Китая и бывшего Советского Союза. Итак, для многих людей, ШОС выглядит как некий «Российско-китайский альянс», «Советско-китайское сотрудничество в 21 веке», «Организация Варшавского договора 2.0» или даже «Оси Москва-Пекин». Многие западные политологи и политики беспокоятся о том, что ШОС станет новым Восточным блоком против Запада в новой холодной войне. Но теперь в ШОС вступили две южноазиатских державы, которые не носят в глазах Запада никаких «антизападного», «красного», «тоталитарного» или «злого» клейма, а наоборот, являются «не-натовским союзником США» и «Самой большой демократией мира», тем более они не имеют геополитических требований на бывшем советском пространстве и конфликта интересов с Западом. Это убедительно доказывает всему миру, что ШОС, как его организаторы и участники всегда подчеркивают, является не закрытым военным альянсом под руководством Китая и России, а открытой региональной организацией сотрудничества, и деятельность организации характеризуется осязаемыми результатами в обеспечении безопасности, укреплении многопланового политического, экономического и гуманитарного сотрудничества стран-участниц. Как отметил министр иностранных дел России Сергей Лавров в своем выступлении перед душанбинским саммитом 2014 года, «ШОС в полной мере соответствует реалиям и потребностям XXI века – в отличие от архаичных, унаследованных от прошлой эпохи структур, основанных на жесткой блоковой дисциплине.»

Поэтому, после приема Индии и Пакистана в организацию, всем необоснованным сомнениям и недоверию к ШОС теперь уже пора как дым рассеяться.

Вероятно, ШОС с тех пор развивается, имея все шансы стать платформой для согласования и сотрудничества для государств-членов и его партнеров в Евразии, и их проблемы и споры можно рассматривать при помощи этого механизма.

Проблемы и споры решатся нелегко, но необходимо. И теперь ШОС – это новый шанс для улучшения индийско-пакистанских и индийско-китайских отношений, он создает платформу для обсуждения и улучшения вопросов Кашмира и Южного Тибета для Индии, Пакистана и Китая. И на этой платформе у Индии и Китая будет больше сотрудничества, чем конфликта, так будет полезно для обеих сторон, а также для Евразии и всего мира.

Можно сказать, вступление Индии и Пакистана уничтожило «психологический барьер» у людей для расширения состава ШОС, и после них дальнейшее расширение организации уже естественно и неизбежно.

Может быть, вступление Индии и Пакистана в ШОС расчищает путь для Ирана. Иран тоже давно заявил о стремлении стать полноправным членом ШОС. Для России и Китая, Иран является ценным партнером по региональным вопросам. Но ядерная проблема стала самой большой преградой для приема Ирана в ШОС. И наконец пришла приятная новость только после закрытия уфимского саммита. 14 июля, после долголетних марафонских переговоров, Иран и страны «шестёрки» достигли соглашения по иранской ядерной программе в обмен на отмену санкций против Ирана, что стало историческим моментом для успешного решения иранской ядерной проблемы. Пока видим светлые перспективы успешного решения иранской ядерной проблемы , и значит прием Ирана в ШОС тоже не за горами.

В последние годы, благодаря неустанным совместным усилиям государств-членов организации, борьба с «тремя силами зла» в Центральной Азии и китайском Синьцзяне получила первоначальные достижения. Но чтобы искоренить терроризм, сепаратизм и экстремизм в ЦА и Синьцзяне, надо уничтожить их источники и гнёзда вне рубежа. После вступления Пакистана в ШОС, совместная борьба с «тремя силами зла» на ее территории стал восприниматься как резонный и справедливый. Если же Афганистан в будущем будет иметь еще более глубокое сотрудничество с ШОС или даже станет членом организации, это станет крупным прорывом для борьбы с «тремя силами зла», что также в историческом масштабе изменит региональную стратегическую обстановку после холодной войны.

Повышается роль ШОС в мировых и региональных делах, и это обуславливает рост интереса к ней со стороны многих государств и международных организаций. Кроме Ирана, вероятно, остальные три наблюдателя (Афганистан, Беларусь, Монголия) теперь тоже имеют все шансы быть настоящими членами, а новые партнеры ШОС еще прибавятся. Расширение состава членов, наблюдателей и партнеров по диалогу также помогает ШОС исполнять все более важную роль в мировых и региональных делах.

Как указал в своем выступлении председатель КНР Си Цзиньпин на саммите, «присоединение новых членов к организации придаст новый импульс сотрудничеству во всех областях в рамках ШОС». На пути будущего развития ШОС будет много преград, трудностей и неопределенностей, но эти вызовы неизбежны, так как ШОС на пути к тому, чтобы стать в качестве перспективной и престижной организации двигателем региональных стабильности и развития, а также формирования нового справедливого международного порядка.  Путь извилист, но перспективы светлые. Мы уверены, что лидеры и участники ШОС смогут успешно преодолеть все трудности своими умом и решимостью. И надеемся, что после расширения, у ШОС будет более светлое будущее, и организация внесет выдающийся вклад в мир и развитие в Евразии, а также во всем мире.

Автор: Антон Фань (Фань Суэсун)

27.07.2015
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Россия
  • Азия
  • Китай
  • XXI век