Ракетные удары, к чему? К деньгам…

Версия для печати

Кому война, а кому мать родная. Так уж повелось. Вот и Британское правительство разыграло крапленую карту со Скрипалями, а мятежники Сирии подкинули идею о применении химического оружия в Думе. Президент Трамп возмутился, решил наказать Сирию, незамедлительно собрал коалицию и закрутилось. Пентагон тут, как тут: приказал развернуть военно-морские силы в Восточном Средиземноморье. Британское правительство поставило бомбардировщики Королевских ВВС в режим ожидания. Французы тоже зашевелились и изготовились, предложив самолеты «Рафаль». Авианосец USS «Трумэн» спешил в Восточное Средиземноморье. Приближалась гроза.

Между тем, в среду, 11 апреля, перед атаками коалиции Россия начала крупные военные учения на побережье Сирии. А Министерство обороны России предупредило, что ответит на все поползновения коалиции, ибо есть чем противостоять не только ракетам JASSM и «Томагавк», но и кораблям, истребителям и бомбардировщикам коалиции, развернутым в Восточном Средиземноморье. В то время как широкая публика была убеждена в том, что крупная конфронтация между Россией и коалицией под руководством США с потенциально разрушительными последствиями будет неизбежной, несколько чиновников в высших эшелонах правительств США, Великобритании и Франции были ознакомлены с точными деталями и сроками проведения бомбардировки Сирии, которая состоялась уже после закрытия мировых фондовых рынков в пятницу вечером, 13 апреля. У них были самые точные сведения  о том, что конфронтация между Россией и коалиционными силами под руководством США не состоится.  Если разобраться внимательно, то удар натовского трио по Сирии имеет отношение не к химическому оружию, а к политике.

Объяснение простое. В ночь с 13 на 14 апреля в Сирии вооруженные силы Соединенных Штатов, Великобритании и Франции, используя самолеты и корабли, начали авиаудары против трех целей в Сирии, якобы с намерением уменьшить способность президента Асада использовать химические оружие против населения своей страны. Воздушные удары наносилось в то время, когда Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) готовилась к расследованию обвинения в том, что химическое оружие использовалось в пригороде Дамаска Думы. Приказ Трампа о начале воздушных ударов был рассчитан по времени так, чтобы предотвратить проведение подобной проверки, которая дала бы подтверждение со стороны ОЗХО, что предлог для атаки на Сирию был построен на лжи.

Россия и возглавляемая США коалиция, похоже, не согласны с деталями авиаударов. В то время как Вашингтон утверждает, что все 105 ракет (по другим источникам 103), которые они запустили, достигли своей цели, Министерство обороны России утверждает, что сирийская арабская армия сбила 71 из 105 ракет. Трамп, Макрон и Мэй утверждают, что ударили по сирийским объектам производства химического оружия. В реалиях разрушен гражданский научно-исследовательский центр, занимающийся медикаментами.[1]

Но вернемся к чиновникам, которые знали об Ударе. В числе их оказывается супруг британского премьера Терезы Мэй Филипп. Вы зададите вопрос, но на него всегда есть и ответ: «муж и жена одна сатана». Как пишет канадский центр исследования глобализации Global Research, Филипп Мэй, муж премьер-министра Великобритании, является старшим исполнительным директором чрезвычайно мощной инвестиционной фирмы Capital Group,  крупнейшего акционера в производстве оружия British Aerospace Systems (BAE). Он также  является вторым по величине акционером в Lockheed Martin - американской военной фирме, которая поставляет системы вооружения, авиацию и материально-техническую поддержку. Стоимость акций Lockheed и BAE Systems выросла на мировых фондовых рынках в понедельник 16 апреля после бомбардировок Сирии.

Естественно, что и некоторые мощные финансовые операторы были посвящены в тайны удара, что позволило им предсказать результат и сделать свои ставки на рост стоимости акций крупных оборонных подрядчиков, включая Northrop Grumman, Lockheed Martin, BAE Systems, Raytheon и Boeing.

Напомним, Raytheon выпускает крылатые ракеты «Томагавк», которые использовались в нападении на Сирию. Lockheed Martin производит перспективные крылатые ракеты (КР) воздушного базирования JASSM. Кстати, Пентагон утверждает, что 17 из 19 ракет  AGM-158 JASSM, выпущенных из бомбардировщиков B-1B вне зон поражения ЗРК, были эффективны.

По данным Global Research, вклад Великобритании в военный удар состоял в том, чтобы осуществить пуск восьми ракет «Storm Shadow» фирмы BAE Systems по предполагаемому объекту химического оружия, каждая из которых стоила 790 000 фунтов стерлингов ($1,13 млн.) - на общую сумму 6,32 млн. фунтов стерлингов ($9 млн.). Интересно, что по данным на 31 марта 2018 года  Capital Group накопила более 360 000 акций в компании, что на 11% больше, чем в предыдущем квартале, что, возможно, способствовало росту цены акций BAE Systems.

Напомним, Филипп Май женился на будущем 81-м премьер-министре Великобритании 6 сентября 1980 года. Филипп и Терезия Брасье обвенчались в церкви Святой Марии Богородицы в Уитли, Оксфордшир. Они были представлены друг другу покойным премьер-министром Пакистана Беназиром Бхутто во время студенческой дискотеки Консервативной партии в Оксфордском университете. И идут дружной семьей по жизни, и неизвестно кто кому помогает, но семейные дела всегда решаются вместе. Не зря же ходит версия, что Филипп Мэй незримо присутствует при премьер-министре. Естественно возникает риторический вопрос к участникам  коалиции и их подчиненным: насколько были посвящены в тайны «бургундского двора» друзья-труженики, члены семей и партнеры на Уолл-стрит?

Другими словами, война кормит всех, но в первую очередь чиновников ВПК и, конечно, рабочих работающих в этой сфере. А предвидение военно-американских военных планов - бесценный инструмент для инвесторов и институциональных спекулянтов. Во всяком случае, компании, выигрывающие от войны - не новая концепция.

Под флагом продвижения демократии можно ожидать лишь новые конфликты. 

Автор: Александр Маначинский

 

 

28.04.2018
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Европа
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век