Противостояние в Мукачево. Венгерский аспект

Версия для печати

За возникшей закарпатской баталией между «Правым сектором», местными контрабандистами и украинскими силовиками затерялся фактор, не менее важный, чем непосредственные события в Мукачево, а также причины, приведшие к такому повороту событий. Речь идет об этнических венграх, компактно проживающих в Закарпатской области в количестве порядка 150 тысяч человек. Причем, следует отметить, что многие из них имеют венгерские паспорта и являются полноправными гражданами Венгрии и, следовательно, не учитывать данный аспект в событиях недалекого будущего остатков Украины было бы недопустимо. Так глава кабинета премьер-министра Венгрии Янош Лазар заявил о готовности «позаботиться о своих гражданах в этом регионе» [1]. Никакой иной эффективный способ «позаботиться» об этнических венграх, кроме как применить силовую акцию, в данном случае не просматривается, особенно с учетом того, что на начальном этапе основной потенциальный конфликт, вероятней всего, произойдет не с официальными киевскими властями и их наместниками, а с местными криминальными структурами и боевиками «Правого сектора». Последний, скрываясь под патриотическими лозунгами, а где и в открытую, фактически ведет откровенно бандитский передел теневых потоков контрабанды, которая исчисляется колоссальными суммами в силу важного геополитического и экономического положения Закарпатья. С учетом того факта, что «Правый сектор» слабо контролируется центром – и здесь видится внешний фактор, поскольку данная организация во многом курировалась экс-шефом СБУ, а по совместительству завербованным агентом ЦРУ, В. Наливайчено – реально обеспечить безопасность венграм и их бизнесу, с которыми у «Правого сектора» и возможно столкновение, Киев не в состоянии или же его возможности для этого весьма ограничены. Отсюда делается вывод, что при усугублении ситуации в данном регионе, на которую наложится деградация социально-экономической обстановки на остальной территории страны, существует в значительной степени отличная от нуля вероятность внешнего вмешательства со стороны Будапешта.

В некотором роде ситуация может быть похожей на ту, в которую попала Россия в августе 2008 года, когда грузинское руководство совершило военное преступление, атаковав спящий Цхинвал и убило помимо множества гражданских лиц еще и российских миротворцев. Если не брать глобальную и региональную военно-политическую обстановки, здесь ситуация в целом имеет те же предпосылки, а нападения на венгров вполне могут стать поводом для ввода воинского контингента. Причем, реален вариант, в котором сам Будапешт любое столкновение интерпретирует как агрессию против этнического меньшинства с целью решить свои притязания, хотя на самом деле ситуация может и не выйти за рамки приемлемого. В таком случае возможен интересный сценарий развития ситуации, заключающийся в образовании де-факто т.н. кондоминиума – совладения одной территорией несколькими государствами. Естественно, здесь речь не ведется о реальном кондоминиуме, поскольку он образуется на основе взаимных договоренностей (двух или трехстороннем договоре в качестве правового основания), чего в случае с Закарпатьем вряд ли получится достигнуть между Киевом и Будапештом. На практике это может означать то, что юридически Закарпатье, а точнее места компактного проживания венгров, будут входить в состав Украины, но фактический контроль над обстановкой в них обеспечит Венгрия. Ответить военной силой Киев вряд ли сможет; во-первых, Венгрия – член НАТО, хотя возможен вариант, при котором статья 5 Устава Альянса не будет задействована, поскольку речь не идет о нападении на одного из его членов. Впрочем, здесь большую роль сыграет то, как подобный конфликт будет воспринят в Вашингтоне и Брюсселе, причем, совсем не обязательно, что в НАТО начнут активно искать пути разрешения конфликта, поскольку ухудшение ситуации выгодно во многом США, т.к. усиление военно-политической эскалации на территории между ЕС и Россией объективно в их интересах. Во-вторых, Киев будет вынужден ответить на действия Будапешта переброской части своих сил из-под Донбасса, что способно ослабить его позиции у линии фронта, где по некоторым оценкам сосредоточена группировка ВСУ численностью в 70 тыс. человек [2]. Если венгерское руководство решит взять под защиту 150 тысяч человек, то для этого им понадобиться воинский контингент хотя бы в 2-3 тысячи солдат, например, для обеспечения перехода через украинско-венгерскую границу тем, кто не захочет дальше пребывать на территории Украины или создания безопасной зоны для тех, кто пожелает остаться в своих домах. Соответственно Киеву, для адекватного реагирования, потребуется перебросить как минимум сопоставимое количество войск.    

Естественно моделирование не учитывает внешнеполитический фактор, способный сыграть немаловажную роль. В первую очередь речь идет о позиции США, для которых, как уже было отмечено, подобная эскалация может быть полезной. Помимо этого нужно и учитывать взятый Москвой курс на реинтеграцию Донбасса, что, несомненно, существенно облегчает положение Киева и дает ему возможность действовать более раскованно. Однако тот факт, что заявления о готовности «позаботиться о своих гражданах» поступили на уровне правительства Венгрии, говорит о реальности силовой операции, для проведения которой стремительный обвал обстановки на территории Украины становится все более весомым поводом.

В конце важно отметить, что подобную озабоченность могут высказать и другие игроки, в частности, поляки и румыны, хорошо помнящие, кому раньше принадлежали Львов и северная Бессарабия. Процесс дезинтеграции Украины был запущен более полутора лет назад и, единожды начавшись, его будет крайне трудно остановить, если вообще возможно. Несомненно, этим обстоятельством способны воспользоваться многие, вопреки любым официальным декларациям о партнерстве.

Автор:К.С. Стригунов         


Источники:                                   

[1] http://russian.rt.com/article/104185

[2] http://rusvesna.su/news/1437219761

23.07.2015
  • Эксклюзив
  • Проблематика
  • Россия
  • Европа
  • США
  • СНГ