Противоракетные амбиции США

Версия для печати
 
Конгресс США утвердил военный бюджет страны на 2018 финансовый год в размере 700 млрд. долларов, который по своим общим показателям на 32 млрд. долларов превосходит соответствующий запрос, сформулированный президентом Дональдом Трампом. Редакция Интернет-сайта ЦВПИ попросила ведущего эксперта Центра, профессора Академии военных наук Российской Федерации В.П.Козина прокомментировать один из ключевых разделов нового бюджета – раздел, касающийся развития американской противоракетной инфраструктуры.
 
По его мнению, военный бюджет Пентагона на 2018 финансовый год, начавшийся с 1 октября текущего года и который в суммарном виде достигает 700 млрд. долларов, включил статьи расходов, свидетельствующие о более широких амбициях администрации Дональда Трампа в области дальнейшей эволюции глобальной инфраструктуры противоракетной обороны Соединенных Штатов, чем это предполагалось ранее.
 
Вместо средней величины расходов на указанные цели в пределах 7,5-8 млрд. долларов в год, которые брала на себя администрация Барака Обамы и изначально предполагала выделять республиканская администрация во главе с Дональдом Трампом, в новом американском военном бюджете значится сумма в 12,3 млрд. долларов, что в полтора раза превышает среднюю величину ежегодного уровня ассигнований на эти цели, достигнутого при президенте Бараке Обаме.
 
Соединенные Штаты в перспективе намерены увеличить количество ракет-перехватчиков стратегического назначения типа «GBI» на своей континентальной части в Аляске и Калифорнии до 104 единиц вместо 44 единиц, которые уже развернуты в названных районах активного противоракетного противодействия к концу текущего года (собеседник напомнил, что в период президентства Барака Обамы там было установлено в общей сложности 30 ракет-перехватчиков типа «GBI»).
 
В.П.Козин обратил внимание на то, что новый военный бюджет предписывает Пентагону закупить дополнительное количество ракет-перехватчиков морского базирования БИУС «Иджис», которая показала 82% успешных перехватов учебных баллистических и крылатых ракет меньшей и средней дальности, а также для мобильной системы ПРО ТВД «THAAD» наземного базирования, используемой для заатмосферного перехвата ракет, которая до настоящего времени продемонстрировала 15 успешных перехватов таких ракет из 15 проведенных реальных испытаний.
 
Это будет означать, что в ближайшие годы Соединенные Штаты выйдут на уровень 1686 ракет-перехватчиков стратегического назначения (без учета ЗРК ПВО/ПРО «Пэтриот»), включая:
 
* 152 противоракеты наземного базирования (104 единицы на континентальной части страны и 48 единиц на операционных базах ПРО в Румынии и Польше, то есть по 24 противоракеты в каждом случае);
 
* 910 ракет-перехватчиков на 35 крейсерах и эсминцах ВМС США, оснащенных БИУС «Иджис» (при этом надо учитывать, что общее количество таких кораблей к 2040-2041 году составит от 86 до 94 единиц);
 
* плюс 624 противоракеты системы ПРО ТВД «THAAD» (336 единиц на континентальной территории США и 288 единиц для размещения в ОАЭ, Саудовской Аравии, Южной Кореи и Японии).
 
Таким образом, общее количество указанных ракет-перехватчиков американского производства превысит в 2,4 раза уровень 700 оперативно развернутых российских носителей стратегических ядерных вооружений, остающихся к 5 февраля 2018 года по Договору СНВ-3.
 
Суммарное же количество ракет-перехватчиков системы ПРО, находящихся под непосредственным контролем и управлением США (1062 единиц), превысит 700 оперативно развернутых российских стратегических ядерных носителей в 1,5 раза.
Военный эксперт ЦВПИ пояснил, что указанные данные, при анализе которых была использована официальная информация Конгресса и Министерства обороны США, отражены с учетом минимального развертывания американских ракет-перехватчиков указанных типов.
 
В.П. Козин также отметил, что американские эксперты зачастую «снабжают» определенную категорию российских «аналитиков» значительно заниженными данными о нынешнем состоянии и перспективном развитии ударно-боевых средств американской глобальной системы ПРО, стремясь ввести российскую сторону в заблуждение. При этом такие «аналитики» забывают принимать во внимание реально существующую органическую связь между стратегическими наступательными (СНВ) и стратегическими оборонительными вооружениями (ПРО).
 
Но с точки зрения целесообразности гарантированного сохранения стратегической стабильности и стратегического паритета такая «забывчивость» может иметь весьма негативные последствия, заключил ведущий эксперт ЦВПИ.
20.11.2017
  • Эксклюзив
  • Вооружения и военная техника
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • США
  • XXI век