Принципы построения и структура динамического сценария развития международной обстановки

Версия для печати

Существо метода динамического прогнозирования состоит в регулярном отслеживании (замере) состояния основных мировых тенденций и выявлении изменения соотношения сил между ключевыми акторами международной системы. Построение динамического сценария происходит в рамках основного вектора развития международной системы. Как уже отмечалось, этот вектор зависит от совокупности объективных факторов и прежде всего от динамики мирового баланса сил. А это служит объективным ограничителем числа возможных сценариев развития МО.

Но даже в рамках этих ограничений активная позиция России и курс ее политического руководства создают определенную многовариантность развития событий. И вот в рамках этой от-носительной многовариантности прогнозист может обозначить несколько возможных сценариев и распределить их по степени соответствия национальным интересам страны. То есть при  построении динамического прогноза необходимо выделить как минимум три возможных сценария развития МО — благоприятный, негативный и оптимальный. Конечно, возможно и большее количество таких сценариев, но они должны быть включены в одну из этих категорий.

В дальнейшем прогнозист может делать выводы о наличии отклонения от наиболее вероятного (исходного) сценария к другому возможному сценарию. Если данное отклонение может привести к переходу к более неблагоприятному сценарию, то прогнозист может обозначить проблемы, которые следует решить для возвращения сценария в прежнее русло. Более того, на каждом этапе развития исходного сценария прогнозист может давать рекомендации относительно его трансформации в более благоприятный сценарий. Понятно, что благоприятный сценарий — это такой сценарий, который наиболее отвечает национальным интересам страны. Однако, как правило, для реализации благоприятного сценария необходимо затратить больше усилий и ресурсов. А это чревато обратным эффектом, когда чрезмерные усилия и затрата ресурсов будут подрывать мощь собственного государства.

Более того, в любом сценарии не все зависит от действий Москвы. Необходимо удачное стечение обстоятельств. В частности, для реализации благоприятного сценария необходимо, чтобы для России сложились наиболее выгодные внешние условия. Грубо говоря, геополитические противники должны допустить ошибки, союзники и партнеры — оказать максимальное содействие. Даже погодные факторы могут в данном случае сыграть важную роль. Поэтому, здесь осуществление прогноза оказывается в зависимости от многих случайных факторов, в основном субъективного свойства. Предсказать все эти случайности, с какой-то более или менее высокой долей вероятности, не представляется возможным. Поэтому построение динамического прогноза на базе благоприятного сценария не является целесообразным.

То же самое касается и негативного сценария. Он может предопределяться ошибками со стороны руководства России, неоднозначным поведением лидеров союзных государств и стран-партнеров, а также неблагоприятными случайными событиями, например, аномальной засухой по образцу лета 2010 года. Прогнозирование на базе неблагоприятного сценария может привести к чрезмерным затратам материальных и финансовых ресурсов и породить пораженческие настроения в политическом руководстве и обществе в целом.

Иное дело — оптимальный сценарий. При его рассмотрении прогнозист исходит из того, что все политические процессы во внешней среде протекают рационально. То есть оппоненты принимают разумные решения со своей точки зрения и в рамках своих стратегических целей, союзники также действуют рационально, а погодные условия сохраняются в нормальных прогнозируемых рамках. Одним словом, происходит максимально возможное абстрагирование от субъективного фактора и фактора случайных событий, типа падения большого метеорита на США или неожиданной смерти президента дружественной страны. Поэтому в качестве исходного, наиболее вероятного сценария развития МО всегда надо брать оптимальный сценарий.

Это, однако, не означает, что руководство страны должно прилагать ровно столько усилий, сколько необходимо для удержания оптимального сценария и ничего не делать для перехода ситуации к благоприятному сценарию. Напротив, возникновение любых случайных обстоятельств и субъективных факторов, способствующих смещению оптимального сценария в благоприятное русло, должно быть сразу же использовано. Более того, в этих критических точках следовало бы приложить даже большие усилия, чем обычно, чтобы добиться позитивного результата. Ведь последующие выгоды от перехода к благоприятному сценарию с лихвой компенсируют сиюминутные потери, связанные с достижением этого результата.

Точно также, политическое руководство России должны оперативно реагировать на любые ситуации, способствующие смещению исходного сценария в негативное русло. И главное, просчитывать свои действия таким образом, чтобы самим не подтолкнуть развитие процесса по негативному пути. В этом контексте динамическое планирование в области внешней политики и обороны может играть полезную роль в качестве дополнения к классическому планированию. В этом случае у руководства страны будут уже иметься готовые рекомендации, что делать, если произойдет критическое изменение международной обстановки.

Здесь следует учитывать, что исходный сценарий может измениться под воздействием случайных, в том числе субъективных факторов, предсказать которые на основе научной методологии не представляется возможным. К таким случайным факторам можно отнести природные катаклизмы, стихийные бедствия, эпидемии или масштабные техногенные катастрофы. Характерным примером подобного развития событий является, например, гибель Минойского государства на Крите (2700–1400 гг. до н. э.), контролировавшего торговлю на Средиземном море. В результате вулканического взрыва (между 1628 и 1500 гг. до н. э.) на Санторини, породившего сильнейшее землетрясение и цунами, Минойское государство погибло. Как следствие, баланс сил на Средиземном море кардинально изменился. Соответственно, изменился и сценарий развития международной обстановки.

Однако, подобные явления в мировой истории довольно редки и вероятность их возникновения в прогнозируемый период, составляет ничтожные доли процента. Гораздо чаще неожиданные резкие изменения баланса сил происходят под воздействием политических факторов, которые лишь условно можно отнести к случайным. Такие «случайности» являются как правило, следствием недостаточной компетенции в анализе международной обстановки или воздействия субъективных взглядов и подходов.

Например, неожиданную смерть выдающегося политического лидера (от естественных причин или вследствие покушения) спрогнозировать практически невозможно. Между тем, такое событие может кардинально изменить международную обстановку. Так, например, неожиданная смерть Александра Македонского привела к быстрому развалу его огромной империи и образованию на ее месте нескольких эллинических государств. Это кардинально изменило всю международную обстановку того времени. Однако следует понимать, что этот развал произошел не вследствие физической смерти лидера, а вследствие внутренних противоречий, существовавших в руководстве империи. Правильный анализ этих противоречий, позволил бы заранее предвидеть такое развитие событий.

В подавляющем большинстве случаев критические изменения в соотношении сил не могут происходить одномоментно. Обычно такому изменению предшествует постепенное накапливание дисбалансов на глобальном уровне и изменение региональных балансов сил в ключевых точках. Это дает возможность прогнозисту заранее информировать политическое руководство своей страны, о возникающих новых вызовах и угрозах. Тем не менее, резкие изменения баланса сил на международной арене, могут происходить вследствие следующих событий:

— Ослабления той или иной мировой державы, либо ключевой региональной страны вследствие революции, смуты, внутригосударственного вооруженного конфликта, мощного экономического кризиса и т. п.

— Смены власти в любой ключевой стране, ведущей к ее геополитической переориентации или принципиальному изменению ее внешней политики.

— Развалу существующих блоков и коалиций вследствие нарастания противоречий между государствами-членами.

— Образованию новых блоков и коалиций, уравновешивающих влияние других международных игроков.

— Глобальной, региональной или локальной войны, завершившейся победой одной из сторон, либо ослабившей обе стороны, что обеспечивает преимущество для других участников мирового баланса сил.

— Существенного прорыва одной из сторон в создании принципиально новых видов оружия, дающих ей значительное военное превосходство.

В то же время, быстрота геополитических изменений вследствие этих событий является, как правило, завершающей стадией длительных процессов, идущих внутри отдельных стран и регионов. Поэтому указанные события вполне поддаются прогнозированию при наличии соответствующего числа компетентных аналитиков и предоставления им необходимых ресурсов.

Так, например, военно-технический прорыв, связанный с изобретением атомной бомбы в США резко изменил баланс сил в мире. Это достижение позволило американцам нивелировать сложившееся после Второй мировой войны абсолютное военное превосходство СССР в Евразии и тем самым спасти Запад от неминуемого геополитического поражения. Однако тот факт, что американцы вырвались вперед в этом вопросе не был простой случайностью. Это явилось следствием субъективных ошибок руководителей советской науки и государства, недооценивших перспективы атомного оружия, несмотря на соответствующие сигналы со стороны некоторых советских ученых.

В приведенной ниже диаграмме схематично показан механизм динамического прогнозирования. Из приведенной ниже диаграммы видно, что в основу вероятного динамического сценария положена превалирующая тенденция современного мирового развития, связанная с нарастанием многополярности международной системы. Этот сценарий условно можно назвать «сценарием стихийного нарастания многополярности мировой системы». Предполагается, что этот сценарий будет осуществляться в период до 2040 года, когда многополярная система международных отношений в целом сформируется.

Рис. 1. План-схема управления динамическими прогнозами

 

Однако развитие исходного сценария никогда не может идти равномерно, по накатанной колее. На его осуществление могут оказывать влияние различные факторы, которые не были очевидны при изначальном построении прогноза. Поэтому вероятность неблагоприятного изменения баланса сил учитывалась прогнозистом и была заложена им в один из возможных сценариев, в данном случае — сценарий «сдерживания многополярности».

И вот, замер основных сценарных показателей, проведенный в 2023 году, показал, что в развитии исходного сценария наметились отклонения. Обозначилось его смещение в сторону указанного неблагоприятного сценария. Причиной этому стало усиление разногласий в руководстве Китая, связанное с противоречиями по поводу дальнейшего политического и экономического курса страны. В ряде провинций усилились сепаратистские настроения. В руководстве Китая произошел раскол, ввергнувший страну в серьезный политический кризис. Запад воспользовался ситуацией и предпринял попытки спровоцировать отделение Гонконга и нескольких богатых провинций от основного Китая. США начали поставки современных вооружений военным силам мятежных территорий и ввели морскую блокаду портов, лояльных Центральному правительству Китая.

При этом анализ ситуации показывал, что при пассивной позиции России развитие событий вокруг Китая может привести к тому, что мировой баланс сил может измениться резко в пользу Запада. А это означало бы, что неблагоприятный вероятный сценарий станет основным. В свою очередь такой результат привел бы к тому, что два еще более негативных сценария перешли бы из разряда возможных (но пока маловероятных) в разряд более вероятных. Речь идет о сценарии «консервации однополярной системы» или о сценарии «третьей мировой войны».

Между тем, своевременное выявление тенденции отклонения исходного сценария в неблагоприятную сторону, позволило прогнозисту дать соответствующие рекомендации руководству страны. В результате Москва приняла решение оказать Центральному правительству Китая военно-техническую помощь, позволившую относительно быстро подавить выступления сепаратистов. К 2027 году Центральное правительство восстановило контроль над всей территорией Китая. Мировой баланс сил был восстановлен. А еще через два года международная обстановка вернулась в русло исходного сценария.

После этого, данный сценарий развивался в течение трех лет в рамках основного курса. Но затем, оценка сценарных показателей вновь выявила отклонения. На этот раз — в сторону благоприятного сценария, который можно условно обозначить как сценарий «согласованного перехода к полицентричной системе международных отношений». Причиной этого отклонения послужило резкое ослабление лидера западной цивилизации — США. Это было связано с углублением мирового финансово-экономического кризиса, потерей долларом США роли основной мировой резервной валюты, безудержным нарастанием американского государственного долга, серьезными бюджетными проблемами, продолжением сокращения расходов на социальную сферу. Это вызвало нарастание общественного недовольства, череду бунтов и межрасовых конфликтов, а также усиление сепаратистских устремлений некоторых благополучных штатов.

Как следствие, к 2032 году США уже были не в состоянии поддерживать военные расходы на прежнем уровне и были вынуждены перейти к свертыванию своего военного присутствия за рубежом, чтобы переключить военные ресурсы на решение внутренних проблем. Для того чтобы этот процесс не происходил стихийно и не привел к бесконтрольному падению влияния США в различных районах мира, Вашингтон пошел на заключение договоренностей с ведущими мировыми державами — Китаем, Россией и Индией о разграничении сфер влияния в Евразии и Азиатско-тихоокеанском регионе. В результате этих договоренностей начался согласованный переход мировой системы к полицентричной модели. В итоге сценарий «согласованное формирование полицентричной мировой системы» стал основным, то есть наиболее вероятным сценарием. Возникла возможность формирования многополярной системы международных отношений уже в 2035 году, причем, с гораздо меньшими затратами усилий и ресурсов со стороны России.

В то же время, развитие международной обстановки по благоприятному вероятному сценарию повысило актуальность двух возможных сценариев, которые до этого считались маловероятными. Речь идет о сценариях «раскола Запада» и «экономического коллапса Запада». Теперь уже прогнозисту предстояло оценить преимущества каждого из этих сценариев для России и сделать соответствующие рекомендации политическому руководству.

Таким образом, динамическое прогнозирование является непрерывным процессом, который позволяет своевременно фиксировать изменения в международной обстановке и в случае необходимости вносить изменения в планы военного строительства и обороны страны. Неслучайно, элементы динамического прогнозирования используются во внешнеполитическом и военном планировании США, НАТО и Евросоюза.

>> Полностью ознакомиться с коллективной монографией ЦВПИ МГИМО “Стратегическое прогнозирование международных отношений” <<

05.09.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век