Президентские выборы-2018 в России как поле для провокаций

Версия для печати

В октябре прошлого года небезызвестная Ксения Собчак, дочь бывшего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, решила выдвинуть свою кандидатуру на пост Президента России. Скандальности данному решению придал тот факт, что этот кандидат не обладал (и не обладает) никакой политической программой, с которой пойдет на выборы, называя себя кандидатом "против всех". Оставим за скобками подобный нонсенс, поскольку с точки зрения автора ее политическая программа, существуй она в действительности, по сути своей представляла бы собой квинтэссенцию популизма, наподобие программ других профессиональных "несистемных оппозиционеров", которые в них не затрагивают фундаментальные вопросы, без решения которых невозможно коренным образом положительно изменить ситуацию в стране и поставить ее на путь подлинного развития. Но речь о другом. Накануне выборов-2018 растет риск возникновения провокаций, цель которых дестабилизация внутриполитической ситуации в России. В этой связи абсолютно не имеет значения, действительно ли Собчак является самовыдвиженцем, пытающимся с помощью выборов дополнительно привлечь внимание к своей персоне, или ее использует "в темную" та часть российского правящего слоя, которую принято считать откровенно либеральной и прозападной и противопоставлять группе, близкой к действующему главе государства. Важно то, что мадам Собчак обладает высоким индексом узнаваемости, как минимум не меньшим, чем другой известный кандидат - Алексей Навальный. Фактически через Собчак может ретранслироваться позиция либерально-прозападных кругов и подаваться сигнал Кремлю о тех острых вопросах, которые их волнуют. Отчасти такая активность может быть связана с использованием США точечных и узконаправленных или системных санкций ("кремлевский доклад") против конкретных лиц и организаций внутри России с целью добиться большей лояльности со стороны как раз неолиберального клана среди российского политического Олимпа и через него оказать давление на Владимира Путина и его окружение. В связи с этим, высока вероятность того, что как только Собчак или Навальный выполнят свою работу, т.е. донесут свою позицию уже непосредственно в предвыборной гонке, когда они заявят о себе в полную мощь, вот тогда кого-то из них (а возможно и сразу обоих) сделают сакральной жертвой, как говорил незабвенный Борис Березовский. Это прямо истекает из логики действий геополитических противников России и противников действующего Президента внутри нее. Соответственно вариант с возможной ликвидацией кого-то из них - Собчак, Навального или иного кандидата - следует сам собой. Тогда посчитают, что "бычок для заклания" уже откормлен и его вполне можно зарубить на алтаре во имя узкоклановых интересов. Апробация в виде устранения Бориса Немцова уже имела место и достигла вполне серьезного информационного эффекта, однако из-за того, что действия киллеров пришлись за три года до выборов тогда расчет строился совсем на другие последствия. В случае если решение о ликвидации кого-то из вышеперечисленных кандидатов все же будет принято, то, разумеется, способ должен быть выбран достаточно эффектный. Наиболее вероятен расстрел или подрыв - но уж точно не отравление или другой, "тихий", вид устранения, поскольку требуется добиться нужного резонанса, а для этого важна "визуальная" составляющая. Вполне возможно, данные действия будут скоординированы с серией террористических атак, в том числе и телефонных звонков о минировании, которыми на протяжении нескольких месяцев терроризировали самые разные учреждения в различных городах России. Вполне возможно, эти звонки являются частью операции зондирования реакции властей и компетентных служб на столь масштабные и явно скоординированные действия. На данный момент сложно сказать, станут ли подобные гипотетические события звеньями одной цепи в деле дестабилизации внутриполитической обстановки накануне выборов первого лица России, но с приближением дня голосования вероятность подобного сценария будет только расти. Наконец, заметим, что внутриполитические потрясения могут быть согласованы с внешнеполитическими, куда можно отнести обострение ситуации вокруг Новороссии, т.е. на линии фронта между позициями украинских карательных формирований и сил ДНР и ЛНР. Кроме того, существует серьезная вероятность провокации в Сирии, например, по отработанной схеме с безосновательными обвинениями правительства Асада в использовании боевых отравляющих веществ против мирного населения. Цель - нанесение имиджевого удара по операции России в Сирии, а значит, и удара по репутации Владимира Путина как Верховного главнокомандующего ВС РФ, который и объявил на 70-ой Генассамблеи ООН в сентябре 2015 года о начале военной операции российских ВКС в САР.

Вероятность ликвидации кого-то из неолиберальных кандидатов не смотрится экзотической версией и в истории подобные прецеденты уже встречались. Например, в контексте затронутой темы нелишним вспомнить премьер-министра Сербии Зорана Джинджича, ликвидированного заместителем главы спецназа МВД "Красные береты" Звезданом Йовановичем 12 марта 2003 года, после того, как Джинджич поспособствовал передачи Международному трибуналу по военным преступлениям в бывшей Югославии Слободана Милошевича. Мотивация Йовановича якобы заключалась в противодействии выдачи патриотов Гаагскому трибуналу. Впрочем, по мнению некоторых специалистов, сам Джинджич, в политическом отношении взращенный явно не без внешнего участия, в определенный момент стал не выгоден Западу, что и стало причиной организации его устранения командиром сербского спецназа "Красные береты" Милорадом Луковичем, входивший в свое время в т.н. земунский криминальный клан (Земунцы - пригород Белграда). Заместителем Луковича в спецназе был Йованович, ставший непосредственным исполнителем в этом деле. Кроме того, некоторые сербские журналисты утверждали, что к устранению Джинджича причастны британские спецслужбы, а земунская ОПГ использовалась для прикрытия. Причина устранения Джинджича, по некоторым оценкам, являлась его позиция по Косово (Джинджич выступил против его независимости [1]), ставшая весьма неудобной для т.н. международного сообщества. В подобной версии, имеющей под собой определенные основания, взращенного Западом политика в стране, прошедшей через одну из ранних версий "цветных революций" (т.н. "бульдозерная революция"), физически убрали, как только он сыграл отведенную ему роль и стал создавать проблемы некоторым западным кругам, стоявшим за его приводом во власть в Сербии.

Не лишним будет вспомнить и о протестах в Венесуэле, где погибали различные лидеры молодежной оппозиции, например Рикардо Кампос. Президент Венесуэлы Николас Мадуро прямо заявил, что "венесуэльская оппозиция во время организованных ею протестных акций убивает своих людей" [2]. Вообще, опыт устранения оппозиционеров в Латинской Америке имеется весьма значительный - достаточно вспомнить уже ставшую печально известной операцию "Кондор", в ходе которой были уничтожены десятки тысяч человек. Основную роль в данном процессе играли диктаторские режимы с неофашистским окрасом, пришедшие к власти при помощи США и конкретно ЦРУ. В первую очередь преследовались политики и общественные деятели с левыми взглядами - социалисты (коммунисты). Впрочем, в нынешней ситуации, когда в Венесуэле находятся представители т.н. боливарианского социализма (хотя к социализму в его строгом понимании данный строй имеет весьма отдаленное отношение), технологии демонтажа используются более изощренные, в первую очередь, в организационном плане. Соответственно, провокации с устранением той или иной части оппозиции, к слову, невыгодные властям, для данного региона смотрятся довольно обыденным явлением.    

В других странах примеров устранения оппозиционеров также было предостаточно. Так в Казахстане в свое время подобной историей стал далеко неясный случай с убийством казахского оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева (бывший Чрезвычайный и полномочный посол РК в Российской Федерации, а также организатор и сопредседатель незарегистрированной партии "Настоящий Ак жол") 13 февраля 2006 года. Тогда в Талгарском районе Алматинской области на обочине проселочной дороги с огнестрельными ранениями были обнаружены трупы самого Алтынбека Сарсенбаева, его водителя Василия Журавлева и охранника Бауыржана Байбосына. В ходе расследования было установлено, что всех троих убили выстрелом в спину с последующим контрольным выстрелом в область затылка. 25 февраля того же года последовали сообщения об аресте руководителя аппарата сената Казахстана Ержана Утембаева после его письма Нурсултану Назарбаеву, где тот признал свою вину в организации убийства Сарсенбаева, поскольку покойный якобы "задел его честь". Ержан Утембаев получил 20 лет лишения свободы, а исполнитель Рустам Ибрагимов (подполковник, бывший заместитель начальника отдела криминальной полиции Департамента внутренних дел г. Алма-Ата) сначала был приговорен к высшей мере наказания, но из-за действующего в Казахстане бессрочного моратория на смертную казнь приговор заменили на пожизненной заключение. Впрочем, на суде Ержан Утембаев отказался от всех своих прежних показаний, заявив, что не организовывал убийство Алтынбека Сарсенбаева с его людьми и не просил Рустама Ибрагимова наказать оппозиционного политика, тем более он не испытывал к  Сарсенбаеву никакой неприязни. Сам же Ибрагимов, спустя 8 лет, аналогичным образом изменил свои показания, сообщив следователям, что подлинным заказчиком убийства политика являлся не Ержан Утембаев, а Рахат Алиев (дипломат и опальный олигарх) и Альнур Мусаев (бывший глава Комитета национальной безопасности Казахстана). Любопытно, что беглый олигарх Рахат Алиев, по заявлению правоохранительных органов Казахстана [3], осуществлял подготовку к организации насильственного захвата власти в стране. Для этого организовывались специальные боевые группы, чья подготовка осуществлялась за рубежом. Кроме того, бывшему зятю Назарбаева Рахату Алиеву в Казахстане предъявили обвинения в злоупотреблении властью и служебным положением, хищении государственного имущества в крупном размере, создании и руководстве организованной преступной группой, хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, их незаконном хранении и перевозке, незаконном получении и разглашении государственных секретов [4]. Помимо упомянутых обвинений ему инкриминируется попытка насильственного захвата власти. Алиев получил убежище в Австрии, власти которой отказались выдать беглеца Казахстану, однако 5 июня 2014 года он все же был арестован в Вене на основании материалов о похищении и убийстве топ-менеджеров "Нурбанка" Тимралиева и Хасенова. В их смерти также обвинялся Алиев. Однако, в феврале 2015 года Алиев был обнаружен повешенным на настенном крючке для одежды в тюремной камере. На основании заключений, основанных на отчете швейцарского Института судебно-медицинской экспертизы Санкт-Галлена, был сделан вывод об отсутствии доказательств постороннего вмешательства в смерть Рахата Алиева. Однако юристы Алиева и немецкий судебный эксперт Бернд Бринкманн, изучив отчет экспертов Санкт-Галлена, пришли к совсем иным выводам. Так Бринкманн, после анализа 140 фотографий и отчета о вскрытии, не увидел доказательств повешения, зато обнаружил признаки, указывавшие на удушение. Таким образом, в деле убийства Сарсенбаева завязано много других событий, не раскрытых до сих пор, что порождает дополнительные вопросы о том, кто же в действительности стоял за всеми этими смертями. Отметим, что изменения показаний в деле о смерти Сарсенбаева и его двух человек произошли до загадочной смерти Рахата Алиева. Соответственно возникает подозрение, что Алиева могли устранить те, кто оказывал ему поддержку из-за рубежа. При этом, если хотя бы часть обвинений в его адрес со стороны руководства Казахстана соответствует истине, то, очевидно, олигарх не мог создавать боевые группы за рубежом без ведома властей и спецслужб той страны, которая и дала ему свою территорию для подготовки к перевороту. Не исключен вариант, в котором устранение Сарсенбаева, возлагаемое на Алиева, было лишь частью комбинации по дискредитации лично Назарбаева через обвинение в убийстве оппозиционера. Когда же провокация не удалась, то последовала подготовка силового сценария удара по действующему руководству Казахстана, однако в этой игре Алиев потерпел крах и был найден мертвым незадолго до 24 февраля, когда было назначено судебное слушание в Австрии, где Алиев должен был давать показания в качестве свидетеля. Разумеется, оппоненты Назарбаева считают основной версию убийства олигарха, где приказ о его устранения дал чуть ли не лично президент Казахстана (по аналогии с убийством Немцова, в котором некоторые неолиберальные элементы обвиняют лично Путина, хотя действующим российским властям насильственная смерть Немцова на фоне кремлевских стен совершенно не выгодна). Разумеется, доказательств этому не приводится. С другой стороны есть смысл высказать версию, в соответствии с которой Алиева могли устранить те, с кем он состоял в контактах в своей антиназарбаевской деятельности. Как только кураторы поняли, что их подопечный в живом виде им бесполезен, то вполне могло быть принято решение устранить Алиева, но таким образом, чтобы подозрения пали на казахстанское руководство. Поэтому дата ликвидации олигарха была выбрана явно неслучайно.           

Наконец, нельзя не вспомнить еще об одном крайне резонансном деле в новом тысячелетии - убийстве оппозиционера и бывшего премьер-министра Пакистана Беназир Бхутто. Сама Бхутто - первая женщина-глава правительства в исламском мире, была убита террористом-смертником сразу после предвыборного митинга в г. Равалпинди 27 декабря 2007 года. В ее смерти обвинили террористическую организацию "Техрике Талибан Пакистан", однако проводившее независимо расследование ООН утверждает, что расследование убийства Бхутто властями Пакистана было проведено намеренно некачественно. Выпускница Рэдклифского колледжа Гарвардского университета и колледжа леди Маргарет Оксфордского университета, Бхутто в 1977 году вернулась в Пакистан для ведения политической деятельности, где подвергалась частым арестам после военного переворота, а с 1982 года возглавила Пакистанскую народную Партию, созданную ее отцом. В 1984-1986 годах находилась в эмиграции в Лондоне и вернулась на Родину только после отмены военного положения. В 1988-1990 и в 1993-1996 годах - являлась премьер-министром Пакистана, а затем возглавляла блок оппозиционных партий. В 1998 году, после предъявления обвинений в коррупции, сначала эмигрировала в Дубаи, а затем в Лондон. В 2006 году подписала в Лондоне "Хартию демократии" с экс-премьером Пакистана Навазом Шарифом, представлявшую собой оппозиционную программу восстановления контроля над армией со стороны гражданского правительства страны. Затем, в январе 2007 года в Абу-Даби состоялась первая встреча Бхутто с президентом Первезом Мушаррафом, а уже в октябре 2007 года она вернулась в Пакистан благодаря амнистии должностным лицам, занимавшим государственные посты в период с 1988 по 1999 годы, обвиняемых в коррупции и злоупотреблением властью. 19 октября на Бхутто было совершено покушение, в котором она не пострадала. Однако чуть более чем через два месяца, 27 декабря, террорист-смертник застрелил политика после предвыборного митинга (по другой версии - она погибла вследствие его подрыва, показания весьма противоречивы). Впоследствии пакистанские власти обвиняли в смерти Аль-Кайеду, будто бы данная организация заявила о ликвидации "американского шпиона", но сама террористическая группировка всячески отрицала свою причастность к убийству Бхутто. Помимо этого, в убийстве оппозиционера обвинили и Первеза Мушаррафа, который назвал обвинения в свой адрес "политически мотивированными". В 2017 году его объявили скрывающимся от правосудия. Любопытно, что тогда пакистанский суд счел недостаточными доказательства, представленные в отношении пяти обвиняемых, предположительно связанных с пакистанским движением талибов [5]. Помимо этого, с учетом того факта, что пакистанское движение талибов неоднородно и в нем весьма существенно влияние пакистанской Межведомственной разведки (Inter-Services Intelligence, ISI), то существует отличная от нуля вероятность, что не без ее участия проводилась ликвидация Беназир Бхутто. Следует отметить один примечательный момент: сама Бхутто вернулась в Пакистан после объявления амнистии и в связи с этим можно выдвинуть предположение, в соответствии с которым Бхутто этой амнистией специально выманили в Пакистан, где организовать и осуществить нападение на нее было намного проще. С учетом ее явно прозападных взглядов (это практически неизбежно после длительного пребывания и обработки со стороны местной западной системы, образования, СМИ и спецслужб), у нее было множество противников, которые, возможно, видели в ней не только конкурента их собственным политическим амбициям, но и политика, с которым ассоциируются неприемлемые для них изменения в социально-политической системе Пакистана и чрезмерное усиление Запада на него. Таким образом, история с одним из самых резонансных политических убийств нового тысячелетия остается под вопросом, несмотря на проведенные расследования.  

Подытоживая, можно заметить, что даже на этих нескольких примерах, коих было великое множество в истории политических убийств, видно, что причин для устранения того или иного политического деятеля имеется всегда предостаточно. Соответственно, у автора не вызовет удивления, если схожая история произойдет с кем-то из новых кандидатов в президенты России.   

Автор: Константин Стригунов     


Список источников

[1] https://ria.ru/politics/20030119/301633.html

[2] https://regnum.ru/news/2272543.html       

[3] http://www.zakon.kz/106528-on-khotel-porulit.-rakhat-aliev-i-ego.html

[4] https://ria.ru/spravka/20150224/1049337195.html\

[5] http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4521758

19.02.2018
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век