Перспективы развития ядерных сил США в свете трансформации их ядерной стратегии

Версия для печати

Стенограмма выступления Главного советника директора РИСИ Козина В.П. на международной конференции «Долгосрочное прогнозирование международных отношений в интересах национальной безопасности России». МГИМО, 16 сентября 2016 г.

 

>>ОЗНАКОМИТЬСЯ С ВИДЕОЗАПИСЬЮ ВЫСТУПЛЕНИЯ<<


Уважаемый Алексей Иванович! Большое спасибо за предоставленную возможность выступить в альма-матер. Если можно, без учета моего времени, я отвечу на некоторые вопросы и высказывания коллег, в том числе и ваши, потому что пока нет дискуссии. Первое, на счет авианосцев. Ведущие авианосные державы сохранят свои авианосные силы до 2116 года, то есть еще ближайшие, по меньшей мере, сто лет. Поэтому Российской Федерации нужно иметь авианосные соединения, но не в таком огромном количестве, как, скажем, у американцев, а раза в два меньше. Они должны выполнять практически те функциональные задачи (флот против флота, флот против берега), как и американцы.

То есть авианосцы против авианосцев, авианосцы против корабельных группировок, которые имеют ударные боевые системы противоракетной обороны и те, которые в перспективе будут иметь в своих шахтах, которые универсальны (я имею в виду корабли) гиперзвуковые высокоточные системы вооружений в неядерном снаряжении. Российские авианосные группы должны также иметь задачу уничтожать морские платформы ведущих стран Запада, которые будут призваны вводить в действие и выпускать в море роботизированные подводные системы.

Перспективнейшая система вооружений, которая не только может участвовать в спасательных операциях, как пытаются представить создатели, но и решать очень серьезные задачи противолодочной борьбы, противолодочной обороны, как мы говорим. Маленький торпедный аппарат, условно так его назовем, беспилотный морской подводный дрон может уничтожить любую российскую ПЛАРБ или ПЛА (ударную атомную подводную лодку) практически на любой достижимой глубине, находясь в автономном плавании, как говорят, на боевой вахте, на дежурстве. Согласитесь, что цена такого подводного роботизированного дрона гораздо меньше, чем цена ПЛАРБ и ПЛА с экипажем и так далее. На счет сил специальных операций.

Подберезкин А.И.: Володя, я согласен, но представь себе соотношение экономик США и России. Если взять сюда Евросоюз, это будет уже один к двадцати пяти. Если взять всю западную часть, это будет один и сорок пять. Имея в пятьдесят раз меньше ресурсов, как мы можем иметь симметричные силы или даже половину?

Козин В.П.: Симметричные не надо. Половину.

Подберезкин А.И.: Притом, что авианосец это не только судно, которое стоит 7 – 10 миллиардов, это еще корабли сопровождения, авианосная палубная база, доки для ремонта, корабли поддержки. То есть это, грубо говоря, половина нашего нынешнего военного бюджета. А если мы создадим эту группу, где деньги, Зин?

Козин В.П.: Ответ очень простой. Надо форсировать укрепление российской экономики, экономической и финансовой мощи.

Подберезкин А.И.:  Но не в тридцать раз?

Козин В.П.: Нет, конечно. Это произойдет не завтра и даже не послезавтра, но к этому нужно стремиться.

Попов И.М.:  Я тоже хочу возразить. В принципе я не спорю, что авианосец красивый корабль. Мне довелось на них походить, посмотреть. Это все здорово. Сколько вы хотите построить авианосцев для России, если мы собираемся воевать против Запада?

Козин В.П.: Пять хотя бы.

Попов И.М.:  Притом, что у них сейчас их 10 – 11, плюс Великобритания, плюс Франция, плюс еще сейчас найдем еще парочку. Если мы выбросим один авианосец китайский, Бразилия под вопросом, и что мы тогда получим? Мы сможем что-то сделать? Это первый вопрос. Второй вопрос. Авианосец против авианосца никогда не воюет, и смысла нет воевать авианосцу против авианосца. Авианосец это экспедиционная группа. Он выдвигается туда, где я проецирую свои интересы. Именно в том регионе я просто создаю плавающий аэродром, наращивая группировку сил. Воевать авианосцем против авианосца, честно говоря, для чего это? Даже в 2030 – 2040 году, смысл какой?

Козин В.П.: Авиация.

Подберезкин А.И.:  Как у японцев с американцами?

Попов И.М.:  То были другие времена, когда мы должны были выбить этих авианосцы, и их было немерено, так же, как боевых кораблей, а сейчас каждый вылет одного самолета – громаднейшие деньги. Это опять подтверждает тезис экономики. Есть масса других причин. Конечно, мы можем построить какие угодно корабли и бороздить просторы космического океана, но насколько это все нужно? Если американцы все-таки имеют свое представление о мире и чего они хотят, высадить войска где угодно, и когда они этого хотят, то мы при нашем пока оборонительном сознании, наверное, не совсем будет корректно. Но это как бы комментарий.

Козин В.П.: Все, спасибо. Итак, уважаемые коллеги, хочу сказать, что мое выступление будет далеко от теоретических изысканий. Оно будет носить сугубо прикладной характер. Некоторые данные вы услышите сегодня впервые и в конце выступления восемь практических предложений, которые всегда требуются в публичных выступлениях на серьезные темы. Соединенные Штаты в ближайшие х лет до окончания нынешнего столетия, видимо сохранят концепцию нанесения первого превентивного и упреждающего ядерного удара, руководствуясь при этом стратегией ядерного сдерживания, как они говорят. Но в моем представлении оно должно быть классифицировано, если точно, и в кратком виде, как стратегия безусловного наступательного ядерного сдерживания, в которую входят и стратегические, и тактические ядерные вооружения.

Итог деятельности президента Обамы в этой сфере заключается в следующем. Являясь поборником безъядерного мира, он сократил только на 10% американские СЯС, в то время как Буш старший – на 41%, Клинтон – на 22% и Буш младший на 50%.  С другой стороны, если взять в абсолютных цифрах, Барак Обама сократил количество ядерных боезарядов в СЯС на 507 единиц, в то время как оба Буша, отец и сын, сократили их на 14801 единицу или в двадцать девять раз больше. С другой стороны, Барак Обама израсходовал на модернизацию ядерных вооружений и создание носителей ядерных вооружений нового поколения больше, чем другие американские президенты его предшественники, хотя в Южной Корее в 2012 году он признавал, что у американцев находится больше ядерного вооружения, чем это им требуется. Он ничего не предложил для решения проблемы оперативно неразвернутых ядерных боезарядов, хотя обещал это. Они составили на первое марта 2016 года (это официальные американские данные) 63% от суммарного количества оперативно развернутых ядерных боезарядов СНВ США. Это очень много. Это возвратный потенциал.

Из зала: А у нас какое?

Козин В.П.: Секрет. Российские данные никогда не раскрываю. Помните Сутягина? Не надо меня провоцировать, не сознаюсь. Дальше. В период своего президентства, Барак Обама инициировал лишь ряд незначительных изменений в ядерной доктрине, декларативно признав, что не будет наносить ядерных ударов по городам. Но оговорка, о которой многие исследователи у нас забывают: это применимо только в конфликтах с обычными видами вооружений. В ядерной войне и по городам тоже. Включил формулировку о неприменении ядерных средств по отношению к государствам, которые присоединятся к ДНЯО и будут скрупулезно выполнять его. Оговорка: это Соединенные Штаты будут определять, кто нарушает, а кто не нарушает ДНЯО. Ни МАГАТЭ, ни Совет Безопасности, никто иной.

Два политически значимых, но нереализованных шага Обамы по видоизменению нынешней американской ядерной стратегии. Это попытка заменить стратегию взаимного гарантированного уничтожения на взаимную гарантированную безопасность. Пытались, формулировку представили, но в ней отсутствовал главный компонент. Это отказ от применения ядерного оружия в первом ударе. Она не принята. Второе, это пока через прессу, то есть не официально, предложить нам и применить эту концепцию неприменения ядерного оружия в первом ударе, продлить еще на пять лет существующий Пражский договор СНВ-3 вместо 2021 года до 2026 и заключить следующий договор СНВ-4 на двусторонней основе по 1000 – 1100 ядерных боезарядов для каждой страны. К сожалению, обе эти последние инновации Белый Дом не реализовал. Три министра его администрации обороны, энергетики и министр иностранных дел Госдепартамента Керри отказались поддержать переход на концепцию ненанесения первого ядерного удара, и главком стратегического командования Соединенных Штатов Америки тоже поддержал их. Появились новые элементы трансформации ядерной доктрины Соединенных Штатов, которые пока не вошли в нее.

Пока действует обамовская. Неизвестно, что будет, когда придет к власти Дональд Трамп. Скорее всего, придет он. Тем не менее, я хочу вам доложить, и эти вещи очень важны, они озвучивались мной на встрече в Кубинке, АРМИЯ-16 в другой секции, тем не менее, я считаю нужным поделиться ими с вами. Обама отказался от стратегии минимального ядерного сдерживания, такое было, что не позволяет ему очень резко опуститься по потолкам СНВ. Обама отказался понизить степень боеготовности ракетно-ядерных сил Соединенных Штатов, к чему его очень многие призывают, и призывают нас сделать то же самое. Но Обама не отказался от стратегии расширенного ядерного сдерживания. Это часть общенациональной стратегии. Обама также не отказался от концепции запуска по предупреждению launch on warning. Обама позволил обсудить нынешней американской администрации возможность начала ограниченной ядерной войны.

Появились даже высказывания высокопоставленных государственных деятелей Соединенных Штатов об ограниченном применении ядерного оружия.  Не говорится против кого, но ясно, потому что Российская Федерация и Китайская Народная Республика, соответственно, стоят в списке ядерных целей на первом и на втором месте. Если кто-то спросит, кто это сказал и где, это двадцать седьмое июля, симпозиум по ядерному сдерживанию под эгидой стратегического ядерного командования Соединенных Штатов, замминистра обороны Соединенных Штатов, город Омаха, штат Небраска.

Очень существенный момент: дебатируется возможность использования ядерного оружия с малыми боезарядами. Открыто говорится и действующими, и не действующими военными. В том числе бомба В61-12, которая имеет максимальный предел мощности боезаряда 50 килотонн, имеет и самый маленький 0,3 килотонны, как раз под эти цели. Если раньше американцы проводили раздельные учения всеобщего назначения, то сейчас обычные учения с применением обычных вооружений СОМ (сила общего назначения), постепенно трансформируются в ракетно-ядерные. Появилась концепция эскалации – деэскалации, то есть эскалация угрозы применения ядерного оружия с целью деэскалации конфликта, в том числе на Украине. К проведению ядерных военно-штабных компьютерных игр впервые привлекаются гражданские высокопоставленные государственные деятели, которые принимают участие в принятии ответственных решений. Раньше такого тоже не было. Это в компьютерных играх.

Ну и наконец, с целью отвлечения внимания от таких дебатов и возможных решений, разработали три сценария гипотетического применения ядерного оружия Российской Федерацией в двух случаях против государств Балтии и одного случая против Украины. Речь идет о трансформации ядерной стратегии США, которая синхронизирует ядерное и неядерное мышление до максимального ядерного сдерживания на всех фазах конфликта. Этот слайд «модернизация» я пропускаю. Две нынешних платформы президентской избирательной компании республиканцев и демократов предусматривают модернизацию СЯС, ТЯО, ПРО и так далее, без всяких изменений, не делая при этом различий между СНВ и ТЯО.

Будет создана новая триада. Она начнется уже к 2025 году.  Алексей Иванович, у вас там был 2025 год, я обратил внимание, видимо не случайно совпадение. Это будет тяжелый стратегический бомбардировщик B-21. Он уже получил наименование, но в обиходе B-3. Новая МБР – 2029 год и экспериментальная ПЛАРБ, которая полностью заменит «Огайо», это «Колумбия», но не по государству Колумбия, а по федеральному округу Колумбия, где расположена американская столица. На это хозяйство уйдут такие-то суммы. Называют даже один триллион долларов эксперты из монтеррейского института, но Эштон Картер называл уже недавно и 500 миллиардов, то есть половина из того, что говорят эксперты. Первый выход «Колумбии» 2031 год тоже не за горами.

Вся эта новая стратегическая триада – восьмидесятый год, плюс, то есть практически до конца века. Тактическое ядерное оружие. Состоялось три испытания новой авиабомбы B61-12. Больше испытаний не будет. То есть конвейер может быть запущен в любое время. Максимальное количество, которое я видел, 930 единиц. Это новая бомба. Вот такое у нее вероятное круговое отклонение от цели. Сама бомба, ее макет в аэродинамической трубе – слайд наверху. Она в принципе может быть запущена. Это оружие первого удара. В Пентагоне и Госдепе, несмотря на то, что она формально считается тактической, считается одновременно и стратегическим оружием не по килотоннажу, а потому, что ее доставляют и новые самолеты средней дальности F-35 «Альфа» наземного базирования, F-35 «Чарли» палубного базирования и новый тяжелый бомбардировщик о котором я говорил, B-3 или B-21.

Появилась и сохраняется до конца века, так называемая, «чикагская триада». «Чикагская триада» это термин РИСИ. Он неофициальный. Это конгломерат ядерных средств, сил общего значения, противоракетной обороны, начиная с чикагского саммита 2012 года. Раньше была диада. Даже лиссабонский саммит в 2010 году употреблял термин «диада» – обычные и ядерные вооружения. Два последних саммита НАТО подтвердили эту триаду. Кстати, на выставке центра есть книжка. Она так и называется «Чикагская триада» 2016 года выпуска. Можете посмотреть.  Очень плохой прогноз. ВВС Соединенных Штатов Америки и остальные 14 стран членов НАТО в целом сохранят операцию «Балтийское воздушное патрулирование» в небе трех государств Балтии. Она ведется круглосуточно и круглогодично. Четыре типа самолетов это самолеты двойного назначения со всеми вытекающими отсюда последствиями, трех ведущих ядерных государств Запада: США, Великобритания, Франция.

Все названные девять обстоятельств влекут негативные последствия для национальных оборонных интересов Российской Федерации. И с учетом всех выше изложенных обстоятельств, представляется целесообразным реализовать следующие восемь практических предложений. Конечно, не сегодня и не завтра, но в перспективе, последовательно и обстоятельно. Предложение первое. Надлежит внимательно и скрупулезно отслеживать все изменения, даже чисто теоретические, перспективной адаптированной ядерной доктрины Соединенных Штатов и ее материального наполнения. Шире практиковать теорию увязок решения одних проблем вооружений с другими, при определении наших подходов к проблеме обеспечения контроля над вооружениями США и их ближайших союзников по НАТО. Надлежит с другой стороны последовательно укреплять СЯС, средства противоракетной обороны и ВКС Российской Федерации.

Второе. Целесообразно постоянно ставить перед ядерными государствами, входящими в НАТО, вопрос о взаимном неприменении вместе с Россией ядерного оружия в первом ядерном ударе (хотя бы с американцами, тем более разговоры уже пошли), в качестве юридически обязывающего бессрочного договора и в качестве промежуточного шага к этой цели о переходе к стратегии оборонительно-ядерного сдерживания, которое никому не угрожает, в виде политической декларации. Понятно, что эта акция не потребует никаких финансовых вливаний и никаких сокращений наших СЯС и ТЯО.

Третье. Если Вашингтон официально предложит нам продлить договор СНВ-3, отказаться от такого предложения совсем. Договор 4 не заключать с американцами никогда, пока в ближайшей перспективе.  «Красная звезда» двенадцатого сентября этого года в статье «Как сделать мир безопаснее» вашего покорного слуги, эти обстоятельства, десять наших мотивов непродления, непролонгации договора СНВ-3, изложила. Можете посмотреть. Я не буду их излагать. Если когда-то мы все-таки вернемся к новым сокращениям СНВ, надо обязательно использовать реальный учет СНВ и носителей боезарядов. Нельзя считать один бомбардировщик, который может нести 16 ядерных бомб свободного падения и больше полутора десятков крылатых ракет воздушного базирования с ядерным зарядом, как одну единицу. Это позволяет американцам прятать наступательные виды СНВ и ТЯО, и вообще стратегическое планирование тоже страдает при этом.

Четвертое. Требовать полного вывода тактического ядерного оружия США с европейского континента и азиатской части Турции. Не пойдут, будут упираться рогом? Ставить вопрос, как они ставили, выкручивая руки иранцам, требуя отказаться от военной части атомной программы.

Пятое. Следует предложить заключить многосторонний договор об ограничении систем противоракетной обороны. Многосторонний. Мы двусторонний договор заключали с американцами – вышли. Многосторонний, который бы ввел ограничения, потолки на ударно-боевые средства противоракетной обороны и географию, то есть пространственные сферы их размещения. Нельзя допускать резкого скачка количества ракет-перехватчиков над остающимися носителями и боезарядами СНВ, которые призваны прорывать систему противоракетной обороны. С моей колокольни два к одному, где два – это интерцепторы, ракеты-перехватчики и единица – это СНВ, но эксперты могут предложить и другие варианты. Охотно послушаю их.

Шестой пункт. Постоянно требовать от НАТО полного прекращения операции «Балтийское воздушное патрулирование» – Эстония, Латвия, Литва.

Седьмое. Поставить вопрос перед американцами в очень жестком режиме о выводе всех видов их вооруженных сил и новых военно-штабных структур с территории европейских государств, где они были развернуты после первого апреля 2014 года, когда НАТО приняло решение о свертывании контактов с нами по военной и гражданской линии и развертывании различных видов частей и соединений.

И последнее. Провести, не знаю даже когда, года через три – через пять лет, если все будет хорошо, может быть и быстрее, принципиально новое совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Но ни в коем случае не в Финляндии, не в Хельсинки, которая с НАТО имеет 400 различных соглашений в военно-технической и военной области, и является привилегированным партнером Северо-Атлантического Союза. Например, провести в Белграде или в Женеве. Кстати, швейцарцы ухватились за эту идею очень активно.

Уважаемые коллеги, я закончил. Спасибо большое. На счет KISS можно предложить вариант расшифровки? KISS – kill, injure, suffocate and suppress.


>>ОЗНАКОМИТЬСЯ С ВИДЕОЗАПИСЬЮ ВЫСТУПЛЕНИЯ<<

29.09.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • США
  • XXI век