На перепутье

Версия для печати

На фоне дипломатический споров, в которые открыто и жестко вступают со своим традиционным «патроном» власти Турции - одного из ключевых союзников Соединенных Штатов, в особенности в регионе Ближнего Востока, а также с учетом приближающихся президентских выборов, разное видение будущего американской внешней политики у двух основных кандидатов на пост Президента США вызывает много вопросов.

В продолжение интервью Центра военно-политических исследований со старшим научным сотрудником Института Востоковедения РАН Андреем Грозиным, в котором мы рассмотрели возможные ответы на вопрос о вызывающем поведении официальных турецких властей в споре о выдаче Фетхуллаха Гюлена, обвиняемого Анкарой в организации неудавшейся попытки государственного переворота в Турции в июле этого года, а также возможную позицию действующей администрации Белого Дома, вместе с экспертом попытались выяснить перспективы изменения акцентов в некоторых аспектах внешней политики Вашингтона после избрания нового Президента.

- Может ли измениться позиция Соединенных Штатов в отношениях со своими союзниками в целом, и с ключевым союзником в регионе Ближнего Востока в лице Турции  в частности, в случае избрания «изоляциониста» Трампа или «финансиста» Клинтон?

- Представление Трампа как представителя «производственников», а Клинтон - «финансовых кругов» - это очень упрощенный, схематизированный подход. Да, в риторике Трампа больше внимания уделяется тому, как сделать Америку сильной, используя в том числе элементы изоляционизма. Но все разговоры Дональда Трампа по поводу пересмотра стратегии поддержки союзников, исходя из того, насколько они готовы защищать сами себя, и насколько они готовы «вкладываться» в американскую защиту - это пока только заявления. Я бы не стал исходя только из предвыборной риторики делать какие-либо глобальные обобщения по поводу перспектив будущей американской глобальной политики при Трампе или Клинтон.

Понятно, что за каждой из этих фигур стоят разные финансово-промышленные группы, кланы и объединения элит Соединенных Штатов, но, на мой взгляд, ни те, ни другие не склонны замыкать себя в рамки и переходить на позиции, свойственные политике США в начале прошлого века. Все понимают, что гегемония Соединенных Штатов в первую очередь держится на гегемонии доллара, как единой мировой валюты, а если замыкаться на себя, доллар будет постепенно утрачивать эти позиции, тогда как другие конкурирующие валюты и обеспечивающие их финансовые центры в случае гипотетической американской изоляции будут расти. Соответственно будет снижаться общеполитический вес Соединенных Штатов как пока еще единственной в мире сверхдержавы.

Поэтому ни Трамп, и тем более Клинтон, на мой взгляд, в принципе не способны отойти от стремления к глобальной проекции американской силы, военной, экономической, идеологической и т.д. Просто они, или скорее те группы, которые их выдвигают, планируют делать это разными путями. А будут это условно «производственники» или «банкиры» - это не так существенно. Если Соединенные Штаты будут переходить на изоляционистские позиции - это будет автоматически означать ослабление позиций Америки в мире. Способна ли сейчас американская олигархия, американский политический класс пойти по этому пути? По этому поводу у меня возникают большие сомнения.

С другой стороны в американской властной, интеллектуальной элите растет понимание того, что прежний курс, который продвигали администрации Билла Клинтона, Джорджа Буша и Барака Обамы, привели к тому, что США надорвались в стремлении сохранить собственную мировую гегемонию. Выход из кризиса, в котором находится внутренняя и внешняя политика США, видится разным группам влияния очевидно по разному. Но в целом отказаться от мировой гегемонии, от превосходства доллара, американской военной силы, от гегемонии Голливуда пока никто не готов. Да, обсуждение этого вопроса идет, но практических шагов мало.

- А как с другой стороны? Ощущают ли союзники США возможное ослабление гегемона?

- На днях Президент Франции Франсуа Олланд заявил, что объединенной Европе пора готовиться к утрате интереса со стороны США к обороне Европейского Союза. Тот факт, что звучат подобного рода заявления - это красноречивый пример. Ничего подобного еще пять лет назад было в принципе невозможно услышать из уст лидера одной из крупнейших стран Европейского Союза.

Появилась и набирает обороты новая тональность в оценках союзников Соединенных Штатов того, как они видят будущую политику Америки. И дело не только в Трампе, и не в его эпатажных заявлениях. Вообще Соединенные Штаты объективно идут по пути снижения своего мирового влияния, и политика остальных держав и союзных США, и открыто конкурирующих с ними, основана на этом понимании. История, очевидно, завершает цикл американской безраздельной гегемонии.

В этом ключе, ситуация с так называемым «проповедником» Фетхуллахом Гюленом, и то как жестко бывший безусловный сателлит Америки ставит неудобные вопросы перед властями США - все это указывает на обозначенную тенденцию. С Соединенными Штатами начинают разговаривать все более откровенно даже те страны и те политические субъекты, которые ранее были зависимы от американской политики. Это наглядная демонстрация общемировой тенденции.

Подготовил Михаил Симутов, Центр военно-политических исследований

23.09.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век