Отношения Турции и России: отныне только через НАТО?

Версия для печати

К очередным обвинениям в нарушении воздушного пространства, предъявленным российским властям со стороны Турции, присоединилось и руководство НАТО в лице его генерального секретаря Йенса Столтенберга.

«Я призываю Россию действовать ответственно и в полной мере уважать воздушное пространство НАТО. Россия должна принять все необходимые меры для обеспечения того, чтобы такие нарушения не повторялись, - приводит заявление Столтенберга пресс-служба Североатлантического Альянса.

Власти Турции особенно отметили заявления со стороны последнего, не только одобрив позицию руководства НАТО, но и препоручив вопрос о разрешении ситуации, укладывающейся в рамки дипломатического взаимодействия двух стран, межгосударственной структуре, фактически не имеющей компетенции разрешать подобные споры.

«Важно, что НАТО вышло на первый план и сделало заявление, согласно которому любое нарушение турецкого воздушного пространства — это нарушение воздушного пространства НАТО. Такую же оценку дали и мы с нашим президентом. Позиция НАТО по этому вопросу нас удовлетворяет. Мы дали инструкцию нашему МИДу попросить Россию объяснить данное нарушение генеральному секретарю НАТО», — заявил премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу в беседе с журналистами турецких СМИ.

Вопрос в данном случае вызывает формальное отсутствие механизмов, посредством которых российское дипломатическое ведомство могло бы обсуждать вопросы нарушения воздушного пространства с руководством НАТО. Военно-политической организация, которой является Североатлантический альянс, не имеет своего воздушного пространства, а потому подобные вопросы могут решаться только на уровне дипломатических структур двух или более государств.

Такого мнения, в частности, придерживается директор департамента общеевропейского сотрудничества МИД РФ Андрей Келин, напомнивший, что в случае с инцидентом, имевшим место осенью прошлого года, турецкие власти четко дали понять, что любое нарушение воздушного пространства – вопрос дипломатии, не имеющий отношения к НАТО.

«Мне очень странно слышать сообщения, которые адресуют нас в альянс, поскольку такого понятия как «воздушное пространство НАТО» не существует. Существует суверенное воздушное пространство каждой страны в отдельности. Осенью турецкие представители говорили, что это (нарушение воздушного пространства) не вопрос НАТО, а вопрос сугубо двусторонних отношений, и даже если такой инцидент возникает, то его надо урегулировать в двустороннем порядке, — отметил Андрей Келин, почеркнув, что никаких оснований для того, чтобы НАТО взяло на себя урегулирование ситуации с якобы нарушением воздушного пространства Турции, нет.

Кроме того, привлечение организационной структуры НАТО в таком виде возможно лишь в случае агрессии против одного из членов организации. Вопрос о нарушения воздушного пространства в данном случае очевидно не рассматривается официальной Анкарой в качестве агрессивных действий, так как в ином случае характер и формулировка обращения к российскому МИДу были бы совершенно иными, а значит и оснований привлекать к спору с российской стороной руководство Альянса у турецких властей быть не может.

Инцидент, на который ссылается Анкара, произошел по информации турецкой стороны в пятницу якобы с участием российского бомбардировщика Су-34, в связи с чем российскому дипломатическому ведомству были переданы соответствующие материалы. В свою очередь Министерство обороны России, ссылаясь на данные средств ПВО и сирийского РЛС контроля воздушного пространства, заявило об отсутствии какого-либо нарушения сирийско-турецкой границы.

Автор: Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

02.02.2016
  • Эксклюзив
  • Органы управления
  • Россия
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • НАТО
  • XXI век