Опасные полномочия президентов США

Версия для печати

В американских военно-политических кругах усиливаются голоса тех, кто подвергает критике реальную возможность президента и одновременно верховного главнокомандующего вооруженными силами США Дональда Трампа отдать единоличный приказ Стратегическим ядерным силам страны применить ядерное оружие в первом ударе.

Если на первых порах за законодательное ограничение подобных полномочий 45-го президента Соединенных Штатов выступали представители оппозиционной ему Демократической партии, считая, что  человеку со столь непредсказуемыми и подчас с далеко идущими амбициями нельзя, образно говоря, доверять «ядерный стартовый ключ», то теперь волна беспокойства охватила широкие круги не только американской общественности, но и высокопоставленных государственно-политических и военных деятелей.

Сторонники ограничения столь специфических исключительных полномочий главы американского государства обращают внимание на то, что такое право принадлежит ему только на основе прецедентов применения ядерного оружия, а не на основе общенационального законодательства. В данном контексте приводятся примеры использования американского ядерного оружия против Японии в 1945 году и готовности США вновь применить его в периоды наиболее жесткого противостояния Вашингтона и Москвы, а именно во времена Берлинского и Карибского кризисов, а также в ходе ряда региональных конфликтов в различных районах земного шара.  В общей сложности было восемь таких случаев.

При аргументационном обосновании ограничения единоличных прерогатив президента Дональд Трампа в любое время дать указание вооруженным силам страны нанести первый ядерный удар по какому-нибудь «несостоятельному государству» делается упор на том, что ни Конгресс, ни Верховный судья, ни министр обороны или председатель Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США не имеют никаких возможностей воспрепятствовать принятию нынешним хозяином Белого дома столь ответственного и крайне опасного по своим последствиям шага – дать команду на ограниченное по масштабам или массированное применение ядерного оружия в инициативном первом ударе.

Следует отметить, что подобные попытки ограничить аналогичные единоличные полномочия предпринимались со стороны Конгресса еще в сентябре 2016 года в отношении президента Барака Обамы. Задолго до этого, в 1972 году с поправкой ограничить такие президентские полномочия выступал сенатор Уильям Фулбрайт. То есть, с учетом этих фактов нельзя утверждать, что попытки лишить президента страны применить ядерное оружие в первом ударе было тогда как-то связано с Северной Кореей. Но вполне очевидно, что в нынешних условиях прямые угрозы Дональда Трампа применить против нее весь спектр силовых средств, в том числе и ядерное оружие, усилили стремление конгрессменов «купировать» его единоличные ядерные прерогативы.

Буквально через четыре  дня после вступления Дональда Трампа в президентскую должность 20 января 2017 года законодатели с Капитолийского холма предприняли такой же шаг применительно и к нынешнему президенту-республиканцу. В обеих палатах Конгресса был внесен законопроект под заголовком «Об ограничении применении первыми ядерного оружия», который запрещал президенту использовать вооруженные силы США для нанесения первого ядерного удара, кроме случаев, когда такой удар наносится после принятия Конгрессом декларации об объявлении войны, и которая ясно выраженным способом разрешает нанести такой удар.

Обозначенный вопрос приобрел в Соединенных Штатах такое значение, что даже командующий Стратегическим командованием вооруженных сил страны четырехзвездный генерал Джон Хайтен заявил в конце ноября 2017 года, что откажется выполнять приказ Дональда Трампа о применении ядерного оружия, если он придет к выводу, что такой президентский акт является незаконным.

Пока нет никаких признаков, что Дональд Трамп радикально изменит ядерную стратегию страны. Скорее всего, в ней останется установка на нанесение первого «превентивного и упреждающего ядерного удара» по большой группе государств мира и останется прежним низкий порог применения ядерного оружия, в том числе с использованием ядерных боезарядов малой мощности, например, до 0,3 килотонны, который имеет новая ядерная авиабомба В-61-12.

Соединенные Штаты, как самая мощная ядерная держава мира, должна сделать более решительный и реальный шаг в направлении снижения опоры на ракетно-ядерные силы. Их готовность к этому покажут дискуссии и по другим критически важным направлениям двусторонней и глобальной разоруженческой повестки дня, в том числе по проблеме создания Вашингтоном глобальной стратегической системы ПРО, сопряженной с мая 2012 года с системой ПРО НАТО, а также их ракетно-ядерными и обычными вооружениями в виде принципиально новой «чикагской триады».

А пока американские законодатели думают, как лучше не допустить ядерной войны, которую в принципе может развязать только один человек в Соединенных Штатах только из своих собственных убеждений, не представляется ли целесообразным предложить всем ядерным государствам взять на себя обязательство о неприменении ядерного оружия в первом ударе против кого бы то ни было? То есть реализовать подобную инициативу, с которой выступил Советский Союз еще в 1982 году. Этот шаг произвел бы самое благоприятное впечатление во всем мире.

Автор: В.П. Козин, ведущий эксперт ЦВПИ, член-корреспондент РАЕН, профессор РАВН 

 

27.11.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • XXI век