Оценка потенциалов государств и коалиций, цивилизационных и национальных возможностей

Версия для печати

Ключевым элементом составления стратегического прогноза является оценка соотношения сил и динамики его изменения. Без этого, как уже отмечалось, невозможно определить основной вектор развития международной системы. Для анализа соотношения сил используются различные методики. Однако в любой такой методике (кроме интуитивной) наиболее важную роль играет оценка потенциалов государств. Ведь именно государства являются основными составными «кирпичиками» из которых складывается система международных отношений. Из этих «кирпичиков» затем формируются различные комбинации, включая союзы, коалиции и цивилизации. При этом, конечно, нельзя сбрасывать со счетов и негосударственные акторы системы международных отношений, роль которых в XXI веке неуклонно возрастает. Тем не менее, сейчас и в прогнозируемый период основное влияние на мировой арене будет оставаться за государственными акторами.

Таким образом, вопрос оценки и прогноза возможностей и ресурсов является одним из ключевых в политической стратегии. При этом вопрос о собственно военных ресурсах (военном потенциале — ВП) является основным, если рассматривать этот потенциал как «совокупность (всех) задействованных и потенциальных материальных, и духовных возможностей государства, которые могут быть использованы в военных целях при максимальном и свое-временном их раскрытии и применении». А военные потенциалы, как отмечают российские эксперты, определяются возможностями страны (коалиции стран) «содержать и совершенствовать вооруженные силы, обеспечить достижение целей войны»[1].

Налицо, в одном абзаце, очевидное противоречие: если пер-вое определение предполагает использование задействованных и потенциальных материальных и духовных возможностей государства, то второе — возможности содержать и обеспечивать вооруженные силы. Подобное противоречие у одних и тех же авторов не случайно. Оно отражает существующую недооценку целого ряда современных факторов, определяющих собственно военные возможности государства или цивилизации. И прежде всего устаревшее представление о собственно «военных возможностях» как целом спектре средств и способов ведения войны. Если прежде эти возможности предполагали «основной набор» состоящий из ВиВТ, а также личного состава и обученного резерва, то в настоящее время спектр военно-силовых средств и способов ведения войны стал существенно шире — от возможностей телевидения и средств гражданской связи до культурной экспансии.

Для сравнения воспользуемся двумя логическими моделями, в которых описывается содержание и структура военных организаций. В первой модели демонстрируется традиционное представление, которое еще доминирует в российском военном мышлении.

Рис. 1

По сути дела в содержании и структуре государства уже заложены те ресурсы, которые, в конечном счете, и составляют военный потенциал как «возможности страны содержать и совершенствовать вооруженные силы … для … достижения целей войны». Соответственно и количественные, и качественные оценки, прогнозы и сопоставления с ВП других стран также будут происходить из этих критериев.

На самом деле (и это, к сожалению, в полной мере учитывается в США) современное содержание и структура военной организации государства иная. Кроме уже указанных элементов она включает на равных (а, может быть, и более важных) правах те элементы, которые в российской структуре не предусматриваются.

Рис. 2. Содержание и структура (упрощенный вариант) современного представления о военной организации государства и его ВП.

Из сравнения двух структур легко увидеть, что военная организация западной ЛЧЦ и ее ВП принципиально отличаются от российской:

— включает уже существующие и развивающиеся международные финансово-экономические, военно-политические и идеологические системы, находящиеся под контролем США;

— включает развитую систему институтов гражданского общества, т. е. «мягкой силы» — от университетов, фондов и прочих общественных, автономных и других организаций, находящихся под контролем правящей элиты западной ЛЧЦ;

— включает развитую систему негосударственного бизнеса, способную мобилизовать огромное количество ресурсов в интересах ВП.

Таким образом, любые сравнения и сопоставления ВП государств, наций и ЛЧЦ должны исходить из максимально полного учета всех ресурсов и возможностей этих субъектов международных отношений.

 >> Полностью ознакомиться с коллективной монографией ЦВПИ МГИМО “Стратегическое прогнозирование международных отношений” <<


[1] Фомин А. Н., Рябошапко В. А., Самарин И. В. Методика оценки военных потенциалов стран на основе рейтинга Business Insider / Вестник академии военных наук. 2015. № 1 (50). С. 32.

 

15.10.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Глобально
  • XXI век