Обозреватель: Хотелось бы надеяться, что ситуация в Африне будет урегулирована как можно скорее

Версия для печати

Начавшаяся операция вооруженных сил Турции  «Оливковая ветвь» и поддерживаемых Анкарой вооруженных формирований «Свободной сирийской армии» против афринских курдов на севере Сирии была спровоцирована целенаправленными деструктивными действиями США и позицией курдского руководства.

Своей неофициальной поддержкой сепаратистских стремлений части курдского истеблишмента по созданию в Хасаке, Менбидже и Африне самостоятельного курдского государственного образования американская сторона поспособствовала тому, чтобы лидеры курдов Африна и Менбиджа отказались восстанавливать на территории своих округов органы государственной власти Сирийской Арабской Республики (САР) и допускать туда сирийские правительственные войска. 

Хорошо известно, что на протяжении нескольких лет Соединенные Штаты осуществляли поставки курдским отрядам различные виды вооружений, включая противозенитные и противотанковые ракетные комплексы, которые, по мнению Анкары, могли передаваться вооруженным формированиям Курдской рабочей партии, которая признана террористической организацией в Турции и ряде других стран.  По словам президента турецкого президента Реджепа Эрдогана, только США поставили пять тысяч партий военного снаряжения в этот регион, которое было распределено между различными террористическими группировками. Уместно спросить: а сколько всего вооружений, боеприпасов и военной техники было поставлено Соединенными Штатами и их ближайшими союзниками по НАТО террористическим бандформированиям в САР за пять с лишним лет вооруженной агрессии «чужими руками»?

Последней каплей терпения для турецкого руководства стало заявление официального представителя Пентагона 14 января 2018 года о планах Вашингтона по созданию на севере Сирии неких «Сирийских пограничных сил» общей численностью 30 тыс. человек, в том числе с участием 15 тыс. человек из курдских  формирований.

Позиция России по «афринскому кризису» предопределяется союзническими отношениями с сирийским государством и его законным правительством, поддерживаемым большинством сирийцев. Российская сторона была готова гарантировать как Турции, так и курдам отсутствие угрозы с каждой из сторон, при условии восстановления на контролируемых курдскими формированиями территориях органов государственной власти САР и допуска туда сирийских правительственных войск. Это должно было обеспечить защиту территориальной целостности Сирии и защитить Турцию от возможного проникновения на ее территорию отрядов, связанных с Рабочей партией Курдистана.

Что касается самого Африна, то российские военные наблюдатели покинули этот район в связи с обострением обстановки. Причина такого обострения состоит в том, что надеясь на Соединенные Штаты, курдские лидеры остались на сепаратистских позициях и не отказались от планов по созданию независимого курдского государства. 

Пример брошенного американцами на произвол судьбы Иракского Курдистана не послужил уроком для лидеров сепаратистов из числа сирийских курдов.

Несмотря на то, что ни Иран, ни Россия не одобряют военную операцию «Оливковая ветвь» в Африне, они не оказывают ей противодействия, так как она направлена против связанных с Рабочей партией Курдистана формирований, не являющихся союзниками ни Тегерана, ни Москвы, ни официального Дамаска. И виноваты в этом сами отдельные сирийские курдские лидеры, напрасно понадеявшиеся на США, которые явно желали и по-прежнему желают столкнуть Турцию и Сирию с помощью радикальных игроков, то есть с помощью курдских сепаратистов, а также сорвать известный астанинский процесс, начавший приносить позитивные результаты.

В ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2017 году, состоявшейся 15 января этого года, министр иностранных дел России Сергей Лавров критически отозвался об американском  проекте по созданию сил «приграничной безопасности» с опорой на «Сирийские демократические силы», основу которых представляют курдские формирования, отметив, что этот новый «односторонний ультимативный проект не помогает успокоить ситуацию вокруг Африна».

Хотелось бы надеяться, что сложившаяся напряженная ситуация в Африне будет все же урегулирована как можно скорее, поскольку она явно будет мешать поступательному развитию астанинского процесса.

При подходе к возникшей проблеме целесообразно исходить из того, что во многом благодаря эффективным действиям ВКС России по поддержке антитеррористических усилий сирийского Правительства и стойких сирийских вооруженных сил удалось практически полностью разгромить окопавшихся на территории Сирии вооруженных формирований псевдоисламского халифата и других экстремистских структур.

Активное подавление вооруженных террористов в САР, функционирование сформированных в рамках астанинского процесса нескольких зон деэскалации создают необходимые предпосылки для перехода к следующему этапу – политическому урегулированию в Сирии на основе резолюции 2254 Совета Безопасности ООН.

Решению этой задачи призвана способствовать по инициативе лидеров России, Ирана и Турции подготовка к проведению в Сочи Конгресса сирийского национального диалога. В его повестке дня – разработка новой конституции САР, организация всеобщих выборов под наблюдением ООН, решение гуманитарных проблем, разработка долгосрочной комплексной программы реабилитации и восстановления страны, сильно пострадавшей от масштабного иностранного вмешательства в дела суверенного сирийского государства.

23.01.2018
  • Эксклюзив
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • НАТО
  • XXI век