Новые тенденции взаимодействия правительства США с бизнес сообществом

Версия для печати

В США сложились устойчивые формы взаимодействия государства и крупного бизнеса, проявляющиеся в кадровом обмене между корпорациями и госаппаратом, а также в лоббизме различных законопроектов и финансовых ассигнований через Конгресс США. Государство также постоянно оказывало поддержку американским корпорациям на международной арене, в том числе путем организации госпереворотов и смещения неугодных режимов в различных странах, прежде всего, в Латинской Америке. Со временем эти взаимоотношения стали формализоваться. Первый Деловой Совет за международное понимание был создан еще в 1953 году. В дальнейшем его заменили другие структуры[1].

В 2000-е гг. можно зафиксировать новый этап во взаимодействии государства и бизнеса, характеризовавшийся особо активным заимствованием бизнес-практик в политике и военном деле. Причем импульсы в этом направлении проистекали от самого бизнеса. Так, например, в 2007 году организация «Бизнес за дипломатическое действие» выпустила доклад о роли делового сообщества во внешней политике государства. В докладе подчеркивается, что государственным структурам необходимо учиться у бизнеса умению исследовать настроения, доминирующие среди обществ других стран и адаптироваться под него. Также госструктурам желательно поучиться у фирм опыту продвижения собственного бренда на зарубежные рынки[2].

Тенденция к взаимодействию внешней политики государства и бизнеса, особенно, большого, очень широко проявились в период двух президентских сроков Дж. Буша-младшего. Именно в этот период можно зафиксировать новый этап такого взаимодействия, характеризовавшийся активным переносом бизнес-практик во внешнюю политику и в военную сферу. Среди причин этого можно упомянуть распространение неолиберальной экономической идеологии, которая считала, что частные компании во всех случаях лучше выполнят соответствующие функции, чем государственные структуры.

Кроме того, администрация Дж. Буша-младшего была очень тесно связана с крупным бизнесом и проводила, таким образом, его интересы. Зачастую, приватизация части функций государства и «аутсорсинг» сопровождались лоббистскими скандалами[3]. Все эти тенденции быстро проявились и в дипломатической практике. В частности, сотрудничество государства с частными компаниями стало одним из основных элементов концепции «трансформационной дипломатии», предложенной госсекретарем США Кондолизой Райс[4].

Джеффри Пигман и Энтони Деос выделяют три формы взаимодействия внешней политики государства и бизнеса на современном этапе.

1. Выделение площадки для взаимодействия частного сектора и государств (например, Всемирный Экономический Форум в Давосе).

2. Совместная работа по продвижению бренда государства.

3. Использование коммерческих пиар-агентств для представительства интересов государств[5].

Американское государство и американский бизнес изначально были среди глобальных лидеров в плане развития всех трех форм, однако в дальнейшем соответствующие распространились по миру. Одной из форм такого распространения стал наем американских пиар-агентсв для продвижения интересов государств, в том числе, и имеющих сложные отношения с США (например, частная компа-ния Capitol Links является представителем интересов Республики Сербской[6]). Однако американские власти имеют возможность законодательно блокировать такого рода работу агентств, с теми государствами, с которыми США находятся в прямом конфликте. Поэтому речь здесь идет не только о продвижении интересов других государств в США, но и о продвижении внешнеполитических интересов США. По ряду оценок другие государства тратят не менее 150 миллионов долларов в год на работу американских компаний, специализирующихся в сфере связей с общественностью[7].

Очень большую роль в организации деятельности американских военных к настоящему времени стала играть передача части функций (включая снабжение, охрану, сервис, и т. п.) от армии частным компаниям (аутсорсинг). Этот процесс не был бесконфликтным, он сопровождался сопротивлением со стороны общества.

Одним из крупнейших подрядчиков в этой сфере стала компания «Блэкуотер», подвергшаяся многочисленным разоблачениям в СМИ[8]. Как мы покажем ниже, аутсорсинг фактически применяется и в сотрудничестве государства и общественных организаций (правда, он может принимать в этой сфере более тонкие формы, например, проявляться в форме грантового финансирования).

В рамках операций в  Ираке и  Афганистане огромную роль сыграли негосударственные структуры[9]. Последние включают в себя как различные некоммерческие организации (правозащитные, благотворительные, просветительские), так и бизнес-структуры (фирмы, занимающиеся различными видами охранной деятельности). Все эти организации стали ключевыми союзниками американского государства в  борьбе с  такими новыми вызовами и угрозами безопасности, как терроризм. При этом возникла практика «отбора» наиболее «ответственных» и  «общественно полезных организаций» и  взаимодействия

официальных структур с ними, в том числе, путем передачи им бюджетных средств для решения государственных задач.

Важную роль в сотрудничестве государственных и негосударственных структур (как коммерческих, так и НГО) сыграл опыт, полученный США в ходе операций по постконфликтному восстановлению в Афганистане и Ираке[10]. В США для интеграции усилий по постконфликтному восстановлению было создано Управление государственного координатора по реконструкции и стабилизации (Office of the State Coordinator for Reconstruction and Stabilization), координирующее усилия всех федеральных ведомств и негосударственных структур.

Сходные тенденции взаимодействия государства и общественных структур проявились далеко за пределами чисто военной сферы. В США широкое распространение получила практика финансирования ряда программ в сфере публичной дипломатии из бюджета. Деньги выделяются в федеральном бюджете, затем проводится конкурс неправительственных организаций, среди которых выбирается оператор программ. Пример Freedom House (формально независимой исследовательской организации, на 80% финансируемой федеральным правительством США[11]) показывает, что важные информационно-пропагандистские функции также могут являться объектом аутсорсинга. Причем, эта организация была создана еще в 1941 г. супругой Президента США Рузвельта Элеонорой, так что данную тенденцию трудно назвать совсем новой[12].

В целом, рассматривая общие тенденции во взаимодействии государственных и негосударственных структур во внешней политике США в эпоху глобализации, можно отметить следующее:

— США стали пионером в области налаживания взаимодействия государства и негосударственных акторов во многих сферах, в частности, в сфере военно-политической.

— Американцы стали налаживать такое взаимодействие во всех сферах (включая даже аутсорсинг в военной сфере). Причем, зачастую, несмотря на скандальные ситуации, типа проблем с имиджем частных военных компаний, именно военно-политическая сфера (в частности, проблематика «войны с терроризмом» и борьбы с другими новыми и нетрадиционными угрозами) была «драйвером», основным стимулом для продвижения новых методов взаимодействия государства и негосударственных акторов.

— Наибольшие достижения США — в плане развития разного рода прикладных инструментов проведения политики государства через негосударственных акторов. Это связано с концентрацией на элементах «жесткой силы» государства, проводимых (в виде «умной силы») через негосударственные структуры. Эти достижения в плане развития прикладных инструментов затем заимствуются всеми ведущими державами мира. В частности, представляют они интерес и для России.

>> Полностью ознакомиться с коллективной монографией ЦВПИ МГИМО “Стратегическое прогнозирование международных отношений” <<


[1] Crocker Snow Jr. Public diplomacy practitioners: a changing cast of character. // Journal of Business Strategy. Vol. 27 No. 3 2006. P. 20.

[2] Business for Diplomatic Action. America’s Role in the World: A Business Perspective on Public Diplomacy. October 2007. http://www.businessfordiplomaticaction.org/learn/articles/bdawhitepaper_oct07fi nal.pdf

[3] Scahill Jeremy. Blackwater: The Rise of the World’s Most Powerful Mercenary Army. Washington, Nation Books 2007.

[4] Condoleezza Rice. Private Sector Summit on Public Diplomacy. A Cooperative Initiative of the U. S. Department of State and the PR Coalition. 2007. http://72.32.147.97/pr_coalition/pdf/PrivSectorSummitPaper_4–5.pdf

[5] Geoff rey Allen Pigman, Anthony Deos. Consuls for Hire: Private Actors, Public diplomacy. // Place Branding and Public Diplomacy. 2008. Vol. 4, 1. P.

[6] Ibid.

[7] Yasin Al-Yasin,  Ali A. Dashti. Foreign Countries and U. S.  Public Relations Firms: The Case of Three Persian Gulf States. // Journal of Promotion Management, Volume 14, Issue 3 & 4 2008. P. 355.

[8] См., например: Scahill Jeremy. Blackwater: The Rise of the World's Most Powerful Mercenary Army. Washington, Nation Books, 2007.

[9] Davidson  L. W., Hayes  M. D., Landon  J. J. Humanitarian and Peace Operations: NGOs and the Military in the Interagency Process.  — Wash., 1996; De  Ruiter  A. J. C. Civil-military Cooperation: Core Business in (Future) Peace Support Operations.  — Carlisle Barracks: U. S.  Army War College, 1999; Gibson C. P., Snider D. M. Explaining Post-Cold War Civil-Military Relations: A New Institutionalist Approach. Project on U. S. Post-Cold War Civil-Military Relations Working Paper № 8. — Cambridge (Mass.): Harvard Univ., John M. Olin Institute for Strategic Studies, 1997; Gregor W. J. Toward a Revolution in Civil-Military Aff airs: Understanding the US Military in the Post-Cold War Period. Project on U. S. Post Cold-War Civil-Military Relations Working Paper № 6. — Cambridge (Mass.): Olin Institute for Strategic Studies, Harvard Univ., 1996; London  J. J., Hayes R. E. National Approaches to Civil-Military Coordination in Peace and Humanitarian Assistance Operations. — Vienna (Virg.).: Evidence Based Research, Inc., 1996; Weiss Т. О. Learning from Military-Civilian Interactions in Peace Operations // International Peacekeeping. — 1999. — Summer. — V. 6. — № 2. — P. 112–128; Zandee D. Civil-Military Interaction in Peace Operations // NATO Review.  — 1998.  — Spring.  — V.  47.  — № 1.  — P.  10–13; Williams  M. CivilMilitary Relations and Peacekeeping. Adelphi Paper № 321. — L., 1999.

[10] Transformation of Military Operations on the Cusps. Workshop Report. — London. 14–15 July 2005; Binnendijk Hans and Stuart Johnson, eds. Transforming for Stability and Reconstruction Operations. NDU Press. — April 2004. Executive Summary. — Chapters 4–7; Arnas Neyla, Charles L. Barry and Robert B. Oakley. Harnessing the Interagency for Complex Operations, Defense and Technology Paper. NDUCTNSP. — August 2005; Millen Raymond A. Afghanistan: Reconstituing a Collapsed State, Strategic Studies Institute, U. S. Army War College. — April 2005; Ward Celeste. The Coaltion Provisional Authority’s Experience with Governance in Iraq: Lessons Learned. United States Institute of Peace Special Report # 139. — May 2005.

[11] Freedom House 2006 Annual Report. Р. 24. http://www.freedomhouse.org/uploads/special_report/49.pdf

 

28.04.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • XXI век