Новые парадигмы долгосрочного прогноза развития конкретного сценария современной международной обстановки до 2050 года

Версия для печати

 

Под (мировым) порядком понимается система межгосударственных отношений,  регулируемых совокупностью принципов внешнеполитического поведения…[1]

 

А. Богатуров, политолог

 

… научная информация, позволяющая повысить реалистичность прогнозов развития  мировой военно-политической обстановки, необходима как никогда[2]

С. Нарышкин, Председатель Госдумы ФС РФ

 

Для анализа и долгосрочного прогноза развития МО и ВПО ключевое значение имеет смена  парадигм, качественные изменения в развитии МО и ВПО[3]. Будущая стратегия национальной безопасности России после 2025–2030 годов должна основываться на предположении и прогнозе, в качественно новых реалиях будущих сценариев и их вариантов развития, основанных на принципиально новых парадигмах[4]. Очевидно, что мир через 10 лет не будет таким же, как сегодня, но — что менее очевидно — насколько принципиально он будет отличаться от нынешнего?

Как ни странно, но эти изменения в обществе и экономике измеряются не годами, а событиями, в особенности, если такие события ведут к качественным изменениям и смене парадигм. Так, изменения, произошедшие в СССР с 1970 по 1980 год, получившие название «эпохи застоя» (хотя именно в эти годы произошло немало позитивных событий в истории и экономике страны), невозможно сравнить с изменениями 1985–1995 годов, когда произошла смена практически всех парадигм.

Еще более близкий и конкретный пример в военной политике России за 15 лет (с 1990 по 2005 год), когда в войска перестала вообще поступать новая техника, а вооруженные силы стремительно деградировали, и период с 2008 года по наше время, когда завершается программа ГПВ-2020.

Таким образом, значительные изменения в жизни, экономике и политике страны, а тем более МО и ВПО, которые формируют тысячи факторов и тенденций (превращая их, поэтому де-факто в самые динамичные политические субъекты и явления), измеряются событиями, сменой парадигм, а не временными периодами (годами). Поэтому исключительное внимание должно быть уделено этим качественным изменениям в развитии факторов, субъектов и тенденций, формирующих МО и ВПО, а именно:

— развитию субъектов МО (государств, союзов и коалиций), наций и ЛЧЦ;

— развитию акторов (религий, партий, организаций), формирующих МО;

— развитию НЧК и его институтов, которое определяет в настоящее время темпы и качество развития общества и экономики, государственной и военной мощи;

— развитию глобальных, региональных и локальных тенденций.

Стратегический прогноз развития МО это не сумма стратегических прогнозов этих групп факторов и тенденций, а прогноз развития их во взаимосвязи, противодействии и взаимовлиянии.

В самом общем виде логика развития вариантов сценариев МО после 2025 года представляется следующей.

Рис. 1. Логика развития вариантов сценариев МО после 2025 года

Таким образом, после 2025 года прогнозируется развитие МО по трем пессимистическим сценариям, исключающим сколько-нибудь мирные компромиссы и сотрудничество между ЛЧЦ. Единственный наиболее вероятный «Вариант №3», соответствующий в общих чертах современному сценарию развития МО (но более «жесткий» с точки зрения применения военных инструментов), может рассматриваться по аналогии с сегодняшним днем.

К сожалению, теоретически возможные сценарии «разрядки» и даже «сотрудничества» между ЛЧЦ не выглядят вероятными в этот период[5].

Долгосрочное прогнозирование на период более 10 лет практически исключает использование возможности только метода простой экстраполяции в силу целого ряда причин, главной из которой является неизбежное объективное появление в эти сроки новых парадигм в политике, экономике, науке и технологиях и, конечно же, в военной и, особенно, социальной областях. И в этом главная трудность долгосрочного прогноза. Так, только в последние 10–15 лет в мировой политике стали фактом такие влиятельные парадигмы, которые изменят будущую МО и ВПО, как:

— социальные революции с использованием новейших информационно-коммуникационных технологий, социальных сетей и веб 2.0, веб 3.0 и т.д. технологий и т.п. За последние 15–20 лет появились и распространились не только интернет и социальные сети, но и связь, базы данных, в тысячи раз увеличилась скорость обработки информации. В ближайшие 10 лет в этой области произойдут еще более радикальные изменении, связанные с формированием новой «когнитивной среды» обитании человечества;

— превращение воздушно-космического пространства в единый ТВД, от которого зависит, прежде всего, успех военных действий;

— трансформация СМИ в средства массовой дезинформации и инструмент манипулирования в публичной политике;

— превращение правящих элит в главные цели внешнего и военного воздействия;

— появление новых международных акторов как квази-государств;

— превращение международного терроризма и экстремизма в решающие инструменты внешней политики ведущих государств;

— стремительное и часто насильственное изменение систем ценностей целого ряда ЛЧЦ и т.д.

Эти и другие качественные изменения в МО и ВПО уже не позволяют прибегать к экстраполяции как основному методу прогноза на долгосрочную перспективу более 10–15 лет, вынуждая пытаться заниматься анализом и прогнозом развития и появления новых парадигм, которые и будут являться основой для будущих сценариев и их вариантов развития МО.

>>Полностью ознакомиться с аналитическим докладом А.И. Подберёзкина "Стратегия национальной безопасности России в XXI веке"<<


[1] Введение в прикладной анализ международных ситуаций / под ред. А. Т. Шаклеина. — М.: Аспект–Пресс, МГИМО, 2014. — С. 560.

[2] Нарышкин С. Е. Вступительное слово / Подберезкин А.И. Долгосрочное прогнозирование сценариев развития военно-политической обстановки. — М.: МГИМО–Университет, 2014. Октябрь. — С. 3.

[3] Подберезкин А.И. Военные угрозы России. — М.: МГИМО–Университет, 2014.

[4] Проект долгосрочной стратегии национальной безопасности России с методологическими и методическими комментариями: аналит. доклад / [А.И. Подберезкин (рук. авт. кол.) и др.]. — М.: МГИМО–Университет, 2016. Июль. — 86 с.

[5] См. подробнее: Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. — М.: МГИМО–Университет, 2016.

 

26.05.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Глобально
  • XXI век