Противоракетная оборона США: состояние и перспективы

В сентябре 2009 года президент США Обама распорядился, что европейская региональная ПРО (EPAA), которая является частью глобальной системы ВКО США будет реализована и передана в управление альянсу НАТО. На встрече в Лиссабоне в ноябре 2010 года на высшем уровне было принято решение о создании европейской региональной системы ПРО НАТО, которая будет способна обеспечить защиту от ракетных угроз территорию и население европейских союзников НАТО (подспудно являясь национальным вкладом США в построение глобальной системы противоракетной обороны НАТО).

Для того чтобы улучшить контроль, коммуникационную способность и эффективность системы союзники согласились с расширением состава команды участников проекта и внесли добровольные денежные взносы, которые помогут реализовать страновые и межстрановые составные части системы. В общей сложности в построении инфраструктуры управления и контроля системы ПРО-НАТО  все 28 союзников вложили около 1 млрд. долл. США, однако лидирующая роль в финансировании и привлечении частных инвестиций в целях построении глобальной  системы, конечно же, принадлежит США – одно только Агентство по противоракетной обороне реализует различных государственных программ (научно-технических и инвестиционных, в форме грантов малым и средним частным компаниям, финансирования коллективов исследователей по теме, Программа развития ПРО США и т.д.) в 2013 году на сумму в 7, 75 млрд. долл. США, а за период с 1985 по 2012 гг. общий объем финансирования агентства составил 149,5 млрд. долл. США[1]. Неясно, будут ли на территории европейских стран размещаться составные элементы американской глобальной системы ПРО, не входящей в управление НАТО.

Также на данной встрече договорились о процедуре командования, назначив главнокомандующего объединенной ПРО НАТО в Европе (SACEUR), а Испания, Турция, Румыния и Польша согласились разместить элементы американского ПРО на своей территории. Целевые показатели первой фазы развертывания Европейской региональной системы ПРО были достигнуты с размещением радара AN/TPY-2  в Турции и базированием военных кораблей типа Aegis в восточном Средиземноморье.



Рис.: Источник http://www.acus.org 

29 мая 2012 года в Чикаго командование НАТО отрапортовало о «промежуточной боевой эксплуатационной готовности европейской части ПРО НАТО (следующая фаза «начальная» должна быть реализована в 2015 году и далее в 2018 г. - фаза «полной» боевой готовности). Это означает что система ПРО НАТО, хотя еще и находящаяся на стадии "зарождения", уже способна отразить агрессию с применением баллистических ракет, а после передачи управления и контроля над американским радаром и объединение с системой командования ПРО НАТО ее боевые возможности значительно расширятся.  

Рис.: Европейская региональная система ПРО НАТО

Совсем недавно, 25 октября 2012 года, как мы сообщали ранее (План мероприятий по созданию глобальной системы ВКО США продолжается), США успешно провели учения в районе Маршалловых островов, демонстрируя и отрабатывая возможности региональной системы. Это попытка в миниатюре и в условиях приближенных к реальным боевым действиям смоделировать широкомасштабную агрессию вероятного противника, одновременно атакующего пять целей, проверить возможности региональной системы ПРО по отражению удара ракетами промежуточного, среднего и малого радиуса действия.

Программа развертывания глобальной системы ПРО США

Программа развития глобальной системы ПРО США рассчитана до 2020 года и основана на поэтапном подходе к созданию и развертыванию ПРО. В феврале 2000 года Министр Обороны США одобрил документ "Анализ ПРО США", который поставил следующие стратегически  приоритеты в создании системы ПРО:

1.     усиление защиты территории США против атак баллистическими ракетами;

2.     продолжение развития и улучшения мощностей ПРО США для защиты вооруженных сил США, союзников и партнеров от региональной угрозы атаки баллистическими ракетами

3.     развитие мощностей для полевых учений и тестирования создаваемых установок в условиях близких к реальности перед их использованием;

4.     создание мощностей для защиты от будущих потенциальных неизвестных угроз и технических рисков;

5.     использование производственных мощностей, которые экономически оправданы в долгосрочной перспективе;

6.     ведущая роль США в международной кооперации в сфере ПРО.

Рис.: Элемент инфраструктуры системы ПРО

Как заявляет Агенство по противоракетной обороне в своих отчетах, потенциальные враги увеличивают свои запасы ракет ближнего и среднего радиуса действия (SRBM и MRBM), а так же развивают технологии создания ракет промежуточного (IRBM) и межконтинентального (ICBM) типа и дальности полета. За последние 5 лет количество ракет ближнего и среднего радиуса действия увеличивалось на 1200 шт. в год, то есть сейчас имеется более 6000 баллистических ракет данного типа, при этом сотни их запусков прошли в странах, отличных от США, России, Китая и других союзников НАТО. Эти запасы (6000 шт.) составляют 99% всех возможных угроз (то есть 99% всех мировых запасов различных видов ракет) и намного превосходят количество устройств их перехвата. Как и ранее, ширмой для создания глобальной системы ПРО являются страны и организации так называемой оси зла, позволяющие обосновывать размещение элементов ПРО по всему миру.

Противоракетные установки США нацелены на 4 типа ракет: ближнего действия, среднего, промежуточного и межконтинентального. Так как все ракеты разные, то противоракетный комплекс США представляет собой многоуровневую систему обороны от разных типов ракет (по скорости, размеру, и т.п.).

В фокусе – создание новых транспортабельных или мобильных систем ПРО, так как непонятно, откуда будет происходить угроза территориально; создание широчайшей сети коммуникационных центров и инфраструктуры передачи данных, обнаружения и отслеживания движения объектов в воздухе, вплоть до минимальных высот от 0 м.; и отражение угрозы, то есть уничтожение ракеты на 1, 2 или 3 фазе полета ракеты, чтобы исключить вероятность прохождения системы ПРО; уменьшение срока реагирования и обнаружения запуска ракеты до 0-5 минут.

Архитектура комплекса:

1) сеть сенсорных приборов обнаружения (по движению) объектов (в том числе  в космосе), наземных и надводных радаров (радиоволны) для определения и отслеживания ракет;

2) наземные и надводные ракетные установки для разрушения ракет противника, как путем кинетического поражения, т.е. прямого столкновения с ними (технология hit-to-kill, когда ракеты перехватчики имеют пустую боеголовку и уничтожение объекта происходит просто из-за столкновения, используется заряд ракеты противника), так и путем запуска ракет с осколочно-фугасной начинкой боеголовок (blast fragmentation warhead);

3) сеть командных центров, коммуникаций, контроля и управления боевыми действиями.

Противоракетная деятельность осуществляется военным персоналом США из Стратегического командования США, Северного командования США, Тихоокеанского командования США, Японского штаба командования США, Европейского командования США и других. Также достигнуты двусторонние договоренности и реализуются программы взаимодействия с другими странами-союзниками, включая Великобританию, Японию, Австралию, Израиль, Данию, Германию, Нидерланды, Чехию, Польшу, Италию и многих других. Агентство по противоракетной обороне США активно участвует в деятельности НАТО для создания интегрированной противоракетной обороны стран-участниц.

Также стоит отметить, что хотя и американские официальные представители отрицают возможности ведения "звездных войн" и космического военного присутствия де факто называя свою систему обороны именно сугубо "противоракетной" и у них пока отсутствует на вооружении ракета способная перехватывать цели в стратосфере, тем не менее это не мешает Агентству по ПРО открыто милитаризировать верхние слои атмосферы и около земное пространство, публикуя планы по дальнейшей эволюции системы из узко национальной в глобальную(фактически уже на третей фазе реализации, система противоракетной обороны плавно перерастает в систему военно-воздушной обороны) и естественно распространяющуюся в том числе и на космос.Последняя конференция под название Космическая и противоракетная оборона проведенная Агентством по ПРО США 14 августа 2012 года ясно дает понять об успехах реализации проекта. Конечно же создание космической систем целесообразнее и логичнее, экономически выгоднее и позволяет не строить по всему миру наземные и надводные установки слежения и обнаружения, охватывая огромные участки планеты, тем более продвижение технологий позволит космическим спутникам с высокой точностью и быстротой находить и отслеживать даже ракеты малого радиуса действия, а ракеты баллистического типа в ближайшем будущем и уже сейчас двигаются на околоземных высотах. А заявленные планы к 2020 году создать систему спутников PTSS,  при этом, чтобы добиться поражения ракет межконтинентального и промежуточного типа противника на третей фазе полета, когда она движется на высотах близких к космическим, красноречиво обосновывают воздушно-космическом характере системы США. 

Программа рассчитана исходя из четырех фаз, описание которых следует ниже.

Рис.: Развитие глобальной систем ВКО США до 2020 г.

На первой фазе создания системы ВКО США использовались только существующие боевые системы, к которым относятся (см. рис.):

1.      Военные корабли с интегрированной системой Aegis 3.6.1 с установленными зенитными комплексами управляемых ракет SM-3 IA (эскадренные миноносцы типа "Arli Berk" и ракетные крейсера типа "Tikonderoga");

2.      Радар AN/TPY-2 для передового базирования (его американцы называют «супер радаром», мобильный и является частью системы THAAD);

3.      Центры коммуникаций, контроля и управления боевыми действиями и центр управления воздушными и космическими операциями C2BMC AOC Remstein (как часть системы ALTBMD Interim Capability – построение фактически начато с 2009 г., является многоуровневой системой ПРО защищающая от ракет ближнего и среднего радиуса действия);

4.      Расширение возможностей европейской региональной системы ПРО EPAA – то есть усиление и диверсификация своего военного присутствия в Европе для защиты союзников. Центром управления является создание системы THAAD в Европе;

5.      Наземные противоракетные комплексы для перехвата ракет на среднем участке траектории (до вышей точки полета).

Рис.: Существующие боевые системы первой фазы

 

По состоянию на конец 2011 года на вооружении США состоит:

1) 30 наземных средств обнаружения ракет межконтинентального типа для защиты границ США, базирующиеся по всей территории от Аляски до Калифорнии;

2) 23 военных корабля с интегрированной системой Aegis для обнаружения ракет межконтинентального типа и их перехвата;

3) 87 стандартных установок Missile-3 для обнаружения ракет оснащаемые корабли, оборудованные системой Aegis;

4) 72 стандартных установок  Missile-2 для обнаружения ракет морского базирования

5) усовершенствованный радар Cobra Dane на Алеутских островах.

6) усовершенствованные системы раннего оповещения (на базе военно-воздушных сил Beale в Калифорнии, на базе Fylingdales  в Великобритании, и Thule в Гренландии);

7) 7 мобильных установок радара частотности Х, один из них установлен в Японии, другой в Израиле;

8) надводный радар частотности Х (видимо тот супер радар) в Тихом океане;

9) 2 пусковые системы THAAD

10) 18 установок ракет перехватчиков системы THAAD

11) 6  радаров AN/TPY (4 из них для работы в театре боевых действий и 2 для системы слежения THAAD)

12) 903 баллистические ракеты системы PATRIOT Advanced Capability – 3

13) 56 пусковых установок системы PATRIOT Advanced Capability

Рис.: Национальная система ПРО США

Вторая фаза расчитана до 2015 г. Расширение возможностей ПРО по отражению ракет среднего радиуса действия к 2015 году:

  •         военные корабли, оборудованные системой Aegis 4.0.1/5.0 и зенитными управляемыми ракетами SM-3 IB;
  •         радар AN/TPY-2 для передового базирования (супер радар, мобильный, часть системы THAAD);
  •         обновленные центры коммуникаций, контроля и управления боевыми действиями и центр управления воздушными и коcмическими операциями C2BMC (как часть системы ALTBMD lower tier – нижний уровень многоуровневой ПРО театра военных действий от ракет ближнего и среднего радиуса действия);
  •         наземная система Aegis Ashore 5.1 оснащенные  зенитными комплексами управляемых ракет SM-3 IB;
  •         потенциальное расширение EPAA (European Phased Adaptive Approcach) – то есть усиление и диверсификация своего присутствия в Европе для защиты своих войск там и союзников. Центром являются несколько систем воздушного базирования ИК радаров для раннего отслеживания запуска ракет (то есть запуск самолетов в театр боевых действий несущих ИК радары (инфракрасные радары системы ABIR), разработано в 2011 году);
  •         центр обработки данных на восточном побережье East Coast IDT.

Рис.: Боевые системы и мероприятия второй фазы

Третья фаза расчитана до 2018 г. Расширение возможностей ВКО по отражению ракет промежуточного типа действия к 2018 г. или ранее:

  1.  военные корабли с системой Aegis 5.1, оснащенные зенитными комплексами управляемых ракет SM-3 IIA;
  2.  наземная система Aegis Ashore 5.1 c зенитными управляемыми ракетами SM-3 IB/IIA two sites;
  3.  радар AN/TPY-2 для передового базирования (супер радар, мобильный, часть системы THAAD);
  4.  модернизированные центры коммуникаций, контроля и управления боевыми действиями и центр управления воздушными и коcмическими операциями C2BMC (как часть системы ALTBMD upper  верхний уровень многоуровневой ПРО театра военных действий защита от ракет ближнего и среднего радиуса действия);
  5.   расширение европейской региональной ПРО EPAA – то есть усиление и диверсификация своего присутствия в Европе. Центром являются несколько систем воздушного базирования ИК радаров для раннего отслеживания запуска ракет ABIR (то есть запуск самолетов в театр боевых действий несущих ИК радары, разработано в 2011 году) + система THAAD в Европе;
  6.  создание точной космической системы обнаружения ракет под названием PTSS (требуется, так как не всегда оптимально местонахождения устройств слежения и обнаружения наземного и надводного типа на территории тех государств, которые разрешили их разместить);
  7.  радары раннего обнаружения ракет на Аляске – AK UEWR;
  8. радары раннего обнаружения ракет на мысе «Трески» США – Cape Co UEWR.

Рис.: Мероприятия третей фазы

Четвертая фаза расчитана до 2020 г. Создание мощностей ПРО раннего реагирования против ракет среднего, промежуточного и межконтинентального типа (то есть всех видов ракет):

·        военные корабли с системой Aegis 5.1, оснащенные зенитными комплексами умных управляемых ракет SM-3 IIA;

·        наземная система Aegis Ashore 5.1 оснащенных ЗРК управляемых и самонаводящихся ракет SM-3 IB one sites;

·        радар AN/TPY-2 для передового базирования (супер радар, мобильный, часть системы THAAD);

·        усовершенствованные центры коммуникаций, контроля и управления боевыми действиями и центр управления воздушными и коcмическими операциями C2BMC;

·        создание точной космической системы обнаружения запуска ракет под названием PTSS;

·        расширение европейской региональной системы ПРО EPAA  –  Центром являются несколько систем воздушного базирования ИК радаров для раннего отслеживания запуска ракет ABIR (то есть запуск самолетов в театр боевых действий несущих ИК радары, разработано в 2011 году) + система THAAD и в Европе.

Рис.: Мероприятия четвертой фазы

М.П. Гебеков

© ЦВМИ МГИМО (У) МИД России

 


[1] Источник:MDA  Missile Defense Agency (MDA) Fiscal Year 2013 Budget Outline; Historical Funding for MDA FY85-12,  http://www.mda.mil/global/documents/pdf/budgetfy13.pdf.

 

  • Эксклюзив
  • Новости
  • Военно-политическая
  • Вооружения и военная техника
  • НАТО
  • США
  • Глобально
  • XXI век