Новая ситуация на Большом Ближнем Востоке

Версия для печати

Использование военных аэродромов на территории Ирана для нанесения ударов по позициям незаконных вооруженных формирований в Сирии в рамках проведения операции Воздушно-космических сил Российской Федерации является результатом стратегического партнерства, достигнутого Москвой и Тегераном.

Такого мнения придерживается российский военный и общественный деятель, генерал-полковник, профессор кафедры международной журналистики МГИМО, Начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны России Леонид Ивашов, поделившийся с Центром военно-политических исследований своим мнением относительно сложившейся ситуации:

«Несколько месяцев назад произошел резкий поворот в отношениях между Россией и Ираном. Встреча глав двух государств, встреча российского Президента с духовным лидером Ирана, договорившихся поднять степень взаимодействия между странами до уровня геополитического партнерства, вывела отношения между странами на новый уровень. Сегодня мы наблюдаем реализацию этих договоренностей на военно-стратегическом, экономическом и геополитическом уровне.

Использование авиабазы «Хамадан» российскими Воздушно-космическими силами – есть ни что иное, как реализация этих договоренностей. Также необходимо иметь ввиду, что Россия и Иран проводят совместную операцию по стабилизации ситуации в Сирии.

Для России безусловно это выгодно: в геополитическом отношении складывается некий альянс России, Ирана, Сирии и Ирака. Недалеко от этого союза отстоит и Египет, с которым по сути также выстраиваются отношения геостратегического характера.

С экономической точки зрения достигнутые договоренности позволяют снизить затраты на проведение операции в Сирии. Иранская сторона пошла на встречу, что позволило удешевить и повысить эффективность действий Воздушно-космических сил, особенно той группировки, которая ранее действовала с территории России.

Уже сегодня мы можем наблюдать, насколько эффективно действуют российские ВКС с аэродрома «Хамадан»

К этим успехам также стоит приплюсовать действующий в Багдаде координационный центр России, Ирана, Ирака и Сирии, который позволят обмениваться разведывательной информаций, согласовывать объекты для нанесения ударов и т.д.

В целом сегодня мы можем наблюдать абсолютно новую ситуацию на Большом Ближнем Востоке. Постепенно из политики региона выдавливаются Соединенные Штаты. Мы видим, что на этом фоне даже сближение в отношениях с Турцией на определенных условиях, в том числе на условии совместной борьбы с террористическими организациями «Исламского государства» и «Джебхат-ан-Нусра» (запрещены в России) с одной стороны исключает Турцию из антироссийской, антисирийской коалиции, а также само собой облегчает задачу нейтрализации террористических организаций, действующих на территории Сирии.

Беспокойство Вашингтона по поводу расширения сотрудничества России и Ирана в рамках провождения операции в Сирии понятно. В феврале прошлого года США приняли Стратегию национальной безопасности, в которой четко определили, что нет никаких альтернатив американскому лидерству, что не может быть никакого многополярного мира, а также заявили, что будут отстаивать это лидерство с помощью военной силы.

Понятно, что в период предвыборной гонки накануне президентских выборов серьезные геополитические решения власти США принимать не будут, но те планы, которые уже профинансированы, в том числе и операции Центрального разведывательного управления, Агентства национальной безопасности, Разведывательного управления Министерства обороны будут реализовываться.

И сейчас мы видим, что Турцию, по крайней мере Эрдогана и его окружение «сдали». Именно США стояли за попыткой государственного переворота с целью приведения к власти проамериканской военной хунты. Не получилось. Значит сейчас Турцию ждет серия террористических актов, попытки создания условий для революции, для отстранения Эрдогана.

Сегодня Турция стоит на перепутье: оставаться ли с Западом, где для нее нет будущего, или разворачиваться в сторону Востока. Я не исключаю, что через какое-то время, может через полгода официальная Анкара может обратиться в ШОС, начать сближение с Россией, Ираном. Этот момент необходимо использовать для того, чтобы оттянуть Турцию от НАТО, от Запада в целом».

19.08.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век