Назарбаев дал старт транзиту власти в Казахстане

Версия для печати

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев официально объявил об отставке. Соответствующий указ был подписан первым президентом Республики 20 марта 2019 года.

«Постановляю: в соответствии с пунктом 3 статьи 42 Республики Казахстан прекращаю с 20 марта 2019 года исполнение своих полномочий президента Республики Казахстан», – приводит выдержку из указа о сложении полномочий главы Казахстана российское издание ТАСС. 

При этом в указе отмечается, что Назарбаев сохранит за собой статус лидера нации, «Елбасы», председателя Совета безопасности Республики, а также члена Конституционного совета и председателя правящей политической партии «Нур Отан».

О том, почему бессменный лидер Казахстана принял решение об отставке с поста президента, и как это отразится на ситуации внутри Республики и вокруг неё, Центру военно-политических исследований рассказал старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Андрей Грозин.

ЦВПИ: Что на ваш взгляд послужило главным мотивом для Нурсултана Назарбаева оставить должность президента и инициировать процесс передачи президентских полномочий новому лицу?

А. Грозин: Нурсултан Назарбаев, как человек, который уже 30 лет руководит далеко не самой последней страной на постсоветском пространстве, имеет очень чёткое представление о процессах, которые происходят как внутри Казахстана, так и вокруг него. Он лучше всех в Республике понимает риски, которые возникают по мере актуализации вопросов, связанных с транзитом высшей власти. Он понимает, что даже в системе, которая выстроена и работает относительно эффективно, любой выбор, происходящий в условиях форс-мажора – это серьёзная проблема для устойчивости политической системы и сохранения социальной стабильности. Под форс-мажором здесь подразумевается уход президента с политической арены в силу естественных причин: смерти, болезни и т.д. Если президент не подготовит и не поучаствует в транзите власти, то страна рискует потерять очень многое и в экономическом, и в политическом смысле, и в вопросах стабильности. Не говоря уже о том, что для Казахстана подобного рода стресс может обернуться куда более тяжёлыми последствиями, чем это было в Туркмении и Узбекистане. В силу того, что Казахстан является экономическим лидером региона, а элиты, руководящие этой страной с момента обретения суверенитета, обладают несопоставимо большими финансовыми, организационными, кадровыми и иными ресурсами, в случае форс-мажорного транзита власти легко спрогнозировать войну элит. Такой исход событий можно ожидать с очень высокой степенью вероятности.

Назарбаев, как человек, который создавал политическую систему Казахстана, прекрасно понимает, что в этом случае он рискует не только своим наследием, но и сохранением государственности. Назарбаев надеется войти в историю Казахстана, как человек, который стоял у истоков современного государства. Для него это тоже значимая мотивация.

Наверняка свою роль играет и физическое состояние президента. Да, Нурсултан Назарбаев выглядит хорошо для своих лет, но в следующем году ему исполнится 80. В таком возрасте следует всерьёз задуматься о том, как ты будешь уходить, и что при этом будет происходить со страной и с обществом. В таком преклонном возрасте уже тяжело сохранять и ясность ума, и физическую работоспособность. Должность президента – это тяжёлый труд, это большая ответственность.

В тоже время управляемый самим президентом транзит власти в Казахстане не означает уход Назарбаева из политического поля. В своём заявлении он прямо говорит о том, что не намерен покидать посты, принадлежащие ему в соответствии с Конституцией. Это и руководство ведущей партией «Нур Отан», и руководство Советом безопасности страны. А в соответствии с изменениями, которые были внесены в законодательство, в Конституцию страны в прошлом году, эта структура сейчас является наивысшим органом власти в Казахстане, превышая даже президентские полномочия. Совет безопасности Казахстана без всякого преувеличения – ведущий политический орган Республики, и экс-президент Назарбаев имеет закреплённое в Конституции право пожизненного руководства этой структурой.

Кроме того, в качестве конституционной нормы за Назарбаевым был закреплён статус лидера нации – «Елбасы». Это вариант «казахского» Дэн Сяопина. Этот статус означает, что Назарбаев, формально слагая с себя полномочия президента, остаётся ведущим центром политической жизни Республики. Под его контролем будут происходить дальнейшие шаги по транзиту власти. В частности, будет определён срок проведения президентских выборов, решится, будет ли экс-спикер сената Парламента Касым-Жомарт Токаев, ныне исполняющий обязанности президента, участвовать в этих выборах, а также будет определено, кто займёт пост главы верхней палаты Парламента.

Назарбаев начал практические шаги по транзиту власти, и теперь то, как долго он будет руководить страной в статусе лидера нации и передавать свой опыт руководства страной следующему президенту, зависит только от его физического здоровья. Временные рамки транзита власти в Казахстане могут быть достаточно широкими при современном развитии элитной медицины. Всё зависит сугубо от состояния и желания действующего лидера.

-  Как процесс транзита власти, инициированный самим Назарбаевым, отразиться на политической ситуации внутри Казахстана?

- Любая смена власти, даже проходящая под контролем, это в любом случае стресс-тест для политической системы, для элит, для руководства страны. Казахстан здесь не является исключением. Понятно, что Назарбаев постарается свести эти риски к минимуму, но полностью их исключать нельзя.

Здесь многое будет зависеть не только от личности лидера нации или нового президента, но и от устойчивости политической конструкции, которая выстраивалась более четверти века под руководством Назарбаева. Если эта система будет демонстрировать тот слабый уровень устойчивости, который мы наблюдали в течение последних полутора – двух лет, то возникают серьёзные опасения. К сожалению, динамика эффективности работы политической системы в Республике в последние годы не вдохновляет. И отставка правительства в конце февраля, и сложные процессы в валютно-финансовой сфере актуализируют многие внутренние проблемы в Казахстане. Это наглядная демонстрация того, что система работает не так эффективна, как она работала ещё до 2014 года, до кризиса на мировых сырьевых рынках. А Казахстан в гораздо большей мере чем Российская Федерация зависит от этого фактора.

Экономика Республики недостаточно диверсифицирована, и кроме углеводородов, металлов и зерна предложить мировому рынку она может не так много. Степень наполняемости бюджета зависит прежде всего от этих отраслей. А от этого, в свою очередь, зависит и социальная стабильность в Республике, и устойчивость политической системы.

- Казахстан глубоко интегрирован в межгосударственные структуры на постсоветском пространстве. В процессе транзита власти в Казахстане существуют ли риски для этих интеграционных процессов?

-  Республика придерживается стратегического принципа многовекторной политики. Исполняющий обязанности президента Касым-Жомарт Токаев, кстати, является одним из основателей этой политики. Он её создавал и вырабатывал в первой половине и в конце 90-х гг. прошлого века, занимая пост министра иностранных дел, премьер-министра Казахстана и другие должности.

Внешняя политика Казахстана ориентирована на то, чтобы сохранять партнёрские отношения со всеми государствами и мировыми центрами силы. При этом сохраняется фактор стратегического партнёрства с Российской Федерацией. При всём влиянии Китая на экономику Казахстана, при всём политическом влиянии Запада на Астану, ни с одним из государств, за исключением России, Казахстан не входит в экономические и военно-политические блоки. А это и Евразийский экономический союз, и Организация Договора о коллективной безопасности. Казахстан ориентирован на Россию в большей мере, чем на всех остальных. Можно надеяться на то, что возможные кризисы, которые система будет переживать в процессе транзита высшей власти, будут компенсированы благодаря членству в ЕАЭС и ОДКБ.

Риски, безусловно, сохраняются. Их надо учитывать и, по возможности, купировать в начальной стадии. Я думаю, что Россия будет помогать Казахстану в этом непростом процессе.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

21.03.2019
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Азия
  • СНГ
  • XXI век