Модель и алгоритм фундаментального анализа и прогноза международной обстановки

Версия для печати

Современный мир характеризуется существенным усилением хаотизации мировой политики.

Непредсказуемость в  этой сфере становится сегодня выше, чем в  экономике[1]

Я.  Новиков, Генеральный директор АО «Концерн ВКО „Алмаз-Антей“»

Модель МО и  последовательность действий по анализу имеют принципиальное значение потому, что как это ни покажется странным, но в  политической науке нет устоявшейся парадигмы ни модели и  сценария развития МО и  ВПО, ни модели политического процесса, ни последовательности действий при анализе и  стратегическом прогнозе политики того или иного субъекта или актора МО.

Нередко мы встречаем не только в  СМИ, но и  в научной и  политической литературе самые разные подходы к  анализу МО, в  том числе и  лишенные мало-мальски научного обоснования.

В нашей работе мы исходим из необходимости формализации и  построения логических моделей политического процесса, развития системы и  МО-ВПО в  самых разных обстоятельствах.

Для наглядности напомню еще раз ее составляющие элементы и  взаимосвязи (рис. 1.).

Описание: C:\Users\Андрей\Desktop\ф1.jpg

Рис. 1. Модель политического процесса субъекта МО как основа для фундаментального анализа его политики

Из предлагаемой модели вытекает жесткая последовательность анализа и  прогноза политики субъекта МО, которая состоит из следующих основных этапов и  выглядит следующим образом:

 I этап                   Анализ состояния и прогноз развития национальной системы ценностей и интересов (потребности) (группа факторов «А»);

II этап                   Анализ состояния и  прогноз развития представлений правящей элиты о  политических целях и  задачах (группа факторов «В»);

III этап                 Корректировка политических целей правящей элиты с  учетом возможностей и  ресурсов (группа факторов «Г»);

IV этап                 Корректировка политических целей правящей элиты с  учетом внешнего влияния  (МО, ВПО и  политики других субъектов и  акторов).

При этом важно подчеркнуть последовательность анализа и  прогноза, невозможность «перескакивания через этапы», которая ведет к  нарушению алгоритма фундаментального анализа. Так, нередко встречается анализ и  прогноз, основанный либо только на рассмотрении:

—   собственно качеств правящей элиты (группы факторов «Д»), ее пристрастий, настроений и пр.;

—   либо на анализе сформулированных политических целей и  задач, которые, как правило, формализуются во внешних документах;

—   либо на анализе и  прогнозе существующих и  будущих ресурсов;

—   либо на абсолютизации влияния внешней среды и  всей МО и  ВПО[2].

Все эти методы исследования вполне допустимы, но только после проведенного фундаментального, качественного и  количественного анализа объективных факторов:

—   системы ценностей;

—   интересов (потребностей);

—   истории, развития и  состояния.

Именно в  результате проделанного анализа на всех четырех этапах политики того или иного субъекта или актора МО может сложиться модель, которая будет уточняться и  конкретизироваться с  помощью самых различных методов. Более того, несколько адекватных моделей политики основных субъектов и  акторов, формирующих в  принципе современную МО, могут послужить основой для создания того или иного сценария развития МО и  ВПО. Таким образом, правильная (адекватная) модель политики того или иного субъекта МО и  добросовестный анализ главных факторов, участвующих в  ее формировании, позволяют, на мой взгляд, создать некий набор предполагаемых вариантов развития того или иного сценария МО и  ВПО, который может стать логической моделью развития МО и  ВПО на перспективу. Эта модель, однако, требует проверки, уточнения и  конкретизации с  помощью различных методов, которые помогут конкретизировать и  проверить соответствие модели реальным условиям развития МО-ВПО.

Описание: C:\Users\Андрей\Desktop\ф2.jpg

Рис. 2.

Особенно важна эта методика анализа политики субъекта МО, основанная на анализе ценностей и  интересов, в  связи с  тем, что в  XXI  веке уже не существует фактически одного единого центра силы, предопределяющего ход развития МО и  будущую ВПО в  своих основных чертах: требуется фундаментальный анализ интересов и  ценностей всех основных (а  лучше всего  — всех) субъектов МО: ЛЧЦ, коалиций, государств и  акторов. Ликвидация этой заданности, когда исследуется интерес «гегемона», неизбежно ведет к  умножению возможных вариантов развития МО и  ВПО и  их по сути бесконечной мультипликации в  развитии многочисленных и  непредсказуемых вариантов СО, войн, конфликтов[3]. На практике это означает, что с  высокой степенью вероятности можно как-то прогнозировать развитие того или иного возможного будущего сценария МО и  его вариантов (если будет выбрана адекватная методика и  сделаны расчеты по десяткам тысяч  параметров), но значительно труднее, практически невозможно, предположить развитие того  или иного варианта ВПО, а  тем более СО или войны. Поэтому влияние сценариев ВПО и  СО на развитие того или иного субъекта  — ЛЧЦ, нации, государства или актора МО  — можно только предполагать в  самых общих чертах в  качестве некой тенденции.

Иными словами фундаментальный анализ интересов (потребностей) и  систем ценностей субъектов и  акторов МО позволяет:

—   относительно вероятно выстроить модель политики этих субъектов, учитывающую как объективные факторы (внешнее влияние, наличие ресурсов), так и субъективные факторы (качество элиты, ее представления и  формализованные политические цели);

—   выстроить существующую и  спрогнозировать будущую модель сценария развития МО и  его наиболее вероятные варианты;

—   предположить наиболее вероятные варианты развития ВПО, вытекающие из вариантов  МО;

—   в самом общем виде дать представление о  частных аспектах развития ВПО-СО, войн и  вероятных конфликтов.

Для уточнения и  конкретизации этих аспектов политики субъектов и  акторов МО потребуются дополнительные методы исследования. Прежде всего, метод системного анализа, при котором используются одновременно несколько конкретных методик (иногда  — даже десятки методик), разработанных для анализа и  прогноза конкретных ситуаций. Так, формирование новых центров силы в  мире  — БРИКС, ШОС, ЕАЭС, ТАП или ТТП и  др.  — можно прогнозировать в  качестве долгосрочной тенденции, но оценить их влияние на конкретные субъекты МО  — уже становится гипотетической задачей, которая требует множества допущений. Например, влияние БРИКС и  отдельных стран этого клуба можно оценивать не только по будущей совокупной мощи стран-участниц этого клуба, но и  по потенциальной мощи созданного ими и  другими странами Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, где доли учредителей существенно отличаются друг от друга.

Описание: C:\Users\Андрей\Desktop\ф3.jpg

Рис. 3.

Особенно важное значение имеет фундаментальный анализ для стратегического прогноза будущего развития того или иного субъекта МО, когда важна не только оценка его будущего потенциала (о  чем все, как правило, помнят), но и  анализ его долгосрочных интересов и  систем ценностей, и  их интерпретация в  политических целях и  задачах, которая может быть формализована, например, в  подробной матрице. При этом следует изначально отметить, что «заполнение» каждого из этих элементов матрицы может быть очень разным по своей глубине. Так, интересы (и  их анализ) можно ограничить, например, только интересами ЛЧЦ, нации, государства, правящей элиты, отдельной социальной группы и  др., выделив отдельно:

—   цивилизационные;

—   национальные;

—   государственные и  т.д., но можно также их расширить, добавив:

—   интересы локальной цивилизации;

—   коалиционные;

—   классовые;

—   групповые, личные и  т.д., что, естественно сделает анализ интересов, влияющих на формирование ВПО и  СО более полным и  точным.

Анализ интересов (потребностей) и  ценностей можно еще больше уточнить, если конкретизировать их по времени («до настоящего времени», «современные», «краткосрочные», «среднесрочные», «долгосрочные» и  т.д.), или по какой-то области: политические, экономические, военно-стратегические и  т.д.[4]

Фундаментальный анализ интересов субъекта (актора) МО и  ВПО

Описание: C:\Users\Андрей\Desktop\ф4.jpg

Очевидно, что чем подробнее происходит разделение и анализ в матрице различных интересов, тем более точным видится доминирующий интерес. К  сожалению, в  России часто такой анализ упрощается до двух-трех «интересов» («республиканцев-демократов»  — в  США, например), что фактически дискредитирует весь анализ и  прогноз, а  иногда и  просто игнорируется.

В конечном счете, конкретизация и  детализация этого метода будет зависеть не столько от теоретических трудностей, сколько от признания его значения и  имеющихся ресурсов  — прежде всего, времени, информации, качества и  количества людей и  др. факторов.

>>Полностью ознакомиться с аналитическим докладом А.И. Подберёзкина "Стратегия национальной безопасности России в XXI веке"<<


[1] Новиков  Я. В. Вступительное слово // Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А. И.  Подберезкина, М. В.  Александрова.  — М.: МГИМО-Университет, 2016.  — С. 9.

[2] См. подробнее: Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол.  монография / под ред. А. И.  Подберезкина, М. В.  Александрова.  — М.: МГИМО-Университет, 2016.  — 743  с.

[3] Долгосрочные сценарии развития стратегической обстановки, войн и  военных конфликтов в  XXI  веке: аналитич. доклад / А. И.  Подберезкин, М. А.  Мунтян, М. В.  Харкевич.  — М.: МГИМО, 2014.  — С. 37-39.

[4] Стратегическое прогнозирование и  планирование внешней и  оборонной политики: монография: в  2  т. / под ред. А. И.  Подберезкина.  — М.: МГИМО-Университет, 2015.  — С. 66-76.

 

18.07.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век