Мгновенный глобальный удар: цели и противодействие

Версия для печати

На протяжении десятилетий Соединенные Штаты Америки и тайно, и открыто осуществляют разработку программы Мгновенного глобального удара (Prompt Global Strike, PGS). Речь идёт о создании системы, способной нанести массированный разоружающий удар обычным неядерным вооружением по любой точке земного шара в течение 60 минут с момента принятия решения. По мнению ряда экспертов, целью инициативы является отказ от концепции применения ядерного оружия в качестве превентивного разоружающего удара, который в современных условиях существенно ограничен действующими договорённостями, а также является небезопасным и для самих США, военная инфраструктура которых расположена во многих регионах мира.

Министерство обороны Российской Федерации недавно вновь заявило о том, что США активно разрабатывают перспективные ударные комплексы Мгновенного глобального удара для совместного использования наступательных и оборонительных вооружений в купе с развитой системой противоракетной обороны.

«При нанесении «разоружающего» удара по объектам российских и китайских стратегических ядерных сил значительно возрастает эффективность американской системы ПРО», - отмечают в российском оборонном ведомстве, подчеркивая, что создание средств Мгновенного глобального удара потенциально способно нарушить сложившийся мировой баланс сил, а также обеспечить глобальное стратегическое доминирование США.

О том какова цель создания и развития программы Мгновенного Глобального Удара, какие угрозы эта инициатива создаёт для системы международной безопасности, и что могут в современных условиях противопоставить программе Мгновенного глобального удара Россия и Китай, мы попросили рассказать российского военного и общественного деятеля, профессора кафедры международной журналистики МГИМО, Президента Академии геополитических проблем генерал-полковника Леонида Ивашова.

ЦВПИ: Какова цель создания и развития программы Мгновенного Глобального Удара?

Леонид Ивашов: Концепция Быстрого глобального удара или Мгновенного глобального удара была принята в виде директивы Джорджем Бушем-младшим 18 января 2003 года. Эта директива была призвана заменить концепцию первого разоружающего ядерного удара. В 2000 году в Соединенных Штатах Америки проводился так называемый «ядерный обзор», по результатам которого американские военные стратеги и аналитики пришли к выводу, что в современных условиях уже невозможно делать ставку на обезоруживающий превентивный ядерный удар, потому что сохраняется угроза ответного удара возмездия. Было принято решение, имеющее три составляющих. Первое - выйти из договоров по ПРО и развивать глобальную сеть противоракетной обороны, направленную против российских и китайских стратегических сил. Второе - сделать ставку на нанесение массированного удара высокоточными крылатыми ракетами. Третье - для облегчения решения и первой и второй задачи запустить переговорный процесс о сокращении средств стратегического ядерного сдерживания и прежде всего межконтинентальных баллистических ракет. Уже в 2001 году власти США предлагали России начать соответствующие переговоры. 24 мая 2002 году был подписан Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов, заменивший нератифицированный СНВ-II, где стороны соглашались приступить к сокращению ядерных боезапасов. И это соглашение и последовавший договор СНВ-III, вступивший в силу в 2010 году, были направлены на решение одной задачи - облегчить процесс создания глобальной системы противоракетной обороны США и обеспечить эффективность системы Быстрого глобального удара.

Сегодня концепция Мгновенного глобального удара является главной в американской военной стратегии в отношении России.

- Каковы сейчас реальные возможности и перспективы системы Мгновенного Глобального Удара (PGS)?

- Эта программа предполагает создание свыше 30000 высокоточных крылатых ракет большой дальности. Значительная часть этих ракет рассчитана на невозможность их перехвата обороняющейся стороной: скорость полёта до 5 Маха, дальность - до 6000 километров, совершение полёта с огибанием местности и т.д. Американцы активно развивают это направление и дополняют программу Мгновенного глобального удара кибер-вооружением, направленным на подавление противника путём нарушения или вывода из строя системы управления вооружёнными силами, бортовых систем самолётов, кораблей, подводных лодок, ракетного вооружения, вывода и строя финансовой, транспортной и других систем жизненно важных для функционирования государства. Цель – нарушение функций управления государством и вооружёнными силами перед нанесением Мгновенного глобального удара.

- Какие угрозы эта инициатива создаёт для системы международной безопасности?

- США сегодня пребывают в некоторой растерянности, так как заявляемое ими мировое лидерство является всё же попыткой установления мирового господства. На этом фоне Россия начинает восстанавливать свою оборонную мощь, испытывая, разрабатывая и применяя те средства, которые способны преодолевать систему противоракетной обороны США. В ответ на это идёт активизация развития программы Мгновенного глобального удара, создано Кибернетическое командование (United States Cyber Command, USCYBERCOM), раскручивается программа создания новейших беспилотных средств разведки и нападения. США не отказались от идеи нанесения сокрушительного военного поражения России, как и от идеи глобального господства.

Угроза реальна, и нужно оценивать американскую политику, а также состояние экономики и финансовой сферы США с позиции безысходности. А в этой ситуации они могут пойти на любой шаг отчаяния, призванный сохранить их господствующее положение в мире.

- Что могут сегодня противопоставить программе Мгновенного глобального удара Россия и Китай, как единственные державы, обладающие военным потенциалом, способным в региональном или глобальном масштабе представлять угрозу безраздельной гегемонии США?

- Здесь необходим широкий спектр мер. Во-первых, это политико-дипломатические шаги, нацеленные на удержание США от военной авантюры. К этому необходимо привлекать Европейской Союз и Великобританию. Жизненно важно дать понять европейским элитам, что в случае военного конфликта США предпочтут, чтобы война шла на европейском театре военных действий. Во-вторых, необходимы договорённости с властями Китайской Народной Республики. Китай уже сегодня готов создавать совместную с Россией систему противоракетной обороны. Да, возможно это будут две отдельные национальные системы, но с большим элементом взаимодействия. Мощным фактором сдерживания опасных военных устремлений США, должен стать и договор с Китаем на случай применения Мгновенного глобального удара, предполагающий совместное военное и политическое реагирование.

Нам необходимо делать всё то, что мы уже делаем в сфере военного строительства и продавливания своих интересов в мировом масштабе, но более эффективно. Необходимо развивать высокоточное вооружение и стратегические силы, способные преодолевать противоракетную оборону США. Развивать, возможно вместе с Китаем, военные кибер-системы. Держать постоянную корабельную группировку в зоне досягаемости территории США.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

26.10.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • Россия
  • США
  • XXI век