Контроль над вооружениями: диаметральные подходы России и США

Версия для печати
1 ноября 2019 года в офисе дискуссионного клуба «Валдай» в Москве состоялся публичный обмен мнениями по проблематике контроля над вооружениями (КНВ), в рамках которого выступили два российских и один американский эксперт. 
 
В.П. Козин – член-корреспондент РАВН и РАЕН, ведущий эксперт МГИМО
 
Заместитель директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями (ДНКВ) МИД России Владимир Леонтьев обрисовал состояние названного процесса как находящегося в глубоком тупике. Он назвал ряд соглашений, ранее заключенных в этой сфере между Россией и США, которые в одностороннем порядке были денонсированы Вашингтоном, а также обратил внимание на то, что проведенные эпизодические встречи делегаций двух стран по проблематике стратегической стабильности, не дали никаких практических результатов. По его словам, в результате этого происходит «тревожная деградация в сфере международной безопасности».
Российский дипломат сделал акцент на том, за оставшееся время до истечения срока действия нынешнего Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ-3), подписанного в Праге в 2010 году, не удастся обеспечить ему полноценную замену по нескольким причинам. 
 
Во-первых, потому, что до сих пор существует «сложная и непонятная ситуация» с перспективами продления Договора о СНВ-3 со стороны Соединенных Штатов, которые до сих пор не высказали своей окончательной официальной позиции по данному вопросу. 
 
Во-вторых, из-за того, что за оставшееся время до истечения срока действия Договора СНВ-3, а именно до 5 февраля 2021 года, обе стороны не смогут выработать какое-то новое и полноценное соглашение о сокращении СНВ, поскольку только для технического оформления продления Договора СНВ-3, например, российской стороне потребуется не менее полугода только для того, чтобы изменить соответствующий федеральный закон. Москва уже предупредила американскую сторону об этом, но до сих пор никакой реакции со стороны Вашингтона на это разъяснение не последовало, отметил российский дипломат. 
 
В-третьих, как указал он, по той причине, что американская сторона пытается привлечь к «актуализированному» Договору о сокращении СНВ Китайскую Народную Республику, которая уже неоднократно давала свой резко отрицательный ответ на это предложение, равно как и на призыв Вашингтона присоединиться к ДРСМД в качестве его полноправного участника.
 
Заместитель директора Департамента МИД России затронул вопрос и о возможности распространения положений Договора СНВ-3 на новые российские перспективные гиперзвуковые системы вооружений, на чем уже неоднократно настаивали официальные представители нынешней американской администрации, в том числе на уровне руководства Пентагона и Государственного департамента.
 
По заявлению представителя ДНКВ, несмотря на то, что российские гиперзвуковые комплексы «Кинжал» и «Буревестник», а также подводный беспилотный аппарат «Посейдон» не попадают под действие Договора СНВ-3, Россия, тем не менее, готова обсуждать эти вооружения с американскими контрагентами в рамках двустороннего диалога по стратегической стабильности. Что же касается разрабатываемых российским ОПК новых межконтинентальных систем в виде МБР «Сармат» и гиперзвукового блока «Авангард», то они, по словам Владимира Леонтьева, попадают под действие названного договора и могут быть включены в повестку дня будущих двусторонних переговоров с США на официальном уровне.
 
А целесообразно ли заранее заявлять о том, какие новые системы российских вооружений подпадают, а какие не подпадают под положения Договора СНВ-3 в условиях полного молчания Вашингтона по поводу его продления?  А также без учета планов США по созданию новой стратегической ядерной триады, сохранению и модернизации в Европе их тактического ядерного оружия, развертыванию ударно-боевых систем американской ПРО наземного и морского базирования в глобальном масштабе близ российских рубежей? Разве не следует учитывать и ряд других существенных факторов, определяющих стратегическую стабильность, например, долгосрочную военную космическую программу США? Целесообразно ли не доводить до них тот факт, что гиперзвуковой блок «Авангард» никак не отражен в Договоре СНВ-3 и если в нем нет ограничений на скорость движения боевых блоков МБР и БРПЛ? Это далеко не праздные вопросы.
 
Из выступления представителя российского внешнеполитического ведомства следовало, что Москва не будет «закрывать двери» для продолжения конструктивного диалога по КНВ с американской стороной в целом, который должен вестись с ней на основе равенства и равной безопасности, без стремления к военному превосходству и исключительно с целью укрепления стратегической стабильности в мире.
 
Выступивший затем директор Центра военно-политического анализа  Института Хадсона (США)  Ричард Вайц отнес себя к сторонникам продления Договора СНВ-3, но одновременно пытался предъявить претензии к российской стороне по поводу неких «нарушений» Москвой ряда договоров в области КНВ, упомянув о ДРСМД и ДОВСЕ, а также внушить мысль, что Россия и КНР напрасно проявляют преувеличенное беспокойство по поводу развития системы ПРО США. 
 
Американский исследователь назвал три проблемы, которые создают препятствия на пути большего взаимопонимания между великими державами: возрождение соперничества между ними в военной области, появление в мире новых военных технологий, а также их распространение за пределы территорий государств-создателей. Он предложил Москве и Вашингтону пойти по пути создания более благоприятной атмосферы для дальнейшего ограничения ракетно-ядерных вооружений с обязательным привлечением к этому процессу КНР, которая, мол, вышла на первое место среди противников Соединенных Штатов. 
 
Проявляя беспокойство по поводу потенциального наращивания дальнейшей военной мощи Китая в случае полного развала процесса КНВ между Вашингтоном и Москвой, Ричард Вайц всячески отстаивал идею придания ему многостороннего характера. 
 
В то же время из его ремарок следовало, что нынешняя американская администрация на данном этапе не может предложить что-то новое в сфере КНВ ни российской стороне, ни мировому сообществу в целом. Он также затруднился ответить: каким образом можно было бы сделать такое движение многосторонним. Вполне очевидно, что неопределенные высказывания Ричарда Вайца на эту тему являются отражением слабой разработки подходов нынешней администрации США к КНВ или прикрытием ее иных, диаметрально противоположных планов. 
 
С сообщением о развитии китайского ядерного арсенала выступил эксперт из Высшей школы экономики Василий Кашин.
 
 
Постоянная ссылка: http://eurasian-defence.ru/node/45366
03.11.2019
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Россия