Катар под прицелом

Версия для печати

Резкое ухудшение внешнеполитической обстановки вокруг Государства Катар могло быть обусловлено целым рядом взаимосвязанных предпосылок, поставивших в итоге страну перед прицел ведущих центров силы арабского мира.

Такого мнения, в частности, придерживается старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Андрей Грозин.

Напомним, накануне власти нескольких арабских стран неожиданно объявили о разрыве дипломатических отношений с Государством Катар, назвав главной причиной такого решения поддержку катарским руководством экстремистов и террористических группировок, действующих на Ближнем Востоке, а также попытку дестабилизации ситуации в странах региона.

Такое резкое и во многом неожиданное общее давление ведущих арабских центров силы на Катар, считает Андрей Грозин, имеет определённую предысторию.

«Государство Катар очень долго пыталось играть в мировую политику, в том числе в ущерб интересам таких центров силы как Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и др. Стремление стать в один строй с ними, имея хорошие финансовые возможности, но изначально очень слабый стартовый политический капитал, в конечном счете вылилось в жесткие решения о разрыве дипотношений», - отметил эксперт.

Отправной точкой для активизации давления, подчеркнул Грозин, стал визит президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию.

«Доха очень долго пыталась играть в свою игру, которая приходила в противоречие с политикой Эр-Рияда, и теперь Саудиты пытаются «перевести стрелки», передавая роль спонсора международного терроризма Катару. Все мировые центры силы, заинтересованные в решении и сирийского, и иракского кризиса все чаще склоняются к мнению о том, что квази-государство исламистов нужно упразднять. И взятие Ракки, и удары по «Исламскому государству» в Сирии ведут к тому, что через полгода-год эта сила прекратит своё существование. Естественно появляется потребность найти некоего крайнего, обвинив его в спонсировании этого самого «Исламского государства». США, приложившие прямую руку к поддержке исламистов, не подпадают под эту роль. Думаю, что во время визита Трампа в Саудовскую Аравию было принято решение объявить крайним именно Катар, который теперь будет отвечать за все реальные и приписываемые партнерства с исламистами. Именно отсюда проистекает такая жесткая и консолидированная реакция всех государств, начиная от развалившейся Ливии и заканчивая Египтом», - считает Андрей Грозин.

Кроме того, добавил эксперт, Катар пытался играть самостоятельную игру с Ираном, чего Эр-Рияд простить не мог.

«Саудиты с учетом гигантского букета сложных отношений с Исламской Республикой Иран являются главной заинтересованной стороной в изоляции и давлении на Катар. Это еще один удар по расширяющимся шиитским позициям. Даже формально никто не пытается скрыть того, что Катару инкриминируется не только поддержка «Исламского государства», но и шиитской оппозиции в монархиях Персидского залива, что формально и неформально является основной причиной недовольств политикой Катара», - отметил Андрей Грозин.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

10.06.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век