Канун и начало Второй мировой войны в оценках геополитики: Нападение Германии на СССР

Версия для печати

Статья из пятнадцатитомника "Великая Победа"

28 февраля 1941 г. германские нацисты вступили в Болгарию. Спустя три недели они вынудили Югославию переориентироваться на Берлин, а когда прогерманское правительство в Белграде было свергнуто, Берлин предъявил ультиматум и Югославии, и Греции. После недели боев сдался Белград, еще через 6 дней капитулировали Афины. В мае германскими парашютистами были разгромлены английские войска, отступившие из Греции на Крит. К концу мая Каир и Суэцкий канал, нефтяные промыслы в Северном Ираке, Персия и Персидский залив, самый большой в мире нефтеперегонный завод в Абадане, морские и сухопутные пути к Индии — все они неожиданно оказались в зоне непосредственного воздействия германских войск.

Этот значительный успех был достигнут Гитлером недорогой ценой и с использованием лишь небольшой части его сил. Адмирал Редер и морское командование просили у фюрера разрешения начать большое наступление на Ближнем Востоке. Они считали, что четверти из 150 германских дивизий могло быть достаточно для того, чтобы пробиться через Суэцкий канал и быстро продвинуться к Индийскому океану, а там — подать руку японцам, которые через Юго-Восточную Азию выйдут к Бенгальскому заливу в Индии. По мнению Редера, такой ход нанес бы Британии «более смертоносный удар, чем захват

Лондона». Но Гитлер без колебания отбросил перспективы повторения пути, пройденного Александром Македонским. Его в это время привлекали лавры победителя России, которой он готовился нанести сокрушительный удар, назначив дату германского вторжения — 22 июня 1941 года.

Непосредственная подготовка Германии к войне против СССР завершилась в июне 1941 г. К этому временив в ее вооруженных силах насчитывалось 7,3 млн. человек, 71,5 тысяч артиллерийских орудий и минометов, 5,6 тысяч танков и 5,6 тысяч боевых самолетов[1].

Первостепенное внимание германское руководство уделяло сухопутным войскам. Если в мае 1940 г. перед наступлением на Францию в составе вермахта было 156 дивизий, в том числе 10 танковых и 6 моторизованных, то к лету 1941 г. — уже 214 дивизий, в том числе 21 танковая и 14 мотострелковых. Для «войны на Востоке» было предназначено более 70 % соединений — 156 дивизий, в том числе 17 танковых и 14 моторизованных, а также 3 бригады. Для авиационного обеспечения военных действий из 5 имевшихся у Германии воздушных флотов выделялись 3 флота полностью и один частично. Всего в подготовленных для нападения германских военных силах насчитывался 4,1 млн. человек, 40,5 тысяч артиллерийских орудий и минометов, около 4,2 тысяч танков и штурмовых самоходных орудий, более 3,6 тысяч боевых самолетов и 159 военных кораблей[2].

По решению Гитлера к антисоветской агрессии были привлечены войска Финляндии, Румынии и Венгрии. С их учетом для вторжения в СССР было выделено около 5 млн. человек, 182 дивизии и 20 бригад, 47,2 тысяч орудий и минометов, около 4,4 тысяч танков и штурмовых орудий, более 4,3 тысяч боевых самолетов и 246 военных кораблей. Правители Италии, Словакии и Хорватии, как только узнали

о нашествии на СССР, по собственной инициативе срочно направили на германо-советский фронт: итальянский экспедиционный корпус в  составе

3 дивизий (62 тысячи человек), словацкий корпус с 2 дивизиями (28 тысяч человек), хорватский усиленный полк (более 3 тысяч человек). Эти соединения поддерживали 83 итальянских, 51 словацкий и до 60 хорватских самолетов.

Располагая невиданной в истории войн мощнейшей армией вторжения, немецкое военное руководство не сомневалось в успехе предстоящего похода. Главнокомандующий сухопутными войсками вермахта фельдмаршал В. Браухич 30 апреля 1941 года заверял

Гитлера, что Красная Армия будет разбита в ходе ожесточенных пограничных сражений в течение первых четырех недель, после чего нужно будет считаться лишь с «незначительным сопротивлением».

Черчилль, приходивший в отчаяние из-за возможности успешного германского похода на Ближний Восток, уже вечером 22 июня 1941 года связал Великобританию обязательствами рабочего сотрудничества с атакованной Россией. Он пытался

соединить в одном антигитлеровском альянсе индустриальную мощь Англии и США с неисчерпаемой русской живой силой для тотального разгрома германской военной машины. Ради этого он готов был умерить свои имперские амбиции и на время войны забыть идеологическую несовместимость с долгожданным соратником в борьбе с нацистской Германией.

Автор: М.А. Мунтян, доктор исторических наук, профессор, шеф-редактор журнала «Вестник МГИМО — Университета»


[1] Великая Отечественная война. 1941–1945. Военно-исторический очерк. М., 1998. Кн. 1. С. 80.

[2] Там же, с. 113

 

05.08.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Европа
  • Вторая мировая война