Канун и начало Второй мировой войны в оценках геополитики: Германская геополитика конца 30-х годов ХХ века

Версия для печати

Статья из пятнадцатитомника "Великая Победа"

Планы обретения власти над миром гитлеровской Германии общеизвестны, они были чудовищными не только сами по себе, но и тем, что возбуждали вкус к территориальной экспансии у многих других государств, включив их в вооруженное геополитическое соперничество и в годы войны, и после нее.

«31 марта 1941 г. Гитлер пытался объяснить свои планы собранию из 250 высших германских офицеров трех родов войск. Он говорил, что война против Франции — „конвенциональная“ война, как и вся война против Запада. Ее характер — военный, когда действуют законы военного времени. Но на Востоке все будет по-другому. Против России Германия будет вести тотальную войну. Целью кампании должны быть истребление, экспансия и заселение на колониальной основе… Военная цель „плана Барбаросса“ казалась в этой связи несущественной. Действительной целью было истребление большевизма и его еврейской зоны влияния, порабощение славянских масс в четырех „рейхскомиссариатах“ и создание автаркической экономической системы, способной выдержать любую блокаду, которую могли бы навязать англо-саксонские силы. Конечной целью Гитлера было создание 250-мил-лионного германского народа. Он говорил, что предполагает поселить 100 миллионов немцев на огромных равнинах западнее Урала. В 1941 г. он предполагал, что в течение 10 лет сумеет переселить на восток первые 20 миллионов. Некоторые вопросы такого переселения народов были педантично определены до мельчайших подробностей:

— будет разрешено многоженство и свободный выбор жен для военнослужащих с орденами;

— Крым после того, как очистится от славян и евреев, станет огромным германским курортом под своим старым греческим именем Таврия, заселенным с помощью массового перемещения немецких крестьян из Южного Тироля:

— на обширных просторах Украины и южной части Европейской России была запланирована новая фольк-цивилизация.

Воображение Гитлера разыгрывалось и в дни опьяняющих успехов 1941 г. охватило всю Европу. Бельгия, Нидерланды, Люксембург, вся Франция к северу от Сомы должны были быть включены в одну Великую Германию, а имена городов стать другими: Нанси — Нанцигом, Безансон — Бизанцем. Трондхайм превратится в большой германский город и морскую базу с 250-тысячным населением. Альпы станут границей между „Германской империей Севера“ с новой „Germania“ в качестве столицы, и „Римской империей Юга“, тоже германской нации. Папа будет повешен со всеми своими регалиями на площади св. Петра в Риме. Страсбургский кафедральный собор будет превращен в гигантский памятник Неизвестному солдату. Гитлер собирался запретить курение, ввести обязательное вегетарианство, „воскресить“ кимврийское вязальное искусство, назначить „специального комиссара по уходу за собаками“ и „помощника-секретаря по защите от комаров и насекомых“… Сняв ответственность с членов специальных „эйнзацгруппен“ за их действия, фюрер указал им в качестве объектов „немедленного уничтожения“ коммунистических руководителей вместе с евреями, цыганами и „неполноценными азиатами“. Практически эйнзацгруппен собирали всех образованных мужчин и общественных лидеров на оккупированных немцами территориях и расстреливали их всех подряд»[1].

Позднее, в сентябре 1941 года, когда советско-германский фронт был уже на подступах к Ленинграду, Гитлер недвусмысленно заявил: «Граница между Европой и Азией проходит не по Уралу, а на том месте, где кончаются поселения настоящих германцев… Наша задача состоит в том, чтобы передвинуть эту границу возможно дальше на Восток, если нужно — за Урал… Ядовитое гнездо Петербург, из которого так долго азиатский яд источался в Балтийское море, должно исчезнуть с лица земли… Азиаты и большевики будут изгнаны из Европы, эпизод 250-летней азиатчины — закончен… Восток будет для Западной Европы рынком сбыта и источником сырья»[2].

Гитлеровская экспансия в Европе фактически поощрялась политикой умиротворения, которую Франция проводила нехотя, Великобритания же осуществляла довольно рьяно. Министр иностранных дел в кабинете Леона Блюма Ивон Дельбос заявлял в 1936 г., что «надо уступать Германии, подкармливая в мирное время, чтобы избежать войны». Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен подобное умиротворение сформулировал следующим образом: «Представляется желательным попытаться достигнуть какого-либо соглашения с Германией по Центральной Европе, каковы бы ни были цели Германии, даже если она захочет включить в свой состав кого-то из соседей. Можно будет на деле надеяться на отсрочку осуществления германских планов и даже на сдерживание рейха на такое время, в течение которого планы эти станут в долгосрочной перспективе непрактичными».

Автор: М.А. Мунтян, доктор исторических наук, профессор, шеф-редактор журнала «Вестник МГИМО — Университета»

 


[1] Джонсон П. Современность. Т. I. М., 1995. С. 437–438.

[2] Цит. по: Проектор Д. М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М., 1985. С. 303, 304.

 

05.07.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Европа
  • Вторая мировая война