Информационно-коммуникационные технологии как форма политического насилия и фактор дестабилизации современного геополитического процесса

Версия для печати

Доклад на Международная конференции "Долгосрочное прогнозирование международных отношений в интересах национальной безопасности России". Секция "Новые формы использования силы в международных отношениях и безопасность России".

Информационная эпоха расширила механизмы применения политического насилия, добавив к физическим методам убеждение, манипуляцию сознанием и другие информационные способы воздействия на сознание общества. Так, ухудшение военно-политической обстановки последних лет в регионе Северной Африки и на Ближнем Востоке, ряде постсоветских государств, есть прямой результат применения информационных операций, технологий демонтажа политических режимов вкупе с грубой военной силой, известных под общим названием как "гибридные войны". Ветеран американской журналистики Дж. Пилджер высказал это следующим образом: "Время, в котором мы живем, настолько опасно и настолько искажено в общественном восприятии, что пропаганда более не «невидимое правительство». Это и есть правительство. Она правит непосредственно, не боясь противоречий, и её главная цель – завоевать нас: наше чувство мира, нашу способность отделять правду от лжи. Информационный век – на самом деле век СМИ. У нас войны СМИ, цензура СМИ, демонология СМИ, наказание СМИ, развлечение СМИ – сюрреалистичный сборочный конвейер послушных клише и фальшивых оценок".

Опыт развития политических кризисов и военных конфликтов последних лет показывает, что Россия готова и способна быть активным участником складывающейся сегодня новой системы международных отношений. Но с этим перед страной встают новые задачи информационного обеспечения ее государственной политики.  Приведу ряд фактов. Так, 8 июля с. г. в преддверии саммита в Варшаве, Организация Североатлантического договора и Евросоюз подписали декларацию о сотрудничестве, в которой обязались вместе противостоять "гибридным угрозам" с востока и юга. Согласно документу, организации обязуются скоординированно поддерживать военную промышленность и проводить совместные учения, в том числе, по противостоянию "гибридным угрозам"[1]. Генеральный секретарь Альянса подчеркнул, помимо прочего, что ЕС и НАТО занимают единую позицию в отношении РФ ("НАТО даст военный ответ на то, что альянс расценивает как потенциальную российскую угрозу"[2]).

Вышесказанное представляется логичным рассматривать в том контексте, что к настоящему времени в ряде европейских стран уже действуют правительственные комиссии по борьбе с "информационной угрозой" со стороны России. Так, например, еще в марте 2015 г. решением Европейского Совета в структуре Европейской службы внешних связей (ЕСВС) была создана экспертная группа по противодействию "российской дезинформационной кампании и пропаганде в Европе". Данная оперативная рабочая группа East StratCom (англ. East StratCom Task Force), состоящая  из 9 экспертов – четырех штатных сотрудников ЕСВС и пяти экспертов-русистов из Чехии, Великобритании, Дании, Латвии и Эстонии с октября 2015 г. и с февраля 2016 г. выпускает "Обзор дезинформации" (Disinformation Review), и "Дайджест дезинформации" (Disinformation Digest) соответственно[3]. В Европе функционируют также European Values Think-Tank (Экспертный центр Европейские ценности), Political Capital Institute (Political Capital Policy Research & Consulting Institute), занимающийся изучением пропутинских настроений и др. 

19 апреля 2016 г. в Комитете Европейского парламента по международным делам прошло первое слушание, на котором был представлен проект документа по стратегической коммуникации ЕС, направленного на повышение эффективности борьбы с пропагандой третьих государств (подразумевались Россия и ИГИЛ)[4]. Согласно итоговому документу, в свете усиливающейся враждебной пропаганды с Востока и Юга, которая негативно влияет на процесс принятия политических решений в Европейском союзе, оперативная рабочая группа East StratCom должна быть трансформирована в полноценный орган при Европейской службе внешних связей с соответствующим персоналом и бюджетным ресурсом.

Включен в процесс и Североатлантический альянс. Так, под эгидой данного блока функционируют Центр кибервойны НАТО (CCDCOE) в Таллине, Центр информационной войны НАТО (STRATCOMCOE) в Риге и т. п. По предварительным данным известно, что в Финляндии планируется создание "центра по борьбе с гибридными угрозами" и пронатовские силы  ищут необходимые ресурсы для того, чтобы указанный проект стал реальностью.

Российский институт стратегических исследований в рамках одного из направлений своей деятельности анализирует риски и угрозы безопасности нашей страны в информационной сфере. К настоящему времени выпущено два масштабных доклада (за 2014 г. и 2015 г.), посвященных характеру информационной политики различных государств мира по отношению к внешней и внутренней политике Российской Федерации, а также действиям ее политического руководства.

 Такие исследования стали возможными благодаря привлечению данных медиастатистики, полученных и изученных с применением прикладной дисциплины – политической медиаметрии, что позволяет осуществить анализ информационных процессов, помимо общенаучных методов и методов общественно-политических наук, с опорой на комплекс статистических данных. В данном случае при проведении исследования за единицу счета и анализа принимается относительно значимая публикация в СМИ, представляющая реципиенту оценочное знание о Российской Федерации или действиях ее политического руководства. Выделение такой публикации из общего информационного потока, определение ее тональности, а также ее последующая аналитическая обработка проводимые перманентно на протяжении длительного периода времени высококвалифицированными лингвистами и экспертами-страноведами без применения машинных методов обработки информации обеспечивает высокое качество разметки первичных источников, а также надежность представляемых результатов. Основополагающие процедуры исследования, описание конкретных приемов и подходов, пояснения по методике расчетов детально описаны в современной научной литературе[5].

Если лапидарно описать общую информационную вокруг РФ за 2015 г.[6], то видно, что агрессивную в отношении нашей страны информационную политику вели государства англосаксонского мира, к которым примыкают Япония, Грузия, Армения, Украина, Беларусь, а также большая часть стран-членов ЕС.

По сравнению с 2014 годом, позитив проявили СМИ Франции, Чехии, Молдовы, Италии, Бельгии. Рост негативных по отношению к РФ настроений произошел в странах Скандинавии; Катаре; Беларуси и Армении. ЮАР, напротив, перешла в лагерь "нейтрально настроенных" стран. Государствами, в которых доминировали позитивные тенденции в 2015 г., являются Сирия и Куба. Более детальную информацию можно посмотреть в полном отчете об исследовании[7].

Представлять информацию за 2016 г. еще рано – мы не знаем, как распорядятся цифры и какие страны выйдут в "лидеры" антироссийской и пророссийской информационной политики. Пока лишь отмечу, что  основными темами в иностранных СМИ для давления на Россию за рассматриваемый период были:

1. Сближение России и Турции.

2. Освещение темы участия российской сборной в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. (The Wall Street Journal писал 25.07: "Владимир Путин наверняка запугал МОК".)

3. Влияние России на ход предвыборной гонки в США против Х. Клинтон, в пользу Д. Трампа.

4. Действия России в Сирии.

5. Угроза безопасности НАТО со стороны России.

6. Обвинения в адрес России в ведении "пропагандистской войны" на территории иностранных государств.

Нельзя не отметить новые тренды, которые еще только раскручиваются в иностранной прессе:

1. Обвинение в адрес России в причастности к кибератаке на украинскую энергосистему в декабре 2015 г.

2. Назначение на ключевые позиции в регионах представителей российских силовых ведомств.

Приведенные данные свидетельствуют, что в настоящее время информационно-коммуникационные технологии становятся уже обыденным средством политического насилия, и, соответственно,  приобретают  принципиально иное значение с точки зрения их влияния на состояние государственной безопасности.  Причем в адрес нашей страны они стали применятся все более активно после воссоединения Крыма и  Севастополя с Россией, когда ряд ведущих западных стран кардинально усилили не только экономическое, но и информационное давление на Москву.

С учетом сказанного выше понятно, что перманентный и тщательный мониторинг состояния медийного пространства не только актуален сегодня, но и будет важным аспектом деятельности по обеспечению безопасности РФ на перспективу. Такой анализ  –важное подспорье в определении мер противодействия существующим и нарождающимся угрозам. С целью парирования вызовов и угроз, связанных с использованием странами Запада информационно-коммуникационных технологий для решения собственных внешнеполитических задач для России крайне важно принимать адекватные, безотлагательные меры по обеспечению своей информационной безопасности и необходимый этап здесь - это подготовка соответствующих высококвалифицированных кадров, чем с успехом занимается МГИМО.

Автор: А. В. Виловатых, кандидат политических наук, научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности Центра евроатлантических и оборонных исследований Российского института стратегических исследований

 


[1] См.: Joint statement of the NATO-Ukraine Commission at the level of Heads of State and Government. 09.07.2016 // NATO. [Электронный ресурс]. URL:http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_133173.htm. Дата доступа: 24.08.2016

[2]См.:  НАТО и Россия: баланс между обороной и диалогом. 19.07.2016 // NATO. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nato.int/cps/ru/natohq/opinions_134210.htm. Дата доступа: 26. 08.2016

[3] См. напр.: Обзор дезинформации. Неделя 14. 11.02.2016 // EEAS. [Электронный ресурс].URL:.http://eeas.europa.eu/top_stories/2016/110216_ru.htm. Дата доступа – 16.08.2016.

[4] См.: EU strategic communication to counteract propaganda against it by third parties. 19.04.2016 // European Parliament.[Электронный ресурс]. URL: http://www.europarl.europa.eu/committees/en/afet/events.html?id=20160415CHE00011.Дата доступа – 16.08.2016.

[5]  См.: Николайчук И.А. Политическая медиаметрия. Зарубежные СМИ и безопасность России: Монография / И. А. Николайчук; Рос.ин-т стратег. исслед. ‑ М.: РИСИ, 2015. – 230 с.

[6] Прим.авт.: Мониторинг информационной политики осуществлялся для 60 стран. Информационно-психологические операции, которые осуществляются с помощью зарубежных государственных центров внешней пропаганды, но ведутся на русском языке, нами не учитывались. К организации процесса мониторинга не осуществлялась обработка сообщений новостных агентств (в связи с их заведомой нейтральностью). Кроме того, не анализировались сообщения в блогах и социальных сетях, поскольку эти феномены коммуникации обладают относительно самостоятельным механизмом формирования общественного мнения, существенно отличающимся от традиционных СМИ.

[7] См.: Антироссийский вектор: зарубежные СМИ в 2015 г. // РИСИ. [Электронный ресурс]. URL: http://riss.ru/bookstore/monographs/antirossijskij-vektor-zarubezhnye-smi-v-2015-g/. Дата доступа: 26.08.2016

 

09.10.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век