Хорватский пример заразителен?

Версия для печати

«Наилучший способ использовать преимущества

войны заключается в том, чтобы всегда иметь войну,

особенно если окажется возможным сделать это с

минимальным участием в военных действиях»

А. Вульф

Мир так устроен, что каждый раз видишь: как кто–то хочет перенять чей-то опыт. Вот и украинским властям почему-то пришелся по душе Хорватский опыт в ходе проведенной операции «Буря» на территории Республика Сербская Краина. Мне, неоднократно побывавшему в Югославии, прекрасно известно, что было, и чем все закончилось. Поэтому хочется тоже поделиться тем, что лично видел. А видел я потоки беженцев и их размещение на территории Сербии. Могу лишь поблагодарить Директора Института Сербии Славенко Терзича (ныне посол в РФ), который смог все нам показать. Мы же прониклись к судьбе несчастных людей, которых изгоняли с земли, где они прожили не одну сотню лет, во имя создания мононационального государства Хорватии, как будто вновь вернулся 1941 год! По большому счету это был этно-конфессиональный конфликт: у хорватов-католиков была жгучая ненависть к сербам-православным. Для сравнения: галичане-грекокатолики («политбюро» в Риме) и православные. Даже в украинской армии капелланы грекокатолические.

Экскурс в историю. Объединение Германии началось 1 июля 1990 года, когда слились два хозяйства и валюты. Для того, чтобы облегчить объединение, Западная Германия выделила средства в объеме 71 миллиарда американских долларов. Однако и остальным странам-членам Европейского союза пришлось заплатить за объединение Германии. Без консультаций с остальными правительствами Европейского союза, канцлер Коль сровнял марку своей экономически мощной Западной Германии с маркой экономически слабой, бывшей ГДР.

Известно, что Франьо Туждман тайно побывал в Федеративной Республике Германии в 1988 году, где встретился с канцлером Колем и остальными министрами правительства. Цель визита заключалась в определении совместной политики раздела Югославии, которая приведет к созданию нового независимого государства Хорватии с международными границами, которые в прошлом провел немецкий канцлер Адольф Гитлер в 1941 году. На тайной встрече в Бонне немецкое правительство обещало политическую, финансовую и секретную военную поддержку выхода Хорватии из состава Социалистической Федеративной Республики Югославии.

Напомним, немецкими стратегическими целями на Балканах предусматривалось включение католической Хорватии и Словении в германскую экономическую зону, обеспечивая прямой выход на Адриатическое и Средиземное море и статус нации наивысшего благоприятствования среди арабских нефтедобывающих государств. Эти последние, признавая Боснию и Герцеговину в качестве государства с доминирующей мусульманской нацией, могли облегчить исламу доступ к современной Европе по традиционному пути от Турции через Албанию и сербские территории Косово и Санджак, в которых большинство населения представлено мусульманами.

После завершения Второй Мировой войны в новой Югославии в состав Хорватии включили Восточную Славонию, Баранью, Западный Срем, Лику, Кордун и Далмацию.

Предложения о получении местными сербскими общинами в районах, где они составляли большинство, автономии, сходной автономиям Воеводины и Косово, союзная власть отвергла.

В период хорватского отделения от СФРЮ имелись признаки, подтверждающие возрождение исторической оси, существовавшей во времена Римской империи, Австро-Венгерской империи и Третьего Рейха. Нет «теории конспирации», есть только новое появление геополитического образца.

В начале 90-х на политической сцене Хорватии появляется Франьо Туджман, который в мае становится президентом Хорватии. Известный своей фразой: «Я благодарен богу, что не женат ни на сербке, ни на еврейке» — произносит в Сплите предвыборную речь о независимости Хорватии. Первым делом он сравнял с землёй братское кладбище в Ясеноваце и уничтожил музей жертв усташеского геноцида. Начинаются повальные увольнения сербов с работы, закрытие сербских школ, фактический введен запрет использования сербскохорватского языка на основе кириллицы.

25 июня происходит смена хорватской символики: возрождается знаменитая «шаховница» — флаг «Великой Хорватии» времён гитлеровского приспешника Анте Павелича. Ответом хорватских сербов на такие инновации стало то, что в тот же день в городе Србе в присутствии 150 тысяч сербов принимается Декларация о суверенитете и автономии сербского народа, и образовывается Сербское национальное вече. А 16 августа прошел референдум о создании автономии со столицей в городе Книн, на котором из 756 721 проголосовавших 99,7% высказались «за».

Досье. Еще в века после великого переселения на северо-запад в границах Европы, которое возглавлял Арсений Чарноевич, вследствие глубокого проникновения турок на Балканы и в Паннонскую низменность, сербы получили от австро-венгерского монарха Лепольда грант на персональную автономию в границах империи. Сербский анклав, который был создан на территории нынешней Хорватии, стал своего рода границей на замке, через которую турки никогда не прошли, и тем самым западная цивилизация была спасена от турецкого вторжения. А может зря они стояли насмерть, не пропуская Турок?!

Кстати, 4 октября 1990 года, когда Хорватия, все еще являющаяся составной частью Югославии, обеспечила беспроцентную ссуду в два миллиарда долларов со сроком выплаты в десять лет, Ссуду обеспечил «Ordre Souverain et Militaire de Saint-Jean de Jerusalem, Chevaliers-Hospitallers de Malte».

Этот средневековый орден католических Рыцарей Святого Иоанна Иерусалимского основан на Мальте во времена Крестовых походов против мусульман и захвата Иерусалима. Необходимо помнить, что такой заем был предоставлен Хорватии до сецессии, когда Хорватия все еще находилась в составе Социалистической Федеративной Республики Югославии и была обязанной, по действующей Конституции, информировать союзное правительство о таких трансакциях.

При полной поддержке Германии и против желания остальных членов Европейского союза 22 декабря 1990 года правящее Хорватское демократическое содружество провозгласило в парламенте суверенитет Хорватии, несмотря на сильный отпор оппозиционных партий.

Вскоре после провозглашения суверенитета, президент Туджман принимает новую Конституцию Хорватии, которая учреждает Хорватию как национальное государство хорватского народа и остальных, закрепляя за сербами, евреями, цыганами и мусульманами статус народов второго сорта.

25 июня 1991 года и словенский, и хорватский парламенты провозгласили независимость, c выходом из состава бывшей Югославии. Начались бои между хорватскими и словенскими полицейскими частями, с одной стороны, и растерявшейся, плохо руководимой Югославской Народной Армией, с другой, что привело к направлению Европейским союзом 29 июня так называемой «тройственной миротворческой миссии» в Югославию.

Под покровительством Европейского союза 7 июля была принята Брионская декларация: на три месяца было приостановлено вступление в силу решений Словении и Хорватии об отделении, что должно было обеспечить мир и сохранить единство Югославии, хотя в пересмотренной, вероятно, союзной структуре.

Из этого явствует, что Германия стремилась к уничтожению Югославии для достижения собственных стратегических целей, ставя себя одновременно на ту же плоскость с Соединенными Штатами. В таком направлении Германия пользовалась поддержкой Австрии. Например, эрцгерцог Отто фон Габсбург, сын последнего австро-венгерского императора, а теперь член Германии в Европейском парламенте, яростно выступал в пользу хорватов. Французская газета «Фигаро» опубликовала 15 августа 1991 года его заявление: «Хорваты, будучи цивилизованной частью Европы, не имеют ничего общего с сербским примитивизмом, Балканами. Будущее Хорватии в Европейской конфедерации, для которой бывшая Австро-Венгрия могла бы служить моделью для подражания». С другой стороны, противоположно немецкой и австрийской стратегии, Европейский союз в данной фазе все еще пытался добиться мирного решения проблемы и сохранить единство Югославии.

Весной 1991 года произошли первые вооружённые столкновения между хорватской полицией и сербскими силами. В апреле 1991 года сербы провозгласили автономию на территориях, где они составляли большинство населения. В Загребе этот шаг сочли за мятеж. Сербы бойкотировали референдум о независимости Хорватии. Бои, однако, продолжались. Стремясь понизить интенсивность вооруженного конфликта, 25 сентября ООН вводит эмбарго на поставки оружия всем фракциям в Югославии: Германия игнорировала эмбарго и продолжала тайно снабжать Хорватию оружием и боеприпасами. Бои усилились, особенно в Хорватии. В течение октября 1991 года более 25 тысяч сербов было изгнано из Западной Славонии. Одновременно 24 сербских села были разрушены до в районе Славонска Пожега, а более 10000 сербов бежало через границу в Боснию в ходе хорватской операции этнического очищения.

25 июня 1991 года хорватские власти приняли декларацию независимости. Через месяц после создания независимой Хорватии около 30% её территории контролировали вооруженные формирования краинских сербов и югославской народной армии. Противостояние переросло в настоящую войну, которая длилась несколько лет.

17 декабря на заседании министров иностранных дел стран членов ЕС была принята Декларация о признании независимости всех республик Югославии, которые примут такое решение. В ответ на это 19 декабря, в день св. Николая Чудотворца, сербы провозгласили независимость Республики Сербская Краина (РСК). Войти в её состав изъявили желание Скупщины Западной Славонии, Бараньи и Западного Срема. Согласно принятой Конституции, РСК являлась «национальным государством сербского народа и всех граждан, которые в ней живут». РСК имела в своем составе 28 муниципалитетов (општин), но неудобное расположение территории, которая была вытянута узкой протяженной полосой вдоль границы с Боснией и Герцеговиной при относительно небольшом числе жителей.

С лета 1991 по январь 1992 идут тяжёлые бои за Восточную и Западную Славонию. В конце 1991 года в районе Псуня и Папука (Западная Славония) погибли 2,5 тысяч сербов. В большинстве - гражданские лица.

22 декабря в Загребе хорватский парламент – Сабор – принимает Конституцию Хорватии, которая провозглашается «национальным государством хорватского народа». Следует обратить внимание, что ранее в Белграде Скупщина Республики Сербия определила свою страну как «государство всех граждан, вне зависимости от национальности». Три дня спустя, 25 декабря, Сабор принимает закон, по которому сербы являются меньшинством и не имеют права на самоорганизацию.

В декабре 1991 года главы государств Европейского союза собрались на решающей встрече в Маастрихте. Они должны были принять соглашение, которое станет схематическим планом будущего развития Европейского союза, подразумевающим всеохватывающую интеграцию экономических и денежно-валютных дел, достижение политической сплоченности, далеко идущей социальной политики, развитие в направлении совместной внешней политики и безопасности. Некоторые страны-члены, в частности Соединенное Королевство, понимали, что их парламенты не смогут принять весь пакет предлагавшихся мер, и поэтому настаивали на клаузуле отказа от некоторых предлагавшихся мер. Документ Европейского союза 1342, вторая часть, от 6 ноября 1992 года подтверждает, что единство Европейского союза сохранено за счет единства Югославии. В нелегкие дебаты о европейской безопасности и совместной внешней политике Германия включила и проблему Югославии.

Несмотря на то, что 11 стран из 12 членов Европейского союза выступали за сохранение единства Югославии, Германии удалось в 4 часа утра обеспечить согласие относительно признания Хорватии и Словении как самостоятельных государств. Соглашение из Маастрихта подписано, в том числе все клаузулы об отказе, а в заявлении для печати, опубликованном в конце конференции, сказано, что Европейский союз проявил единство на своем пути вперед по всем основным вопросам политики.

Документ западноевропейского союза гласит:

«Маастрихтский процесс влиял на реакции двенадцати по отношению к югославскому кризису, пока этот кризис влиял на процесс Европейского союза... необходимо подчеркнуть, что принятие каких-либо мер, которые не пользовались бы поддержкой всех стран-членов Союза, ослабило бы Европу именно тогда, когда он проводил переговоры о Маастрихтском соглашении и приблизился к его ратификации»

По сути дела, югославским единством жертвовалось для сохранения единства Европейского союза. Своими акциями Германия доказала, что она стала доминирующей силой в Европейском союзе, что подготовилась к использованию своей экономической мощи для достижения стратегических целей в период после «холодной войны». Через несколько дней после завершения конференции в Маастрихте, 23 декабря 1991 года, Германия признала римско-католическую Хорватию и Словению в качестве самостоятельных государств, а такое решение вступало в силу 15 января 1992 года. Германия также обещала, что обеспечит им членство в Организации Объединенных Наций; это произошло через пять месяцев, 22 мая 1992 года.

Основные дестабилизирующие эффекты германского признания Хорватии появились на следующий день. 24 декабря 1991 года сербские территории в рамках административных границ Хорватии осуществили свое право на самоопределение. Подобно тому, как это сделала Хорватия, отделяясь от Югославии. Они объединились в республику, независимую от Хорватии и Сербии, однако Европейский союз отказался признать им право на самоопределение, утверждая, что эти территории являются частью Хорватии. В этом заключалась основная ошибка анализа ситуации, которая вызвала четырехлетнее столкновение, смерть тысяч невинных сербов и хорватское этническое очищение Западной Славонии и Краины в мае и августе 1995 года.

13 января 1992 года, как глава Ватиканского государства, Папа Римский стал первым главой государства (вместе с канцлером Колем во главе Германии), признавшим национальное государство хорватов. Он даже шел впереди стран-членов Европейского союза, которые коллективно признали Хорватию 15 января 1992 года. Признание Хорватии как самостоятельного государства, в чьих международных границах сербы считались существами второго сорта, вызвало интенсификацию столкновений.

В начале 1995 года Франьо Туджман потребовал вывести миротворцев ООН с территории Хорватии. ООН предложило план мирного урегулирования - «Z-4» («Zagreb-4»). Он предусматривал вхождение Сербской Краины в Хорватию на правах культурной автономии. Однако Книн отказался обсуждать этот план, пока хорватская сторона не продлит мандат миротворческих сил ООН в Хорватии. Загреб продлил мандат миротворцев, но весной боевые действия возобновились.

Операция «Молния». Хорватская армия начала операцию 1 мая 1995 года в 5:30 утра, атаковав Западную Славонию и в течение трех дней вытеснив оттуда защитников Сербской Краины. В операции участвуют около 10 тысяч хорватских солдат. Хорваты берут под контроль важное шоссе Загреб – Славонский Брод – Липовац и железную дорогу Загреб – Винковцы. Хорватские войска захватили стратегически важную область Западной Славонии, по которой проходит знаменитая автомагистраль «Братство и Единство», связывавшая до войны Загреб с Белградом. 18-й корпус сербов численностью 5 тысяч человек потерпел поражение.

В течение 40 часов хорватская армия и вооружённые формирования взяли Ясеновац, Окучани и Стару Градишку. Тысячи сербов в одночасье стали беженцами. Потеря Западной Славонии усилила упаднические настроения среди руководства и населения Республики Сербская Краина.

22 июля президенты Боснии и Герцеговины и Хорватии подписали документ о совместных действиях и взаимопомощи хорватских и боснийских войск. Хорватские войска, в ходе кампании «лето 1995», которая завершилась 30 июля, смогли прервать сообщение между Книном и Баня-Лукой, Северная Далмация попала в полуокружение. Для отвлечения внимания сербов, дипломатические переговоры по плану мирного урегулирования продолжались до 3 августа.

Соотношение сторон. Численность хорватской армии после мобилизации перед операцией «Буря» составляла 248 тыс. солдат и офицеров. В МВД было около 45 тыс. человек. Вооружение: 393 единицы бронетехники, в том числе 232 танка, а также 320 артиллерийских орудий калибром 105-мм и выше. Авиация: 40 самолетов (26 боевых) и 22 вертолета (10 боевых).

Численность сербских войск РСК: 27 тыс. сербских солдат и офицеров. Вооружение: 303 танка, 295 других единиц бронетехники, 360 артиллерийских орудий калибром 100-мм и выше, несколько боевых самолетов и вертолетов.

Цель операции. Завершить формирование моноэтнического государства Хорватия. Для чего ликвидировать РСК, изгнав или уничтожив сербское население, заселив территорию хорватами.

Планирование операции хорватской армии. Помощь оказывали инструктора из американской частной военной компании MPRI (отставные генералы на пенсии). Помимо этого, использовались разведывательные данные, получаемые авиацией стран НАТО при полетах над территорией Сербской Краины.

Операция «Буря» («Олуя»). 4 августа 1995 года полностью отмобилизованная 200-тысячная хорватская армия совместно с 5-м корпусом боснийских мусульман начинает операцию. Молниеносное наступление хорватов также было поддержано силами НАТО, которые нанесли серию авиаударов по позициям РСК. На главных направлениях сербскую оборону должны были прорвать гвардейские бригады и, не ввязываясь в бои по захвату укрепленных поселений, развивать наступление вглубь территории РСК. Задачу ликвидации оставшихся в тылу узлов сопротивления должны были решить домобранские полки (хорватский аналог территориальной обороны).

5 августа в 2 часа дня армейское руководство РСК покинуло Книн. Это было сигналом и для армии, и для всего населения. Известно, что Хорватии нужна была территория, но без сербов. Зная, что пощады не будет, колонны сербов покидали Книн, деревни и посёлки на территории РСК. Думаю, что не последнюю роль сыграло и Предательство лидера сербов Слободана Милошевича, который бросил на «съедение» хорватам книнских сербов.

Оставшиеся под формальным управлением ООН Баранья, Восточная Славония и Западный Срем (где находился российский миротворческий батальон. Возможно, это и остановило хорватов, не ставших осуществлять военное вторжение в данный полуанклав) были окончательно реинтегрированы Хорватией в 1998 году.

Так называемое международное сообщество откровенно рукоплескало хорватам, «восстановившим свою территориальную целостность». Несмотря на то, что впоследствии Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) пытался возбудить в отношении некоторых хорватских военачальников дела за массовые убийства сербов, никто из них так и не понес никакой ответственности. Вскоре Хорватия была принята в Евросоюз и НАТО. Зато сербы, которых Запад обвинил во всех смертных грехах, получили сполна.

Министр обороны Хорватии Гойко Шушак объявил, что 7 августа в 18.00 операция по ликвидации РСК успешно завершена. Потери с хорватской стороны — 118 убитыми, 620 ранеными. Позже Франьо Туджман уточнил: число погибших — 150, раненых — более тысячи. Хорватия праздновала победу.

Однако «Буря» продолжалась еще два дня: хорватские войска продолжали ликвидацию оставшихся очагов сопротивления и проводили зачистку взятой под контроль территории, а спустя неделю после завершения операции начали демобилизацию большей части подразделений, участвовавших в операции.

Результатами операции «Буря» стали победа Хорватии и ликвидация республик Сербской Краины и Западной Боснии. Кроме того, существенно изменилась этническая карта Хорватии: оттуда бежали, по разным оценкам, от 200 до 250 тыс. сербов, а несколько тысяч граждан сербской национальности были убиты. А до этого 13 000 сербов из Западной Славонии.

Хорватия показало миру истинное лицо нынешних властей. Поразительно, но у нее похожее лицо того из 1941 года, времён гитлеровского приспешника Анте Павелича. Следует отметить, что США бросили Сербию, своего союзника-сербов в двух мировых войнах, и вместо нее стали поддерживать бывшего противника и их государства-сателлиты, с одной стороны, и своего наиболее опасного ныне врага - радикальных исламских фундаменталистов, с другой.

То есть Соединенные Штаты, по сути, открыли зеленые двери для проникновения исламских фундаменталистов в Европу. А по этому пути уже потоками шли наркотики.

Необходимо отметить, что ненависть к сербам со стороны хорватов связана исключительно с Православной верой и их кириллицей. В этом, кстати, коренится и застарелая, вековая ненависть европейцев к Византии, к «схизматикам», сохранившим верность исконной христианской вере.

В ходе «Бури» хорватскими солдатами сжигались целые села, причем делалось это с одобрения хорватских властей, а поджоги оставленных сербами домов зафиксировали наблюдатели из ООН. Были практически полностью уничтожены такие населенные пункты как Кистанье, Дьеврске, Врбник, Голубич, Биовичино-Село, Отрич и Срб. Хорваты активно использовали домобрану (Хорватские силы самообороны) для зачистки территорий. Это была война на уничтожение. И это в ХХ век!

Главное – хорваты считают, что они поступили правильно. Кстати миротворрцы мирно ушли. Вот тебе и миротворцы!

Европейские благодетели, судя по всему и не считает «Бурю» преступлением, поскольку невозвращение сербов к родным очагам в Хорватию не стало препятствием для ее вступления в ЕС. Согласно официальной статистике Хорватии, с 2002 по 2009 годы в страну вернулись 11 тысяч сербов, а из Хорватии в Сербию уехали 21 тысяча сербов.

Вот и украинские власти вспомнили о РСК в Хорватии и операциях по возврату мятежных территорий. Здесь хорваты преуспели и провели ряд встреч с украинскими властями, консультируя по всем событиям в 90-е годы в Хорватии.

Общим для ОРДЛО (Отдельные районы Донецкой и Луганской областей в сооветсвии с украинским законодательством) и РСК является следующее: они являются анклавами на территории соответствующих государств Украины и Хорватии с опорой лишь на ополчение. Другой особенностью этих территорий является: для ОРДЛО – граница с РФ; для РСК – отсутствие границы с СРЮ. Только анклав Восточная Славония, Барания, Западный Срем площадью 2511 км. имел на севере границу с Венгрией, на востоке —с СРЮ, на юге граница проходила между Дунаем и Савой, на западе — вдоль Осиека и Винковцев, находившихся под хорватским контролем. В составе этой области были общины Вуковар, Теня, Даль, Бели-Манастир, Мирковци и части общин Осиек, Винковци и Жупаня.

Кстати сегодня в Ховатии сербов осталось не более 2%. Хорваты шли и идут по пути создания моноэтнического государства. С точки зрения Украины, как многонационального государства, опыт Хорватии ведет не к единению страны. Пытаясь расставить миротворцев на границе с РФ, власти таким образом создают «мешок» и понятно, что любое наступление, на которое уповает киевская власть, может привести к кровавой бойне на территории ОРДЛО, где на добробаты (добровольческие батальоны) будет возложена обязанность по зачистке территории. Начальник ГШ ВСУ генерал Муженко утверждает, что потери ВСУ могут достичь 12 тыс. человек, при этом напоминая, что попутные потери гражданских могут превышать военные в 2 -2,5 раза.

Тем временем, 5 октября Верховная Рада приняла в первом чтении два законопроекта, предложенных Петром Порошенко и напрямую связанных с решением конфликта на Донбассе:

  • «О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» и продлении на год предыдущего закона об особом статусе местного самоуправления Донбасса, действие которого заканчивается 18 октября. То есть этот закон в предыдущие три года не действовал, поскольку вступать в силу должен лишь после прекращения вооруженного конфликта. Он вызвал активное сопротивление радикалов на улицах столицы, однако субботним утром 7 октября Порошенко его подписал.
  • «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», который по-новому трактует гражданский конфликт на востоке страны. Законопроект, во-первых, определяет такие понятия, как «российская оккупация» и «российская оккупационная власть». Законопроект определяет правовой статус самих мятежных республик как временно оккупированных территорий, что фактически лишает их участия в переговорах по урегулированию конфликта.

 

«Закон закрепляет за частью Донецкой и Луганской областей статус временно оккупированных российскими войсками. Россия в законе названа страной-агрессором, а Украина оставляет за собой право на самооборону в соответствии со статьей 51 устава ООН. Это укрепляет правовую базу ВСУ и усиливает аргументы в пользу предоставления Украине оборонительного оружия. <...> Отныне страна-агрессор не будет иметь никаких прав на участие в миротворческой миссии», — подчеркнул Порошенко.

Нужно отметить, что Закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» ждет продолжение, так что поживем, увидим, чем это все закончиться.

Тем временем, 17 октября протестующие под Верховной Радой заблокировали выходы из него и из зданий парламентских комитетов. Активисты хотят заставить народных депутатов выполнить их требования: снять депутатскую неприкосновенность, изменить избирательное законодательство и создать антикоррупционный суд. Здесь уже отличился депутат Владимир Парасюк, который успел пнуть начальника Управления государственной охраны Валерия Гелетея. То ли еще будет. И действительно, под зданием парламента начались стычки, протестующие начали забрасывать силовиков петардами и дымовыми шашками, позже один из протестующих бросил в группу силовиков боевую гранату. В событиях под радой пострадало 122 человека.

Во всяком случае, не стоит обманывать себя надеждами на быстрое возрождение экономики на территориях ОРДЛО, которые пережили войну. И нужно готовиться к тому, что после окончания боевых действий число беженцев из Донбасса будет нарастать - не по этническим, а по экономическим причинам, и это объективно.

Автор: Александр Маначинский, кандидат военных наук

20.10.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Европа
  • СНГ
  • XXI век
  • XX век