Если праздника нет, его надо придумать

Версия для печати

Чтобы оценить режим, нужно задать себе вопрос: какой режим гарантирует

лучшее правление, порядок ,хозяйствование. Требовать от правительства большего,

требовать справедливости, все равно что требовать от козла молока.

Лион Фейхтвангер

Любим мы праздники, ибо они исключают из оборота рабочие дни… Вот Киев, например, взял у католиков Рождество, «приблизив» страну к Европе. Но если внимательно присмотреться, то можно обнаружить, что украинские власти и православное Рождество намерены перенести на 25 декабря. Стратегия одна: все ближе и ближе к Европе, все меньше и меньше работающих предприятий, все слабее экономика, все тяжелее жизнь простого труженика.

Очередная памятная дата 22 января 1919 года - «День Злуки» (День соборности Украины). Член Директории Украинской Народной Республики (14 декабря 1918 — 10 ноября 1920) Федор Швец в этот день торжественно зачитал Универсал Директории: «... Отныне во единственно сливаются веками оторванные одна от другой части единой Украины - Галичина, Буковина, Закарпатье и Надднепрянская Украины. Осуществились вековечные мечты, ради которых жили и за которые умирали лучшие сыны Украины. Отныне есть только одна независимая Украинская Народная республика. Отныне украинский народ освобожден могучим порывом своих собственных сил, имеет возможность объединить все усилия своих сыновей для создания нераздельного, независимого украинского государства, на добро и счастье украинского народа.»

Напомним, в результате принятия III-го Универсала Украинской Центральной Рады 7 ноября 1917 была провозглашена Украинская Народная Республика, в состав которой вошли 9 губерний: Киевская, Волынская, Подольская, Херсонская, Таврическая, Екатеринославская, Полтавская, Харьковская и Черниговская.

Ну а 20 лет назад указом Президента Украины Леонида Кучмы № 42/99 от 21 января 1999 года «О Дне соборности Украины» была установлена соответствующая памятная дата и одноименный праздник. 30 декабря 2011 года указом президента Украины Виктора Януковича указ был отменён, а вместо «Дня соборности Украины» него установлен «День соборности и свободы Украины».

Постараемся разобраться во всех этих хитросплетениях.

Осенью 1918 года, во время распада Австро-Венгрии, в Галиции была создана Западно-украинская Народная Республика (ЗУНР) со столицей во Львове. Но уже через сутки город оказался во власти поляков.

После Манифеста Австро-Венгерского правителя Карла I от 17 октября 1918 года «каждый народ поспешил «самоопределить» себя, как самостоятельное, независимое ни от каких когтей, государственное тело. Только не украинцы. Такая воля показалась украинским (галицким) политикам опасной и они решили сконструировать свое государственное тело: «чуба» своего из габсбургских когтей все-таки не выдирать, а оставаться в «федерации». Единственным противником этого были социал-демократы, которые остро протестовали против такой постановки национал- демократами, которые решали это дело.»[1]

Между тем, 7 октября 1918 года созданный годом ранее немцами в оккупированной Варшаве Регентский совет заявил о плане восстановления независимости Польши, и 9 октября польские депутаты австрийского парламента приняли решение об объединении в составе Польши бывших земель Речи Посполитой, включая Западную Беларусь и Галицию.

Уже 17 октября парламент Венгрии расторгнул унию с Австрией и провозгласил независимость страны, 28 октября образовалась Чехословакия, вслед за ней 29 октября возникло Королевство сербов, хорватов и словенцев. 6 ноября в Кракове было объявлено о воссоздании Польши, 12 ноября была провозглашена Карпатская Русь.

Когда Карл I после своего манифеста вынужден был бежать из Австрии, да и сама Австро-Венгрия перестала существовать, только тогда, боясь угодить в польские руки, 1 ноября 1918 года Национальная Рада Галиции[2] провозглашает Западно-украинскую Народную Республику (ЗУНР) со столицей во Львове и  ее правительство - Государственный Секретариат во главе с Константином Левицким. В тот же день была создана Украинская Галицкая армия.[3] Просуществовавшая около двух суток в виде «москвофильской» «Лемковской республикой» (о которой почти не вспоминают), Галиция оказалась насильно включенной в состав возрожденной Польши.[4]

Вот как описывает Владимир Виниченко эти события: «Не повезло и Галичине удержать свою государственность. И здесь, главным образом причина была в ненормальных тяжелых исторических  условиях, в которых приходилось жить украинскому народу в габсбургской монархии под непосредственной эксплуатацией и притеснением польской шляхты. И здесь формация украинского народа этими условиями была искалечена, вследствие чего и здесь украинская нация состояла преимущественно из крестьянства и той интеллигенции, которая вышла из этого крестьянства. Буржуазия, как и пролетариат, эти два управляющие и враждебные между собой классы представлялись польским и еврейским элементом».[5]

Понятно, что поляки не имели желания попасть под власть тех, кого они недавно нещадно эксплуатировали. Они подготовились и напали на украинцев уже 4 ноября во Львове, где основным населением были поляки. Три недели продолжалась борьба за Львов и его окрестности. Правительство ЗУНР и Надднепрянское Правительство вынуждены были бежать в Тернополь, а затем в Станислав, где они пребывали около 6 месяцев.

Напомним, что 22 января 1919 г. УНР и Западноукраинская Народная Республики (ЗУНР) объединились (пусть во многом и формально) в единое государство, и ЗУНР стала именоваться ЗОУНР — Западные области Украинской Народной Республики. В тот же день президентом ЗОУНР был избран Евгений Петрушевич.

В июле 1919 года Галицкая армия во главе с ее командующим генералом Тарнавским и диктатором Петрушевичем была вытеснена за Збруч в тихий уголок на территорию УНР польским наступлением.

17 июля 1919 г. в Каменец-Подольске было заключено соглашение между Директорией УНР и правительством ЗУНР о включении Галицкой Армии (ГА) в состав объединенной армии УНР для борьбы против большевиков.

Следует отметить главное: у двух стран - УНР и ЗУНР - по-прежнему были разные, абсолютно независимые друг от друга, вооруженные силы - «Дієва армія УНР» и Галицкая армия. Первая вела войну с красными под Киевом, а вторая - с поляками в Галичине, которые считали, что это неотъемлемая территория Польши. Некоторое сближение двух режимов началось только после того, как ЗУНР стала страной без территории - летом 1919 г. Тут волей-неволей галичане были вынуждены признать авторитет Симона Петлюры и даже отправиться в поход на Киев, завершившийся, правда, мгновенной сдачей столицы, как только ГА вошла в соприкосновение с белогвардейцами Деникина. Отряды соединенных украинских армий провели общее наступление, законченное завоеванием Киева. Однако более поздние события привели к началу боев с Добровольческой армией генерала Деникина. Неудачи на фронте углубила еще и эпидемия тифа из-за тяжелого санитарного и материального состояния.

Командование Галицкой армии решило перейти на сторону Добровольческой Армии. Присоединение Украинской Галицкой армии к Вооруженным силам Юга России (ВСЮР) было закреплено соглашением, в котором была записана и цель такого объединения: «Для наступления против большевиков Великороссии», после чего галичане послушно отправились в поход  «за великую, единую и неделимую Россию». Кто бы сейчас об этом вспомнил!

Петлюровцы признали заключение галичанами соглашения с русскими за акт национальной измены. Это перечеркнуло возможности дальнейшего сотрудничества.

7 ноября 1919 года диктатор Петрушевич отдал приказ командующему Галицкой армией Тарнавскому и тот подписал договор между Галицким командованием и командованием добровольческой армии, по которому вся ГА переходила под руководство Деникина.

До перехода к Деникину армия ЗУНР называлась «Галицкая армия» и лишь после перехода к ВСЮР стала «Украинской Галицкой армией» - высказывается мнение, что название дополнили для того, что не было подозрений в предательстве украинской национальной идеи.

Политическим пунктом этого договора была автономия Галичины в «єдіной, нєдєлімой». Кстати, современные официальные историки упорно именуют Галицкую армию не так, как она называлась летом 1919 года, а так, как им хочется после очередного «улучшения» прошлого - Украинской Галицкой армией (УГА). Это не соответствует действительности. УГА стала так называться только в ноябре, после того как, окончательно рассорившись с Петлюрой, перешла в подчинение белого генерала Деникина, обещавшего их в этом случае не трогать.

Это был один из самых удивительных эпизодов гражданской войны. Особенно, если учесть, что по соглашению с «белыми москалями» местом пребывания Галицкого правительства определялась Одесса. Но и это еще не все!

После 7 ноября все галицкие войска стали переходить на сторону Деникина.

14 ноября С.Петлюра сделал последнюю попытку убедить Диктатора передать верховное руководство УГА командованию Армии УНР, однако тот категорически отказался даже обсуждать эту больную тему. Вечером того же дня Е.Петрушевич получил информацию о договоренности С.Петлюры о занятии польскими частями Каменца и расценил это как последнее доказательство двурушничества Главного атамана. После этого он фактически позволил перейти галицким бригадам на сторону Вооруженных сил юга России для общей борьбы против большевиков.

Согласно тексту нового соглашения от 17 ноября 1919 г., за Галицкой армией оставалась административно-организационная автономия, делопроизводство на украинском языке, право на проведение мобилизации и восстановление за счет поступления галицких пленников из других стран. Право руководства и контроля над внутренней жизнью армии оставалось за Е.Петрушевичем, который после занятия поляками 14 ноября Каменца через Румынию выехал в Вену. В то же время белогвардейцы обязались разместить больных галичан в своих госпиталях, и слово свое они сдержали.

Сразу после провала деникинцев УГА превратилась в ЧУГА – «Червону Украiнську Галицьку Армiю». Об этом позорном факте теперь стараются вообще не вспоминать. Но он был и его не вычеркнешь!

2 декабря миссия УНР вопреки Галицким представителям, подготовила известную декларацию Польскому правительству, в которой отрекалась от Галичины в пользу Польши.[6]

5 декабря Симон Петлюра сбежал в Варшаву, где 21 апреля 1920 года было заключено соглашение «правителя без территории» Петлюры с Пилсудским, по которому поляки признавали власть Петлюры на Украине «после победы над большевиками», взамен чего Галиция признавалась частью Польши «на вечные времена». По этому соглашению войска Директории подчинялись польскому командованию. Также признавались права бывших польских помещиков на Украине. Польше передавалось 162 тыс. кв. км украинской территории с населением 11 млн. человек! По договору Польше предоставлялись права на присоединение к ней Восточной Галиции и Западной Волыни, а также части Полесья. Таким образом, Петлюра признал за Польшей право на оккупацию территорий ЗУНР, с которой 22 января 1919 г. был подписан «акт Злуки (воссоединения)»! 

25 апреля 1920 г. без объявления войны польские войска перешли в наступление по всему фронту, в результате чего 7 мая 1920 г. захватили Киев. Поляки показали, что и не подумают соблюдать это соглашение, а намерены править на Украине сами, не считаясь с самостийниками. Но уже 12 июня 1920 г. Киев вновь был взят Красной Армией. Советско-польская война закончилась подписанием Рижского мирного договора от 18 марта 1921 г., согласно которому по приказу польского правительства петлюровские солдаты были обезоружены и интернированы в лагеря для военнопленных.  20 ноября 1920 г. Петлюра своим указом ликвидировал Директорию УНР.

По Рижскому договору 1921 года Западная Украина (Галиция) вошла в состав Польши, Буковина и Бессарабия отошли Румынии, Закарпатье - Чехословакии. Лемберг таким образом после более чем векового пребывания в составе Австрии оказался на территории Польши и стал называться Львовом.

Польские власти отказались признать в качестве своей восточной границы так называемую «Линию Керзона», указанную Антантой. Эта линия была проведена по этническому признаку, разделив территории с преобладающим польским и преобладающим украинским или белорусским населением. Польской восточной границей линия Керзона стала лишь после Второй мировой войны. Фактически по этой линии сейчас проходит и западная граница Украины.

Как видим, намучившись с галичанами, Петлюра скопом «подарил» их полякам. Делал он это тем легче, что «дарил» ему не принадлежащее. Отныне он тоже сомневался в галичанах. По крайней мере, вели себя они как-то неправильно - на словах Украину любили, а подтверждать пламенные речи делом не спешили.

Как видим, история подарила нам интересный сюжет: Петлюра сдал (передал) Галичину Польше. А перед этим Галицкая армия предала взлелеянную в мечтах Соборную Украину и злуку УНР и ЗУНР. При этом ГА оказалась единственной в истории, которая дезертировала в полном составе дважды - от украинцев к белым и от белых к красным. Этот рекорд не побит до сих пор.

Здесь уместно привести частное письмо министра иностранных дел гетманского правительства Дмитрия Дорошенко о галичанах: «…аж тепер тільки розкусив їх. Дійсно, то зовсім інші люди, з іншою психікою, іншою етикою, іншим світоглядом» («… теперь только раскусил их. Действительно, это совсем другие люди, с другой психикой, другой этикой, другим мировоззрением»). 

И если бы один он так считал! Евгений Чикаленко - издатель первой украинской газеты «Рада» записывает в дневнике 6 марта 1921 г.: «Ріжні історичні та політичні умови виробили у галичан та наддніпрянців ріжні психології, ріжні орієнтації і ми одні одних не розуміємо… Я казав Петрушевичеві (диктатору ЗУНР. - прим.авт.) — добивайтесь ви самостійності Галичини, а до Наддніпрянщини не втручайтесь, бо ви її не знаєте і не розумієте» («Разные исторические и политические условия выработали у галичан и надднепрянцев разные психологии, разные ориентации и мы друг друга не понимаем. Я говорил Петрушевичу (диктатору ЗУНР - прим.авт.) - добивайтесь вы самостоятельности Галичины, а в Надднепрянщину не вмешивайтесь, потому что вы ее не знаете и не понимаете».)

Напомним, для петлюровцев, борющихся как с «красной», так и с «белой» Россией, естественным союзником были поляки, но союз с ними требовал отречься, по крайней мере, от частей Восточной Галиции. Для галичан поляки были смертельными врагами. Чтобы с ними бороться, они были склонны договариваться как с Деникиным, так и с большевиками. Такое бескомпромиссное положение на практике перечеркнуло возможности совместной борьбы галичан и надднепрянцев, ибо у них были разные цели и разные противники.

А вот как характеризовал состояние дел в Западно-Украинской Народной Республике Владимир Виниченко: «Польские дивизии Галера, сформированные, обученные, вооруженные во Франции французами, обученные французскими офицерами, эти дивизии, в которых польского было только «пушечное мясо», которые должны были идти на большевистский фронт, преступно драться против российских рабочих и крестьян, - польской шляхтой и ее прислужниками «социалистами», подобно Пилсудскому, Дашинскому и т.п., было направлено наивыгоднейшее для себя злодейство, - против украинцев для захвата украинской земли, на которой пауками сидели те «рыцари с большой дороги», и «свободолюбивая страдалица», польская шляхта, эта самая отвратительная отрасль социальных паразитов.

Разумеется, вооруженные по последнему слову «науки организованного убийства» эти дивизии имели большое преимущество над раздетыми, плохо обутыми, скупо и бедно вооруженными войсками Национальной Рады. Но тот факт, что эти войска, без техники, без помощи, без амуниции на протяжении нескольких месяцев не только удерживали набеги антантского вороватого хама, а еще и не раз били его, показывает, какая большая сила духа была в тех, действительно, героях, которые босые и голые дрались против жандарма реакции.  И этот факт показывает, что вместо того, чтобы бросаться к Госпоже-Антанте и жаловаться ей на ее хама, украинским неудачникам, недостойным главарям этих героев, нужно было ринуться к той единственной силе, которая была в их распоряжении, которая удерживала украинскую власть и могла еще долго держать, (а при определенном направлении внешней и внутренней политики, и до сего времени иметь в украинских народных руках), - к своему трудовому народу.

Галицкие же «главари» вместо этого писали ноты, протесты, слонялись и плакались по антантских прихожим и из всех сил старались доказать, что они не большевики, как то врали поляки, что они - никакие не революционеры, что они такие себе тихие, полностью благонадежные рутенцы, которым также нужно признать право на свободное самоопределение, которое так великодушно и сладко расписал Вильсон.» [7]

«Внутренними же силами, которые помогали этому самому были: абсолютное несоответствие кормчих движения к моменту, их и сервилистичная благонадежность, их узенькая, худосочная мелкобуржуазность, их психика кулуарных политиков и полное отсутствие какой-нибудь революционности, соответствия с тем духом борьбы, который был в массах галицко-украинского народа.

Большинство членов Национальной Рады  (Совета) состояло из представителей мелкобуржуазных партий, из парламентских и «соймових» послов (депутатов - прим. авт), в большинстве своем национал-демократов. Сыновья сельской буржуазии, священников, мелких правительственных чиновников, сыновья бедной, маленькой, забитой польскими панами и ксендзами страны, воспитанные на дегенеративно - шляхетской польской культуре, зараженные духом польского лакейства, с ограниченным, обсосанным псевдоевропейской цивилазацией мировоззрением».[8]

5 марта 1923 г. правительство ЗУНР направило странам Антанты ноту, в которой изложило собственный проект решения польско-украинского конфликта. Но для этого предлагалось передать иммиграционному правительству всю полноту власти в Восточной Галичине. В то же время, отмечалось, что «Галицкое государство будет... конечной и единственной базой к консолидации великой Украины». Но аргументы правительства Е.Петрушевича относительно создания своеобразной «Швейцарии Востока» не брались во внимание. Через девять дней, 14 марта 1923 года, Совет послов Антанты без всяких оговорок передал Польше, как одной из правопреемниц Австро-Венгрии, все суверенные права над Галицией.

После обнародования этих заявлений Е.Петрушевич в мае 1923 г. распустил изгнанное правительство и ликвидировал дипломатические представительства и миссии за границей. Галицкие государственные и политические деятели вернулись и включились в легальную деятельность.

Поляки - новые хозяева первое время яростно «полонизировали» оккупированную территорию. Запретив русские школы, польская власть взялась и за украинские. Польское правительство стремилось нарушить демографию земель, попавших во владение Польши.

На опустевшие земли из центральной Польши переселяли крестьян-поляков. Государственная пропаганда трубила, что Галиция - исконно польская земля, а не Русь или Украина. Варшава рассчитывала, что обескровленный предыдущим террором край сопротивляться не сможет.

Осадники (польск. osadnicy, поселенцы) - вышедшие в отставку солдаты, офицеры польской армии, члены их семей, а также гражданские переселенцы-поляки, получившие после окончания советско-польской войны и позднее земельные наделы на территориях Западной Украины и Западной Белоруссии, отошедших Польше по Рижскому мирному договору (1921).  На протяжении 1919-1929 77 тысяч польских осадников получили 600 тысяч га земли.[9] По данным «Энциклопедии Истории Беларуси», в период 1921-1939 гг. с этнических польских земель в западную Белоруссию было переселено около трехсот тысяч осадников.

Основною частью населения Восточной Галичины составляли украинцы - 3 293 000 человек. В городах нередко преимущество было за польским населением. В частности, в 200-тысячном Львове в 1918 г. насчитывалось 112 тыс. поляков (57%) и только 27 тыс. украинцев (12%).[10]

Население сопротивлялось как полонизации, так и украинизации. Галицкая газета «Русский голос» писала, что оба эти явления взаимосвязаны - украинизация фактически ведет к полонизации (в Галиции), также как и к румынизации (в Буковине) и чехизации (в Закарпатье). Простому галичанину трудно пользоваться украинской газетой или книгой. «Так как украинский язык ему малопонятен ввиду его искусственности и так как этот язык не выдерживает культурной конкуренции с природными литературными языками других народов, то наш простолюдин, изучив чужой язык в школе и армии, становится объектом чужого культурного завоевания». Состоявшийся во Львове съезд Русского народного объединения поднял вопрос о восстановлении в Галиции системы образования на русском языке. Но власти решительно воспротивились этому. Они всячески притесняли русское движение. Только природным национальным чувством галичан можно объяснить тот факт, что, пережив страшный погром, это движение возродилось, пользуясь поддержкой сотен тысяч местных жителей (только в Русской селянской организации (РСО) состояло до 100 тыс. человек).[11]

Началась последняя фаза развития событий, приведшая к расцвету национализма.

После гражданской войны остатки националистической интеллигенции были подобраны немецкой разведкой, в которой новая генерация националистов продолжила старую идеологическую линию. Украинское движение в Галичине под руководством Германии продолжалось и после Первой мировой войны. В это время появился для нее новый термин - Западная (Захiдня) Украина, в которой была организована тайная военная организация (УВО), превратившаяся впоследствии в организацию украинских националистов (ОУН). В результате, в сентябре 1939 года УССР досталось совершенно непростое наследство, ибо комплекс украинского национализма формировался в Восточной Галиции католиками-поляками с прицелом на борьбу с православием и присоединение к Галиции Великой Украины. И эта борьба и сегодня набирает обороты.

11 октября 2018 года Синод Вселенского патриархата принял ряд решений, касающихся автокефалии Украинской православной церкви. В частности, решение Константинопольского патриархата от 1686 года о передаче украинской церкви в управление Московскому патриархату было отменено; с предстоятеля Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарета была снята наложенная Русской православной церковью анафема; ему и предстоятелю Украинской автокефальной православной церкви Макарию возвращен канонический статус.

15 декабря, в Софийском соборе в Киеве начался объединительный собор, задачей которого стало создание поместной украинской православной церкви. На собор пригласили всех архиереев Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП), УПЦ Московского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ). Известно, что прибыло двое митрополитов УПЦ МП. В ходе собора был утвержден устав автокефальной церкви и избран ее предстоятель Епифаний (Думенко). Судя по всему, дела в структуре вершит Денисенко. Пока экзархи Варфоломея не указали ему место в ПЦУ.

А пока начался процесс приобщения народа к новой православной церкви Украины (ПЦУ). Возглавляет процесс непосредственно Президент Украины Петр Порошенко, который совершает вояж по Украине. И как бы между прочим присваивает звание «герой Украины» Филарету, который в свою очередь вручил Порошенко орден Андрея Первозванного за активное участие в процессе получения Томоса об автокефалии Православной церкви Украины.

Тем временем борьба за наследство УПЦ МП уже началась. Варфоломей поставил перед украинскими властями четкую задачу: УПЦ МП должна либо исчезнуть вообще, либо потерять свою каноничность на территории Украины путем выдавливания с этой территории. Униаты из инструмента экспансии Рима на православные территории стремятся превратиться в самостоятельную конфессию со своим патриархом. Так что борьба не закончена.

Автор: Александр Маначинский


[1] Цит по: Винниченко В. Відродження нації. Частина ІІІ. (Репринтне відтворення видання 1920 року. Київ. Видавництво політичної літератури України-1990) -Київ-Відень.  - 1920. – 386-387.

[2] В Галиции возникли две лемковские республики и одна польская. Западно-Лемковская республика была провозглашена в селе Комача близ Сана, она претендовала на объединение с ЗУНР. Восточно-Лемковская республика была провозглашена в селе Флоринка и желала объединения с Украинской советской республикой. Республика, основанная местными поляками, называлась Тарнобжегской. Все три республики были ликвидированы польской армией.

[3] Основой армии являлся легион Украинских сечевых стрельцов. Призыв в армию мужчин 18-35 лет осуществлялся на основании Закона о всеобщей воинской повинности ЗУНР. Таким образом территория ЗУНР было поделена на 3 военные области (Львов, Тернополь, Станислав), каждая из которых была поделена на 4 военных округа.

[4] Цит по: Винниченко В. Відродження нації. Частина ІІІ. (Репринтне відтворення видання 1920 року. Київ. Видавництво політичної літератури України-1990) -Київ-Відень.  - 1920. »

[5] Винниченко В. Відродження нації. Частина ІІІ. (Репринтне відтворення видання 1920 року. Київ. Видавництво політичної літератури України-1990) -Київ-Відень.  - 1920. – С.386.

[6] По цьому договору (2 грудня 1919 р.) ці два панки (А. Лівицький й С. Петлюра), насамперед, віддавали Галичину в руки польської шляхти. Пункт 1-й: "Теріторія Укр. Нар. Республіки має бути установлена з такими кордонами: починаючи від Чорного Моря по річці Дністру й від Дністра між Польщею й Україною по річці Збручу. Далі кордон У.Н.Р. на теріторії бувшої російської імперії має пройти по західньо-півничній Волині"... Що до аґрарного питання на Україні, то 3-й пункт так промовляв: ..."юридичне становище землевласників польської національности на Україні реґулюється на підставі окремого погодження між Українським і Польським Урядами".

[7] Винниченко В. Відродження нації. Частина ІІІ. (Репринтне відтворення видання 1920 року. Київ. Видавництво політичної літератури України-1990) -Київ-Відень.  - 1920. – С.391-392.

[8] Винниченко В. Відродження нації. Частина ІІІ. (Репринтне відтворення видання 1920 року. Київ. Видавництво політичної літератури України-1990) -Київ-Відень.  - 1920. – С.394.

[10] Володимир ЛИТВИН.Тисяча років сусідства і взаємодії.//Голос  України.- 2 листопада 2002.- С.4,5.

[11]  Пашаева Н.М. Очерки истории русского движения в Галичине ХІХ вв. М.,2000. – С.164.

 

16.01.2019
  • Эксклюзив
  • Невоенные аспекты
  • СНГ
  • XXI век