Эскалация конфликта в Кашмире

Версия для печати

С 26 февраля на индо-пакистанской границе в районе спорной области Кашмир наблюдается эскалация конфликта между двумя государствами.

Ситуация начала разыгрываться по негативному сценарию после 14 февраля, когда в округе Пулвама террорист-смертник взорвал автобус, перевозивший индийских полицейских. В результате теракта 40 из них погибли. В ответ 26 февраля индийские ВВС провели операцию с целью уничтожения лагеря боевиков группировки «Джаиш-е-Мухаммад» на территории Пакистана. За этим последовали столкновения военной авиации Пакистана и Индии, а также обмены артиллерийскими и ракетными ударами в приграничных районах.

Ситуация развивается в негативном ключе. Население и в Пакистане, и в Индии настроено враждебно по отношению к соседям, требуя от властей своих стран решительных действий.

О риске эскалации индо-пакистанского конфликта и возможном вовлечении в конфронтацию между сторонами новых участников Центру военно-политических исследований рассказал старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Андрей Грозин:

«Очевидно, что конфликт между Пакистаном и Индией разворачивается по негативному сценарию. Завершиться ли он на текущей фазе или будет иметь продолжение, никто не может сейчас этого предсказать. И эта неопределённость порождает массу пессимистических сценариев.

В данном конкретном случае не оправдались надежды на то, что включение Исламабада и Дели в Шанхайскую организацию сотрудничества снизит конфликтный потенциал между двумя государствами. Взаимное недоверие, взаимное недовольство наряду с внутриполитическими причинами в Пакистане и в Индии сподвигают власти двух стран идти по максимально жёсткому сценарию. Я не исключаю возможности перехода текущей ситуации в очередное крупное продолжение индо-пакистанского конфликта. Сбитые самолёты, ракетные удары, артиллерийские обстрелы – это выходит за рамки пограничного инцидента, которые происходят в том же Кашмире в большом количестве. Да, локальные конфликты в этом регионе, к сожалению, случаются очень часто, но сейчас на индо-пакистанской границе задействован широкий спектр тяжёлого вооружения. Это совсем другое содержание конфликта: не очередной пограничный инцидент, а готовая ступень для начала войны между двумя государствами. Это крайне нежелательный сценарий. Причём не только для Индии и Пакистана, потому что сейчас невозможно предсказать, как будет происходить эскалация конфликта, и как быстро удастся его погасить.

Кроме того, серьёзной головной болью для мирового сообщества является обладание ядерным оружием обеими странами. На 100% исключать применение тактических ядерных зарядов той или иной стороной конфликта нельзя. Это добавляет ещё больше негативных прогнозов в оценку нынешнего кризиса.

Даже если сторонам удастся затормозить конфликт на нынешней стадии и не сползти в состояние локальной войны, отношения между ними ухудшаться, а все окружающие государства будут вынуждены перестраивать свою внешнюю политику. И это касается не только упомянутой ШОС, ведь Пакистан видится Китаю одним из главных элементов реализации глобальной инициативы «Один пояс – один путь». В случае серьёзного конфликта в его орбиту могут быть втянуты третьи страны: КНР на стороне Пакистана, соседние небольшие государства на стороне Индии. Кроме того, не исключён вариант, когда за спиной Индии начнёт действовать коллективный Запад во главе с Соединёнными Штатами Америки.

Всё это подрывает весьма и весьма хрупкую стабильность в регионе Южной Азии. Тому же Ирану будет сложно определиться со стороной поддержки. С одной стороны, многое говорит о том, что следы последнего резонансного террористического акта в Иране, в котором погибли военнослужащие Корпуса Стражей Исламской революции, ведут в Пакистан. Некоторые иранские политики говорят об этом открыто, а также о том, что в нынешнем конфликте необходимо солидаризироваться с Индией. С другой стороны Иран старается проводить сдержанную политику, и вряд ли следует ожидать того, что действующее руководство Исламской Республики пойдёт на то, чтобы активно заявлять о своём месте в этом конфликте или о поддержке какой-либо из сторон.

Но такие конфликты, локальные войны порой живут своей жизнью, и действовать приходится вопреки соображению формальной логики. Не всегда удается логическими построениями экспертов объяснить те или иные шаги. Тем более в азиатском регионе, где очень часто сильна эмоциональная составляющая. В частности, в текущем индо-пакистанском конфликте эмоции и с той, и с другой стороны захлестывают, население активно настаивает на войне с соседями, устраивает митинги и шествия в поддержку самых жёстких мер. Правительства обеих стран вынуждены считаться с мнением населения, которое в данном случае не является компетентным в том, как нужно выстраивать политические отношения между странами, особенно между двумя ядерными державами».

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

01.03.2019
  • Эксклюзив
  • Органы управления
  • Азия
  • XXI век