ЕС как образец современных сетевых практик взаимодействия государственных и негосударственных акторов

Версия для печати

В современном глобализированном мире резко выросла значимость новых акторов мировой политики (НГО, ТНК, масс-медиа, и т. п.). Распространение системы интернет ведет к переплетению между собой этих игроков в виде сетевых организационных структур[1]. Последние превращаются в один из ключевых методов организации взаимодействия государства и негосударственных акторов в современной мировой политике.

Как показывает проект национального совета по разведке США «Глобальные тенденции к 2030 г.: Альтернативные миры» существует тенденция к дальнейшему росту влияния этих новых игроков. Национальный совет по разведке даже сформулировал новый сценарий будущего «негосударственный мир». Согласно этому сценарию «НГО, ТНК, академические институты и богатые индивиды, точно также, как субнациональные единицы, такие как крупные города, процветают и лидируют в противодействии глобальным вызовам. Новые возникающие технологии, которые способствуют большему усилению индивидов, малых групп и случайных коалиций подхлестывают увеличивающуюся силу негосударственных игроков. Возникает транснациональная элита, которая руководит ключевыми негосударственными акторами. Глобальный консенсус общественного мнения по поводу основных вызовов, объединяющий элиты и средний класс, образует базу для их поддержки и силы. Страны не исчезают, но правительства все больше видят свою роль в качестве сил, организующих и оркестрирующих „гибридные“коалиции государств и негосударственных акторов, которые изменяются в зависимости от конкретных вызовов»[2]. В приведенной цитате следует особенное внимание обратить на изменение функций государственных структур в эпоху глобализации, которые все больше начинают походить на функции дирижера разного рода ситуационных гибридных коалиций.

Способ объединения негосударственных структур в мировой политике, который характерен для современного мира, обычно понимают, как «сетевой». Сеть — это совокупность элементов, соединенных между собой теми или иными связями. Можно выделить три важных типа сетей. Это — технические сети, где элементами являются технические устройства (например, компьютеры).

Это — социальные межличностные сети, где элементами являются отдельные личности. Наконец, это — социальные межорганизационные сети, где элементами являются организации[3]. Именно к последнему типу относятся сети, включающие в себя государственных и негосударственных акторов. Тем не менее, современные сетевые технологии, как правило, обеспечивают взаимодействие между всеми тремя типами сетей, добиваясь недоступных ранее, в рамках более традиционных технологий, результатов. Поэтому сети, включающие в себя государственных и негосударственных акторов, взаимодействуют и тесно переплетаются с техническими и межличностными сетями.

По ряду причин элементы социальной сетевой организации в сфере политики оказались особенно широко распространены в Европе. В этом плане ЕС можно вполне рассматривать как прообраз того мира будущего, который рисует нам упомянутый выше доклад национального совета по разведке США (недаром, в самой Европе встречается даже выражение «постмодерновая сила» (postmodern power) в применении к ЕС[4]).

Данная специфика Европы сказывается на некоторых ключевых международно-политических проблемах, имеющих актуальность, в том числе, для нашего государства. Широко известное среди экспертов разделение труда внутри стран НАТО по принципу: «США проводят военные операции, а ЕС осуществляет постконфликтное урегулирование» также предопределило особенно широкое применение сетевых практик организации государственных и негосударственных акторов в европейской политике. Причиной этого является то, что, как мы покажем ниже, сетевые практики позволяют Европе защищать свои интересы и продвигать свои ценности без использования традиционной «жесткой силы».

В целом, проведенный анализ опыта США и ЕС показывает, что на период до 2050 года можно спроецировать следующие тенденции в развитии роли негосударственных акторов в системе

международных отношений:

— усиление роли новых акторов по мере глобализации и роста новых угроз безопасности;

— необходимость для государств формировать эффективные коалиции с этими новыми акторами для решения общенациональных задач;

— сетевой характер взаимодействия между государствами и новыми акторами.

Таким образом, сетевые практики взаимодействия государственных и негосударственных акторов становятся формой проявления «мягкой силы» в условиях глобализации. Европа же именно в силу специфики разделения труда внутри стран НАТО стала пионером в плане отработки технологий взаимодействия государственных и негосударственных акторов в сфере «мягкой силы» (в отличие от США, где основной «фокус» внимания пришелся на элементы «жесткой силы»).

>> Полностью ознакомиться с коллективной монографией ЦВПИ МГИМО “Стратегическое прогнозирование международных отношений” <<


[1] Понятие «сеть» — достаточно многоаспектное. См. Общую дискуссию по этому вопросу в социальных науках: Jackson, Matt. Social and Economic Networks. Princeton, NJ: Princeton University Press. 2008; Knoke, David and Song Yang. Social Network Analysis. Second Edition. Thousand Oaks, CA: Sage Press. 2008; Martin, John Levine. Social Structures. Princeton, NJ: Princeton UniversityPress, 2009; Wasserman, Stanley and Katherine Faust. Social Network Analysis: Methods and Applications. Cambridge, UK: Cambridge University Press. 1994. См. также специфическое приложение понятия «сеть» к проблематике силы в международных отношениях: Grewal David Singh. Network Power: The Social Dynamics of Globalization. New Haven, CT: Yale University Press, 2008.

[2] National Intelligence Council of USA, Global trends 2030: Alternative worlds, December 2012 (available: www.dni.gov/nic/globaltrends).

[3] См.: Сергеев В. М., Казанцев А. А., Коктыш К. Е. Сетевые аспекты проблем обучения в социальных науках. — М.: Проспект, 2010.

[4] Bátora Jozef, Brian Hocking. Bilateral Diplomacy in the European Union: towards ‘post-modern’ patterns? // ECPR/SGIR 6th Pan-European Conference: Turin 12–15 September 2007. Section: Post-Modern Foreign and Security Policy in the Enlarged European Union. http://archive.sgir.eu/uploads/Batora-Batora%20and%20Hocking.pdf

 

05.05.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Европа
  • XXI век