Динамика развития негосударственных акторов мировой политики

Версия для печати

В иерархии основных участников международного взаимодействия, формирующих систему международных отношений и определяющих главные тренды ее развития, негосударственные акторы мировой политики играют все более значимую роль. При этом их круг к концу ХХ века заметно расширился и по всеобщему признанию включает сегодня НКО, СМИ, крупные партии, транснациональные компании, международные террористические организации и многое другое. Характерно, что негосударственные акторы выступают, с одной стороны, в качестве активной силы, влияющей на общую динамику международных процессов, а с другой являются объектом внешнего воздействия и манипулирования со стороны традиционных, прежде всего государственных акторов мировой политики.

Между тем, хорошо известно, что «обеспечить согласие» со стороны самих управляемых можно, только если удастся изменить мировоззренческую основу их поведения. Для этого нужны не только идеи и средства коммуникаций, прежде всего СМИ, но  и  соответствующие общественные институты, способные трансформировать общественное сознание других народов, как это было, например, на Украине в последние десятилетия, а до этого — в СССР и странах Восточной Европы. Поэтому роль общественных (негосударственных) институтов в формировании МО в XXI веке стала исключительно важной.

Отчасти это связано также с тем, что использование государственных институтов из-за разного рода рисков, во-первых, ограничено, а во-вторых, далеко не всегда эффективно. В целом ряде случаев (отсутствия отношений между государствами, открытой враждебности, состояния конфликта или войны, либо нежелания чрезмерного риска) именно общественные институты играют уникальную роль фактора влияния на другое государство. Показательно в этой связи то противостояние, которое возникло в конце 2014 года в киберпространстве между США и КНДР, повлекшее за собой кратковременные отключения КНДР от глобального интернета. Согласно СМИ, проблемы с подключением были вызваны внешними атаками. Кроме того, ответственность за перебои в доступе к интернет в КНДР взяла на себя группа хакеров «Anonymous».

Источником противоречий стал фильм «Sony Pictures», в комичном и негативном свете представляющий главу КНДР, после выхода, которого в прокат компания подверглась кибернападениям со стороны КНДР, а фильм был изъят из проката. Данный инцидент, несмотря на некоторую надуманность его предпосылок, иллюстрирует значительный информационный потенциал США и готовность его использовать для защиты своих национальных интересов.

В том же 2014 году США наложили эмбарго на предоставление товаров и услуг населению Крыма, под действие которого подпадает и сфера информационных технологий. Одним из последствий может стать «интернет-блокада» Крыма в результате блокировки «Gmail», «Skype», закрытия доступа к «Firefox», «Google Chrome» или «Java».

Таким образом, геополитическое противостояние государств переносится в информационную сферу, а негосударственные акторы, такие как бизнес-структуры и общественные движения, выступают скорее в роли проводников государственных интересов, чем независимых игроков. Не случайно, в последней редакции Военной доктрины России было отмечено «смещение военных опасностей в информационную сферу»[1]. Осознанию этой угрозы способствовали также разоблачения Э. Сноудена о масштабной слежке в интернет-пространстве, осуществляемой спецслужбами США[2].

>> Полностью ознакомиться с коллективной монографией ЦВПИ МГИМО “Стратегическое прогнозирование международных отношений” <<


[1] Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена Президентом РФ В. Путиным 26 декабря 2014 г. [Электронный ресурс]. URL : http://www.kremlin.ru/

[2] Зиновьева Е. «Балканизация» интернета [Электронный ресурс]. URL: http://www.mgimo.ru/ (дата обращения: 20.01.2015).

 

21.03.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Кибер-войска
  • Глобально
  • XXI век