Динамическое прогнозирование в ЕС

Версия для печати

Элементы динамического прогнозирования достаточно широко применятся в структурах Евросоюза, ответственных за политику в области безопасности и обороны. В частности, эти элементы присутствуют в документах ЕС, посвященных оценке существующей международной обстановки, где также содержатся предложения по корректировке политики в области безопасности и обороны. Примером таких документов могут служить ежегодные доклады Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности для Европейского парламента. В этих докладах рассматривается не только практическая работа структур ЕС, ответственных за проведение внешней политики и политики безопасности, но и дается характеристика текущей международной обстановки, а также новых угроз и вызовов Евросоюзу.

Так, в последнем опубликованном докладе (2014 г.) перечисляются следующие угрозы:

— нераспространение ОМП;

— обычные вооружения;

— терроризм;

— кибербезопасность;

— энергетическая безопасность;

— изменение климата;

— доступ к запасам пресной воды.[1]

Большое внимание в докладе уделено также урегулированию конфликтов и кризисному реагированию. В этом контексте приоритет отдается политике предотвращения конфликтов и, в частности, созданию системы «раннего предупреждения» о назревающих конфликтах и реакции на них. По существу, речь шла о создании системы краткосрочного динамического прогнозирования и планирования.

В докладе указано, что в 2013 году была разработана и опробована специальная методология для раннего предупреждения конфликтов[2]. Однако эффективность этой системы прогнозирования пока вызывает сомнения. По крайней мере, она никак не помогла предсказать и предупредить политический кризис и вооруженный конфликт на Украине. Одной методологии здесь оказалось недостаточно. Нужны были еще правильные исходные данные, в том числе адекватное понимание международных реалий и соотношения сил в регионе. А вот с этим у Евросоюза, похоже, не все в порядке.

Помимо этого, в докладе рассматривается текущее состояние военного потенциала ЕС и задачи по его развитию. В частности, отмечается, что «постоянная недостаточность потенциала продолжает ограничивать поддержку странами-членами военно-морских и военно-воздушных сил быстрого реагирования ЕС». Также присутствует критика стран-членов в связи с их недостаточными усилиями по развитию военного потенциала, особенно в передовых областях. А также — в отношении недостаточного сотрудничества друг с другом в области военного строительства, включая национальное военное планирование.

С целью преодоления этих недостатков Европейский Совет поддержал конкретные проекты по развитию потенциала, осуществляемые с участием Европейского оборонного агентства (ЕОА), в том числе «четыре важные инициативы»:

— разработку беспилотных летательных аппаратов на период  до 2020–2025 годов;

— создание потенциала дозаправки в воздухе;

— подготовку следующего поколения правительственной спутниковой связи;

— разработку дорожной карты и конкретных проектов по кибербезопасности.

Помимо этого, для продвижения более систематического и долговременного сотрудничества Европейский совет «предложил Высокому представителю и ЕАО разработать к концу 2014 года основы соответствующей политики в полном соответствии с существующим процессом планирования НАТО»[3].

В то же время в докладе отмечается, что «оборонное сообщество продолжало углублять участие в «горизонтальных европейских проектах», таких как Единое европейское небо и Галилео». «Важность космического пространства возрастает не только для нас, но и для других, особенно для США, которые все больше рассматривают ЕС, как партнера в укреплении безопасности в космосе», — подчеркнуто в документе. В этой связи была отмечена необходимость «оптимального использования» Спутникового центра ЕС для эффективного решения вопросов спутниковой съемки высокого разрешения с целью повысить информированность руководства ЕС в процессе принятия решений и поддержку военных и гражданских миссий и операций.

Таким образом, из доклада следует, что в ЕС происходит не только постоянная корректировка оценки имеющихся угроз, с учетом меняющейся международной обстановки, но и достаточно оперативно выдвигаются новые инициативы по развитию военного потенциала с целью нейтрализации этих угроз. То есть вносятся коррективы и в военное планирование. Другое дело, что эти рекомендации и инициативы необязательно реализуются на практике.

И даже тогда, когда запускаются конкретные программы и проекты, они далеко не всегда ведут к достижению необходимых результатов. Об этом наглядно свидетельствуют критические замечания, высказанные в докладе относительно недостатков сотрудничества и развития потенциала государствами-членами ЕС.

Важно также то, что ЕС в своем подходе опирается не только на элементы динамического прогнозирования, но на динамическое военное планирование. Об этом свидетельствует постоянная корректировка Плана развития потенциала, которая происходит сообразно изменению международной обстановки. С этой точки зрения, методологию военного планирования ЕС, видимо, можно считать наиболее продвинутой по сравнению с США и НАТО. С другой стороны, преимущества такой методологии, в случае ее применения на уровне национальных государств, не до конца ясны.

Дело в том, что военное планирование ЕС носит в основном рекомендательный характер и как таковое не влечет за собой конкретных решений по выделению ресурсов, созданию новых вооружений или изменению структуры вооруженных сил стран-членов. Все эти рекомендации рассматриваются на национальном уровне и, уже потом применяются или не применяются в национальных планах военного строительства. Поэтому ПРП Евросоюза может относительно легко видоизменяться без серьезных финансовых и материальных последствий для кого-либо. Что касается национальных государств, то для них такая постоянная корректировка планов означала бы существенные материальные издержки и даже ущемление интересов влиятельных экономических субъектов. А это делает весьма затруднительным применение динамического военного планирования на национальном уровне.

 В то же время понятно, что критическое изменение международной обстановки иногда требует от государств решительной корректировки имеющихся планов и программ вооружений. С этой точки зрения наличие динамического плана как дополнения к одобренному и реализуемому плану военного строительства может быть полезным. Такой план, постоянно отражающий новые тенденции и изменения международной обстановки, мог бы содержать актуальные рекомендации по созданию новых систем вооружений, совершенствованию структуры вооруженных сил, развертыванию войск и прочее. А это позволило бы, в случае необходимости, быстро внести коррективы в текущий план военного строительства и предпринять оперативные меры, необходимые для парирования новых угроз.

>> Полностью ознакомиться с коллективной монографией ЦВПИ МГИМО “Стратегическое прогнозирование международных отношений” <<


[1] Annual report from the High Representative of the European Union for Foreign Affairs and Security Policy to the European Parliament. Council Of The European Union. 12094/14. Brussels, 23 July 2014 (OR. en).

[2] Ibidem.

[3] Ibidem.

 

03.09.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Европа
  • XXI век