Азиатско-тихоокеанский узел: китайско-американский спор

Версия для печати

Территориальные споры в Южно-Китайском море продолжают находится в центре внимания мировой прессы и в целом политики Азиатско-Тихоокеанского региона.

Активное строительство Китайской Народной Республикой гражданской и военной инфраструктуры на архипелагах Спратли и Парасельских островах, а также военная активность в регионе Соединенных Штатов, игнорирующих определенные Пекином координаты территориальных вод, лишь усиливают и без того напряженную ситуацию. За последние несколько месяцев мировая общественность не раз становилась свидетелем инцидентов с участием военных судов ВМС США и разведывательной авиации, имевших место в регионе Южно-Китайского моря. Все инциденты, к счастью, обходились без непосредственного контакта военных двух стран, однако на дипломатическом уровне Пекин и Вашингтон разыгрывали настоящую дуэль.

С целью более глубокого ознакомления со спецификой происходящих в регионе Южно-Китайского моря событий мы попросили ответить на несколько вопросов доктора исторических наук, профессора департамента международных отношений факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Евгения Канаева:

- Евгений Александрович, какова основная цель политики КНР в регионе Южно-Китайского моря? Решение политического спора, стремление к контролю стратегически важного региона или речь идет о комплексе причин?

- Давая оценку противоречиям, связанным с Южно-Китайским морем, важно понимать специфику самой проблемы. Она состоит из трех основных «ярусов». Нижний представляет собой собственно территориальный спор за отдельные участки суши и моря. В этот спор вовлечены Китай, Тайвань (на правах самостоятельного участника), Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Бруней. Второй «ярус» представляет собой противоречия между Китаем и АСЕАН относительно параметров урегулирования конфликта. В 2002 году стороны подписали Декларацию поведения сторон в Южно-Китайском море, положения которой отвечают интересам Китая в большей степени, чем интересам стран АСЕАН. Вместе с тем, придя к власти, администрация Б.Обамы призвала заменить Декларацию 2002 года на Кодекс поведения сторон в Южно-Китайском море, фактически, пытаясь сплотить АСЕАН на антикитайской основе. Переговоры по замене Декларации 2002 года на Кодекс поведения не привели к заметным результатам. Наконец, верхний «ярус» проблемы – это китайско-американские противоречия. Они касаются главным образом вопроса о свободе судоходства, которая по-разному трактуется в Пекине и в Вашингтоне. Согласно позиции Пекина, свобода судоходства – это свобода торгового судоходства, и Китай не может ее нарушать по определению. Вашингтон, в свою очередь, считает, что свобода судоходства – это свобода беспрепятственного передвижения военных судов США и их союзников, включая те участки, которые Китай обозначил в качестве своих внутренних вод в соответствии с Законом КНР о территориальном море и прилежащей зоне 1992 года.

Если суммировать мотивы Китая активизировать политику в Южно-Китайском море, можно выделить следующие причины. Экономические – разработка ресурсов Южно-Китайского моря, прежде всего, нефтегазовых и биоресурсов. Политико-стратегические – определять правила игры на морских рубежах региона, прежде всего – в пределах т.н. «первой цепи островов», границы которой в Южно-Китайском море совпадают с территориальными притязаниями Китая. Репутационные – подтвердить свои региональные амбиции и статус.

Более сложный вопрос состоит в том, что стоит за строительством искусственных островов, которое Китай осуществляет с конца 2013 года. Ведь Китай прекрасно понимает, что это не усилит его позиции с точки зрения международного права. Здесь можно выделить три причины. Такие сооружения позволяют Китаю создавать на островах военную инфраструктуру, что впоследствии может дать ему основания объявить о т.н. Идентификационной зоне воздушной обороны, как Пекин это сделал в Восточно-Китайском море. Китай может лишить убедительности позицию Филиппин в Международном суде справедливости, т.к. фотографии, представленные там Манилой, будут отличаться от де-факто существующего положения вещей, а когда эти изменения произошли, никто разбираться не будет. Наконец, в диалоге с АСЕАН по замене Декларации поведения сторон в Южно-Китайском море на Кодекс поведения Китай даст понять своим оппонентам, что прокитайские условия урегулирования конфликта не имеют альтернативы.

- Какую цель преследуют США, демонстрируя свой военный потенциал в регионе перед силами КНР?

- Если говорить о ситуации в Южно-Китайском море, то американская политика – на фоне упомянутых действий Китая – определяется следующими мотивами.

Вашингтон хочет подтвердить свою позицию о свободе судоходства, которая, как уже было упомянуто, имеет отчетливое военное измерение. Вашингтон хочет иметь возможность беспрепятственно реагировать на ситуацию в случае гипотетического кризиса в Северо-Восточной Азии, а также убедить своих союзников в незыблемости американских гарантий по поддержанию безопасности (в ее американском понимании) в АТР. Вашингтон хочет устранить нежелательный прецедент для американских интересов в других частях мира (например, в Персидском заливе или Средиземном море), где США занимаются сбором информации военного характера в участках наложения территориальных притязаний различных стран, а также их Исключительных экономических зонах.

Если говорить о практическом измерении американской политики, то США активизировали т.н. «программу FONOP (Freedom of Navigation Operations)», осуществляя демонстрационные проходы своих боевых кораблей через различные участки Южно-Китайского моря. Наиболее заметное мероприятие – проход американского эсминца Лассен вблизи одного из контролируемых Китаем рифов – произошел вскоре после объявления участниками переговоров о Транстихоокеанском партнерстве об их завершении. Сумма этих обстоятельств послужила причиной того, что вопрос о Южно-Китайском море воспрепятствовал принятию Итоговой декларации Совещания министров обороны АСЕАН+8 в ноябре 2015 года.

- Учитывая экономическую и политическую важность региона, существует ли риск обострения напряженности вокруг спорных островов?

- Если говорить о военных акциях, они представляются крайне маловероятными. Скорее, продолжится нынешняя вялотекущая «игра на нервах». Но в целом, время работает на Китай.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

11.04.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Военно-морской флот
  • США
  • Азия
  • Китай
  • XXI век