Азиатско-тихоокеанский узел: Корейский полуостров

Версия для печати

В последние месяцы в мировых СМИ вновь активизировались обсуждения территориальных споров в Восточной Азии, в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Наибольшее внимание уделяется столкновениям интересов в Восточно-Китайском, Южно-Китайском, Японском и Охотском морях. В центре внимания мировой прессы все чаще оказываются территориальные притязания Китайской Народной Республики (КНР), Китайской Республики (Тайвань) и Японии на остров Сенкаку, споры между КНР, Китайской Республики и Вьетнама относительно принадлежности Парасельских островов. Не остаются без внимания и требования японских властей о возвращении островов Курильской гряды.

Так или иначе, в центре этих событий и в целом политики АТР оказывается Корейский полуостров с его противоречиями и сложной судьбой, более полувека назад разделившей корейский народ на два лагеря, на два непримиримых государства. Сегодня политика и КНДР, и Республики Корея приковывает к себе пристальное внимание мирового сообщества, а сам полуостров фактически остается точкой столкновения интересов ведущих мировых держав.

Какое влияние сегодня оказывает на развитие территориальных споров в Азиатско-Тихоокеанском регионе политика КНДР и Республики Корея? Какое место занимает Корейский полуостров в политике Азиатско-Тихоокеанского региона? Каков на сегодняшний день вектор внешней политики Пхеньяна и Сеула? На эти другие вопросы в Интервью центру военно-политических исследований отвечает руководитель Центра корейских исследований ИДВ РАН, кандидат политических наук Александр Жебин:

ЦВПИ: Какое влияние оказывают на вектор внешней политики КНДР и Республики Корея территориальные споры в Азиатско-Тихоокеанском регионе?

Жебин А.З.: Государства Корейского полуострова тоже являются участниками территориальных споров в регионе АТР. Речь, прежде всего, идет об островах Токто, расположенных в Японском море. КНДР и Республика Корея категорически отрицают претензии Токио на эти острова. Притязания Токио на эти острова возникли, когда Япония оккупировала Корею, превратив ее в свою колонию в начале XX века. Корейцы не готовы рассматривать данный вопрос даже в третейском порядке, считая, что такого вопроса как территориальный спор относительно Токто не существует. Предметом спора с Японией, периодически выносимым корейцами на рассмотрение различных международных организаций, является само название моря, которое корейцы требуют называть Восточным, а на картах нередко обозначают как «Восточное корейское море».

Стоит отметить, что вопрос о принадлежности Токто - это одна из немногих международных проблем, по которым у Республики Корея и у КНДР наблюдается практически полное совпадение взглядов. И Северная, и Южная Корея решительно отвергают претензии Японии на Токто. Они также считают, что японские власти сделали недостаточно для того, чтобы «закрыть прошлое», перевернуть трагические страницы истории, когда Япония в ходе Второй мировой войны совершала агрессию против ряда стран Азии и особенно против корейского народа. Как известно, не так давно Япония и Республика Корея договорились урегулировать вопрос о «женщинах для утешения» - кореянках, мобилизованных на работу в борделях для японских солдат в период Второй мировой войны. Но далеко не все в Южной Корее согласны с тем, как было оформлено это решение, и совершенно не приемлют достигнутые договоренности на этот счет власти КНДР.

Возвращаясь к территориальному спору, стоит сказать, что этот вопрос остается острой темой в отношениях между Японией и Республикой Корея. Кроме того, эта проблема - одно из главных препятствий для создания военно-политического союза, который пытаются сколотить в этом регионе Соединенные Штаты. Неутихающие раздоры между Токио и Сеулом по поводу исторического прошлого, не говоря уже о споре об островах Токто, остаются существенной помехой на пути создания этого союза, и Вашингтон пытается всеми силами заставить своих младших партнеров задвинуть эти споры на второй план в интересах завершения формирования военно-политического альянса и более плотного подключения своих союзников к реализации геополитических планов США не только в АТР, но и во всем мире.

Помимо этого, существуют споры относительно разграничения морского пространства и шельфа между Республикой Корея и Китайской Народной Республикой в Желтом море, которые корейцы предпочитают называть Западным Корейским морем.

ЦВПИ: Какое влияние оказывает на развитие Азиатско-Тихоокеанского региона современная политическая ситуация на Корейском полуострове, в частности политика КНДР и Республики Корея?

Жебин А.З.: В настоящее время КНДР взяла курс на приобретение статуса непризнанной, но де-факто ядерной державы. Пхеньян объясняет это сохраняющейся угрозой со стороны Соединенных Штатов. Северокорейцы указывают на то, что после окончания Корейской войны США не изменили своей враждебной политики в отношении КНДР, отказываясь признавать эту страну, проводя в регионе военные маневры, в рамках которых в последние годы практически открыто отрабатываются планы по оккупации Северной Кореи.

Власти КНДР неоднократно призывали положить конец этой политике, заключив мирный договор с Соединёнными Штатами взамен соглашения о перемирии от 1953 года, приостановившего боевые действия в ходе Корейской войны. Это требование обращено в первую очередь к США потому, что южнокорейская сторона не стала подписывать перемирие, настаивая на продолжении войны «до победного конца». Руководивший в тот период Южной Кореей Президент Ли Сын Манн, хотя и полностью зависел от американской поддержки, но был настроен настолько воинственно по отношению к Северу, что отказался подписывать этот документ. Поэтому под ним стоят подписи, с одной стороны - Главнокомандующего северокорейскими войсками Ким Ир Сена и командующего китайскими народными добровольцами Пэн Дэхуая, а с другой стороны – американского генерала, командовавшего войсками ООН в Корее.

Стоит подчеркнуть, что данное командование было создано на основе резолюции, принятой в то время, когда Советский Союз не участвовал в работе Совета Безопасности в знак протеста против председательства в СБ ООН тайваньского представителя, узурпировавшего место КНР. Так как, согласно Уставу ООН, для принятия таких резолюций требуются «совпадающие голоса» пяти постоянных членов СБ ООН, то легитимность данных резолюций подвергается сомнению даже на Западе. Тем не менее, поскольку представитель СССР отсутствовал на заседании и не мог воспользоваться правом вето, командование ООН было создано, и продолжает существовать до сих пор.

Касательно политики Республики Корея в Азиатско-Тихоокеанским регионе, необходимо учитывать, что эта страна связана с Соединенными Штатами договором о взаимной обороне, заключенном в 1953 году. С тех пор на южнокорейской территории находятся американские войска. В настоящий момент их численность достигает 28-29 тысяч человек. Важной особенностью отношений США и Республики Корея является договоренность о том, что в случае возобновления масштабных боевых действий на полуострове вооруженные силы РК автоматически переходят под американское командование. Даже для приведения южнокорейской армии в полную боевую готовность требуется санкция командующего американскими войсками в Южной Корее, который занимает, помимо этого, должности командующего войсками ООН в Корее и командующего объединенным американо-корейским командованием.

События последнего времени показали, что декларации о «стратегическом партнерстве» РК с Россией и Китаем, которые еще совсем недавно были в моде в Сеуле, так и не реализовались на практике. Оказалось, что главным и, пожалуй, единственным стратегическим, причем не партнером, а союзником Южной Кореи были и остаются США. По ключевым военным и политическим вопросам Сеул четко следует в фарватере политики Вашингтона. Об этом говорит и поспешное согласие Сеула на развертывание на юге полуострова элементов американской ПРО вопреки интересам безопасности соседних с РК стран - России и Китая, и описанный выше подчиненный статус южнокорейских вооруженных сил, который недавно решено продлить на неопределённый срок, причем по инициативе самой южнокорейской стороны.

Вместе с тем, с учетом значения китайского и российского рынков для сбыта южнокорейских товаров в условиях нынешнего мирового кризиса, а также роли России как источника получения ряда технологий и сырья, Республика Корея вынуждена лавировать и в какой-то мере учитывать интересы таких держав как КНР и РФ. Именно по этой причине Президент РК Пак Кын Хе присутствовала на военном параде в Пекине в сентябре 2015 г., а страна стала участником инициированного Китаем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Воздержался Сеул и от публичного участия в западных санкциях против России в связи с событиями на Украине, хотя на деле целый ряд ограничений на инвестиции и сделки с Россией были им негласно введены.

ЦВПИ: Какое место занимает Корейский полуостров в политике Азиатско-Тихоокеанского региона?

Жебин А.З.: Значение Корейского полуострова как стратегического плацдарма в Восточной Азии невозможно переоценить. Он является единственным местом, имеющим общую границу и с Китаем, и с Россией. Теперь же, с завершением строительства новейшей военно-морской базы Южной Кореи на острове Чечжудо, американцы и южнокорейцы вместе с Японией фактически обрели возможность заблокировать южные выходы из Японского моря.

С провозглашением политики «возвращения» США в Азию Корейский полуостров постепенно становится одним из важнейших узлов американо-китайских противоречий. Расположенным на нем государствам отводится важное место в планах Соединенных Штатов по созданию «санитарного кордона» вокруг КНР, переориентации оборонной и внешней политики окружающих Китай малых и средних стран на Вашингтон.

Для этого США стремятся, ликвидировав КНДР и объединив Корею под своим патронажем, выйти на сухопутные границы Китая и России в Азии. В то же время в Вашингтоне понимают, что такая акция будет представлять собой посягательство на традиционную сферу жизненных интересов Китая. Будучи неготовым к прямому столкновению с КНР по этой проблеме, Вашингтон пытается, и не без успеха, как показали итоги его совместной с Пекином работы над проектом очередной резолюции, осуждающей КНДР, руками китайцев «удушить» мешающий реализации американских замыслов северокорейским режим. Так Вашингтон китайскими же санкциями хотел бы вымостить себе дорогу на корейско-китайскую границу.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

04.03.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • США
  • Азия
  • Китай
  • XXI век