Анализ и прогноз развития отношений между локальными человеческими цивилизациями в xxi веке как важнейшая часть стратегического прогноза развития международной и военно-политической обстановки в мире

Версия для печати

Глобальная сеть американских союзников и  партнеров составляет уникальную мощь и  обеспечивает международную безопасность и  стабильность[1]

Военная стратегия США. 2015

 

Кризис наступает тогда, когда старый порядок уже умирает, а  новый еще не готов родиться. В  этот период появляется много токсичных образований[2]

А.  Грамши, итальянский политик

Анализ и  стратегический прогноз развития международной обстановки, результаты которого крайне необходимы для текущей политики и  стратегического планирования, может быть адекватным только в  том случае, если он является результатом анализа взаимоотношений многочисленных (как минимум, нескольких тысяч) факторов и  тенденций, влияющих на эволюцию и  формирование международных отношений. Эти многочисленные факторы и  тенденции можно систематизировать, объединив в  четыре основные группы, под решающим влиянием которых и  происходит формирование МО. Выше предлагался рисунок, описывающий модель МО, которая находится под влиянием этих групп. В  начале этого раздела целесообразно повторить его еще раз с  тем, чтобы определить место ЛЧЦ среди других факторов и  тенденций МО (рис. 1).

Рис. 1. Модель МО, формирующаяся под влиянием четырех основных групп факторов и тенденций

Локальные человеческие цивилизации, как видно на рисунке, относятся к  группе факторов  — субъектов МО, в  которую входят нации, государства, союзы и  коалиции. Однако со второй половины XX  века в  этой группе факторов, западная ЛЧЦ, возглавляемая страной-лидером, стала играть решающую роль. Это привело к  тому, что в  конце XX  века стали говорить о  том, что именно характер отношений между ЛЧЦ определяет характер МО, а влияние других групп факторов носит второстепенный характер.

Такой вывод, безусловно, преувеличение. Однако, вместе с  тем, нельзя отрицать, что именно развитие ЛЧЦ в  начале XXI  века стало решающим фактором формирования МО.

Изначально в  таком анализе и  прогнозе важнейшая роль принадлежит как методологии, так и  конкретным методикам, благодаря которым можно учесть и  не абсолютизировать влияние субъективных, иррациональных и  когнитивных факторов, которые не только традиционно играли огромную роль в  политике, но и  которые усилили свое значение в  последние годы благодаря новому этапу технологической революции.

В интересах практической политики можно говорить, что анализ и  прогноз политики ЛЧЦ и  их стран-лидеров, как и  возглавляемых ими политических, экономических и  военных союзов и  коалиций, во многом обеспечивает возможность построения концептуальной модели развития того или иного сценария МО, а  также конкретный анализ их отдельных аспектов (например, военно-политических, финансовых и  экономических).

>>Полностью ознакомиться с аналитическим докладом А.И. Подберёзкина "Стратегия национальной безопасности России в XXI веке"<<


[1] The National Military Strategy of the United States of America.  — Wash.: GPO, 2015. June.  — P. 9.

[2] Цит. По: Макконнелл Б. Сетевое общество и роль государства // Россия в глобальной политике. 2016. Март- апрель.  — № 2.  — С. 137.

 

10.09.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век