Перспективы взаимодействия ОДКБ-НАТО по Афганистану

Версия для печати

В российском экспертном сообществе прочно укоренилось мнение о том, что афганская проблематика является одной из наиболее реальных точек соприкосновения между Россией и НАТО на евразийском пространстве, а характер угроз, исходящих из Афганистана, позволяет привлечь к их отражению не только НАТО, но и такие региональные структуры безопасности, как ОДКБ.

После принятия Новой стратегической концепции НАТО в 2010 году стало очевидно, что большинство угроз, описанных в ней, аналогичны тем вызовам, которые определены и в российских концептуальных документах, а именно: терроризм, нераспространение ядерного и других видов оружия массового уничтожения, производство и торговля наркотиками, оружием и людьми и пр. В рамках региональных структур безопасности созданы соответствующие механизмы взаимодействия для отражения данных угроз. При этом зачастую интересы этих региональных структур, работающих по самостоятельным планам, пересекаются, но не приводят к объединению усилий для совместного использования всех сложившихся механизмов с максимальной эффективностью. Стратегическая концепция НАТО 2010 года также содержит пункт о партнерстве, который декларирует готовность «развивать политический диалог и практическое сотрудничество с любыми государствами и соответствующими организациями во всем мире, которые разделяют нашу заинтересованность в мирных международных отношениях»[1].

Однако при очевидной схожести вызовов и угроз для всех участников международного процесса, подходы к их отражению, а также к ранжированию интересов по приоритетности различны и у государств, и у международных организаций.

К числу российских внешнеполитических интересов на афганском направлении следует отнести следующие:

  • стабилизация ситуации в Афганистане, передача всей полноты власти афганскому правительству и недопущение эскалации конфликта вблизи границ центрально-азиатского региона;
  • сокращение наркотрафика и незаконных миграционных потоков из Афганистана через страны Центральной Азии в Россию;
  • недопущение проникновения криминальных элементов в страны Центральной Азии и дестабилизации ситуации в этих государствах;
  • сохранение и усиление влияния России в странах центрально-азиатского региона, в том числе с помощью таких структур, как ОДКБ и ШОС.

Для США приоритетными направлениями в данном регионе являются:

  • стабилизация ситуации в регионе «Аф-Пак» при сохранении контроля над этим регионом, а также укрепление влияния  в странах региона Центральной Азии;
  • обеспечение лояльности властей Афганистана и Пакистана по отношению к США;
  • реализация экономических проектов в регионе «Аф-Пак»;
  • обеспечение подконтрольности ядерного потенциала  Пакистана, учитывая его близость к региону Ближнего Востока, в особенности, к ядерному Ирану;
  • недопущение усиления террористического элемента в регионе.

При этом, в контексте афганской проблематики США предпочитают действовать, применяя механизм НАТО, а также, используя двустороннее сотрудничество с Россией и со странами Центральной Азии, но не напрямую с региональной структурой ОДКБ. Помимо разных подходов к ранжированию угроз, целей и интересов, нежелание НАТО сотрудничать с ОДКБ объясняется еще и тем, что в глазах Запада эта региональная организация пока не доказала свою эффективность. При наличии механизмов кризисного реагирования и отражения угроз у ОДКБ отсутствует слаженность действий в политическом аспекте.

Трудности сотрудничества уходят корнями в идею создания системы региональной безопасности. Системообразующими компонентами формирования таких структур, по мнению экспертов, являются следующие:

  • географическая общность государств;
  • консенсус по характеру угроз безопасности и методам их отражения;
  • механизмы парирования угроз безопасности.

В период создания НАТО, а позднее – и ОВД данные военно-политические объединения отвечали вышеперечисленным требованиям, хотя и представляли собой противостоящие в условиях биполярности структуры. В эпоху постбиполярности стало очевидно, что старые системы региональной безопасности не отвечают требованиям нового времени. При этом не только произошел распад ОВД, но и в НАТО назрел некий кризис внутренней идентичности. В 1999 году НАТО впервые вышла за рамки задач, определенных в ст. 5 ее Устава, начав не санкционированную СБ ООН операцию в Югославии. В 2002 году НАТО пошла еще дальше, поддержав военную операцию под руководством США в Афганистане и меры по глобальной борьбе с терроризмом, что означало выход за пределы зоны ответственности Альянса, определенной в его учредительном договоре.

Таким образом, сегодня задача территориальной обороны «пространства НАТО» не является для данного блока приоритетной. Постепенно НАТО уходит из Европы и переносит акцент своей деятельности на экспедиционный компонент, становясь структурой глобального масштаба.

Что касается ОДКБ, то несмотря на появление новых типов угроз, а также на проведение таких операций как «Канал» – по пресечению незаконного оборота наркотиков, и «Нелегал» –  по борьбе с незаконной миграцией, единодушия среди стран-членов по некоторым серьезным политическим вопросам не наблюдается. Показателен пример с Белоруссией и Узбекистаном, когда Минск воздержался от участия в сессии Совета ОДКБ в июне 2009 года, на которой принималось решение о создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР), а Ташкент отказался подписывать документ о создании КСОР. И хотя решением остальных шести государств – членов ОДКБ документ был принят, это не является вполне легитимным, т.к. не основывается  на принципе консенсуса между всеми государствами в соответствии с Уставом ОДКБ.

Не вызывает сомнений, что локомотивом в ОДКБ является Россия, и подавляющее большинство инициатив исходит от Москвы. При этом эти инициативы не всегда поддерживаются остальными странами-участниками ОДКБ, несмотря на то, что страны Центральной Азии, как никто другой, должны быть заинтересованы в том, чтобы на приграничных с Афганистаном территориях не было столкновений, чтобы сократить поток незаконных мигрантов и прекратить проникновение наркотиков на территории этих государств. В связи с этим ряд аналитиков ставит вопрос о кризисе идентичности в ОДКБ, когда на декларативном уровне организация как будто работает слаженно, а на инструментальном – поддержки от всех стран – членов организации при реализации принятых решений не наблюдается.

Во многом по этим причинам натовцы предпочитают двустороннее сотрудничество региональному. Кроме того, сами страны Центральной Азии зачастую стремятся сотрудничать с США напрямую, без российского или ОДКБ посредничества.

Учитывая тот факт, что в последнее время США делают очевидный акцент на реализации на территории Афганистана и Пакистана экономических проектов, становится ясно, что происходит изменение подхода Вашингтона и Запада в целом к афганской проблематике, смещение центра тяжести с «жесткой» военной на «мягкую» экономическую составляющую, их адаптация к новому характеру угроз и парадигмы безопасности в этом регионе. России, как государству, стремящемуся к сохранению значимой роли в Центральной Азии, следует, на наш взгляд, учитывать эту тенденцию и не ограничиваться только военным аспектом сотрудничества, а также делать бóльший упор на экономическом взаимодействии.

Не исключаем, что механизмы ШОС могут оказаться более эффективными для сотрудничества с НАТО на афганском направлении, чем инструментарий ОДКБ. С точки зрения интересов России, целесообразным представляется развитие экономических и инвестиционных проектов в рамках ШОС, как в Центральной Азии, так и в Афганистане. Учитывая, что в структуре ШОС крупнейшим участником является Китай, совместные российско-китайские экономические проекты позволили бы сохранить и усилить влияние России в Центральной Азии. Именно опора России на экономическую (в рамках ШОС), а не только силовую составляющую (в рамках ОДКБ), позволит выстроить партнерские отношения в вопросах развития Центральной Азии с другими крупными державами, причем на региональной, а не только на двусторонней основе.

Если вернуться к силовым аспектам сотрудничества с НАТО, то единственным жизнеспособным направлением взаимодействия между НАТО и ОДКБ является, на наш взгляд, борьба с наркотрафиком, идущим из Афганистана в страны Центральной Азии и в Россию. По этому направлению возможно заключение соглашения между двумя этими структурами. Тем более, что начало такому сотрудничеству было положено в конце октября 2010 года, когда США и Россия провели совместную операцию на территории Афганистана, в результате которой была пресечена деятельность четырех нарколабораторий и уничтожено около одной тонны героина и более 150 кг опиума[2].

О сотрудничестве между ОДКБ и НАТО в деле борьбе с наркопотоком из Афганистана заявлял и Министр иностранных дел России С.В. Лавров во время своего выступления на неформальном заседании Совета министров иностранных дел стран ОДКБ 25 марта 2010 года. «…этот вопрос присутствует и в тех предложениях, которые ОДКБ уже несколько лет назад сделала НАТО, в том числе о необходимости наладить взаимодействие в режиме реального времени с учетом проводимой членами ОДКБ операцией «Канал» по внешнему периметру афганских границ с целью перехвата наркокараванов. Учитывая, что НАТО работает внутри Афганистана, являясь костяком международных сил содействия безопасности, в чью задачу входит пресечение наркоугрозы, такое взаимодействие, конечно, было бы обоюдополезным»[3].

НАТО с большей вероятностью согласится на региональное сотрудничество с ОДКБ, если за основу принять именно проблему наркотрафика, реализуя при этом и иные интересы России в рамках других региональных структур, существующих на территории постсоветского пространства (прежде всего, ШОС).

М.В. Небольсина


[1] Подробнее см.: Стратегическая Концепция Обороны и Обеспечения Безопасности Членов Организации Североатлантического Договора, http://www.nato.int/cps/ru/natolive/official_texts_68580.htm

[3] См.: Стенограмма выступления и ответов Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на вопросы СМИ по итогам неформального заседания Совета министров иностранных дел Организации Договора о коллективной безопасности (СМИД ОДКБ), Москва, 25 марта 2010 года,

 http://www.embrus-az.com/vneshnaya-politika/751-stenogramma-vystupleniya-i-otvetov-ministra.html

 

© ИМИ МГИМО (У) МИД РФ

  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Глобально
  • Россия
  • НАТО
  • СНГ
  • Азия